1
2
3
...
11
12
13
...
73

В сильной руке нуждалась сама Генриетта, вдова сэра Найджела Уоллингфорда. Она требовала гораздо больше внимания Хейдена, нежели самые сложные финансовые проблемы.

Узнав после смерти мужа о том, что ее доходы существенно сократятся, Генриетта понимающе кивнула, но тратить меньше не стала. В качестве ее поверенного Хейден страшился поездок в Суррей, после которых журил тетку за непомерные траты. Та выслушивала его замечания с выражением досады на лице, а потом счастливо о них забывала.

Сейчас она вместе с дочерью сидела напротив Хейдена, и тот имел возможность ее разглядеть. Огромная шляпа почти полностью скрывала ее светлые волосы, а широкие, загнутые под острым углом края непрерывно били Кэролайн по щеке. Самая широкая во всей истории шляпной индустрии красная лента опоясывала высокую тулью, зрительно уменьшая ее. Нелепое пышное перо свешивалось со шляпы широкой дугой, щекоча изящный подбородок Генриетты. Женщина была хрупкой особой с маленьким лицом и тонкими чертами, поэтому казалось, что вес шляпы неминуемо пригвоздит ее к земле.

Без сомнения, тетя считала шляпу роскошной, стоящей каждого потраченного на нее пенни. Она не понимала, что шляпа старит ее. Будучи младшей сестрой покойной матери Хейдена, она в свои тридцать шесть сохранила внешность юной девушки, но в этой шляпе ей можно было дать все пятьдесят.

– Ты уверен, что французский этой наставницы безупречен? – спросила Генриетта. – Кэролайн нужны твердые знания.

– Мисс Уэлборн обладает всеми необходимыми навыками.

Вообще-то Хейден не знал, насколько хорошо мисс Уэлборн владеет французским. Но она сказала, что ее образование позволяет получить место наставницы, и Хейден не имел оснований сомневаться в ее словах. Более того, он подозревал, что она с легкостью выучит французский за пару недель, если поймет, что ее знаний недостаточно.

– Надеюсь, она не похожа на миссис Брэкстон, – пробормотала Кэролайн. Тихая и бледная, она была неразговорчива. Хейдену даже казалось, что эта молоденькая девушка, почти ребенок, которую он видит перед собой, не настоящая Кэролайн, а лишь ее бесцветная копия, лишенная воли присутствием матери.

– Уверена, мисс Уэлборн будет совсем не такой, как твоя последняя наставница, – сказала Генриетта. – Хейден, должно быть, пообещал ей что-то необычное, чтобы уговорить помочь нам. – В бледно-зеленых глазах женщины вспыхнули радостные огоньки. Из-за этого ее лицо почти постоянно носило выражение мечтательности и отрешенности. – Мы в городе, дорогая, а это совершенно другой мир. Миссис Брэкстон ни за что не справилась бы здесь со своими обязанностями. Вот почему Хейден нашел для нас этот дом и достойную уважения мисс Уэлборн.

Она одарила Хейдена нежной и благодарной улыбкой. Генриетта полностью доверяла племяннику, всецело зависела от него и ждала, что он будет потакать малейшей ее прихоти. Она была настоящим бедствием, и каждый раз с покаянным выражением лица перекладывала проблемы на его плечи.

Хейден ничуть не сомневался, что точно так же она обращалась со своим покойным мужем. Взгляды, полные обожания, витиеватые объяснения, попытки смягчить его с помощью лести. Все, что присуще настоящей женушке, владеющей искусством манипулировать мужчиной. Ему нравилась Генриетта. Он даже находил ее забавной. И все же шесть лет в качестве ее поверенного многому научили Хейдена. Теперь он знал, какой может быть в замужестве женщина, и это окончательно отбило у него охоту к женитьбе.

– Вот он, – провозгласила Генриетта, когда экипаж остановился на Хилл-стрит. – Вчера я велела кучеру провезти меня по этой улице. Дом достаточно симпатичный и подходящего размера, не правда ли, Кэролайн? Конечно, он расположен не на площади. Я надеялась, что… Ну, раз Хейден считает, что этот дом нам подойдет, без сомнения, так оно и есть.

Хейден знал, на что она надеялась. И его брат Кристиан тоже это знал.

Тетя Хен достаточно долго тянула с переездом в Лондон. В результате найти подходящий дом оказалось почти невозможно. Кристиан подозревал, что у его тетки есть на то свои скрытые мотивы, и был уверен, что, оставшись без жилья в разгар сезона, она бросится к его ногам с просьбой приютить их с Кэролайн у себя.

Три недели назад Кристиан объявил о том, что ее переезд в его дом невозможен ни при каких условиях. Он согласился помочь с устройством бала для Кэролайн, но жить под одной крышей со взбалмошной и назойливой теткой категорически отказывался.

Дом Лонгуорта решил наболевшую проблему. Дом помог Тимоти Лонгуорту возместить ущерб, нанесенный фонду Генриетты, о котором она так и не узнала. Тетя Хен была уверена, что Хейден купил дом на деньги, хранившиеся в банке.

Выходя их экипажа, Хейден раздумывал над дальнейшим развитием событий. Если повезет, Кэролайн получит предложение руки и сердца уже в этом сезоне, и Генриетта вернется в Суррей. Дом можно будет продать и возместить украденный Лонгуортом трастовый фонд. А если судьба действительно ему улыбнется, то после замужества Кэролайн Генриетта подыщет мужа и для себя. В этом случае Хейден передаст бразды правления ее новоиспеченному супругу.

Мужчина помог тетке и кузине выйти из экипажа. К тому времени как они вошли в дом, слуги выстроились в холле, чтобы поприветствовать новую хозяйку.

Генриетта внимательно оглядела слуг. Хейден оставил на службе Фолкнера, но в остальном весь обслуживающий персонал был новым.

Когда подошла очередь мисс Уэлборн, Хейден вышел вперед и представил дам друг другу. Он был заинтересован в том, чтобы они поладили. Ведь в случае удачи он надеялся на то, что Генриетта перестанет ему докучать.

Тетя Хен оглядела новую компаньонку с головы до ног. Мисс Уэлборн выдержала это с достоинством.

– Это моя дочь Кэролайн, – сказала тетя Хен, выталкивая девушку вперед. – Нам пришлось отложить свой приезд, потому что образование дочери требует повышенного внимания. Надеюсь, вы сможете исполнять роль ее наставницы.

– Смогу, миссис Уоллингфорд.

– Я слышала, вы лишь недавно занялись подобной деятельностью. Вы ведь кузина бывшего хозяина дома, не так ли?

Хейден не знал, что Генриетте это известно. Ведь она приехала в город лишь два дня назад.

Фиалковые глаза мисс Уэлборн стали почти черными, но в остальном она никак не выказала своего состояния.

– Да, мадам.

– Ну, об этом мы еще поговорим. У меня нет причин ставить под сомнение уверенность моего племянника в ваших способностях.

– Благодарю вас, мадам.

Хен двинулась дальше, к слугам, горничным и повару. Хейден наблюдал за происходящим из дальнего угла холла, но все его внимание было сосредоточено на мисс Уэлборн.

С того самого момента, как они вошли в дом, ее взгляд не дрогнул. Хейден догадался, что она смотрит на какое-то пятно на стене, находящееся рядом с ним. Даже когда Хен разговаривала с ней, взгляд ее фиолетовых глаз оставался неподвижным. Она терпела происходящее, но ничего не видела вокруг.

Хейден восхищался ее самообладанием и еле заметной надменностью. Да, она стояла в одном ряду со слугами, но только слепому не бросилось бы в глаза ее отличие от остальных. Без сомнения, его тетка сразу же это почувствовала и попыталась слегка уколоть девушку.

Взгляд мисс Уэлборн незаметно перекочевал на него, и Хейден увидел в нем гнев, смешанный с гордостью. «Не смейте жалеть меня, – говорил этот мимолетно брошенный на него взгляд, – вы меньше чем кто бы то ни было имеете на это право».

Ее негодование готово было одержать верх в нелегкой борьбе с самообладанием. Поэтому, подойдя к девушке, Хейден увел ее с того места, где она стояла. Оттуда, где она вынуждена была проявлять раболепие.

– Похоже, вы все держите под контролем. Это достойно восхищения. – Хейден имел в виду ее саму, а не хозяйство, и мисс Уэлборн, казалось, поняла его. На ее лице снова возникло выражение безразличия, а взгляд вновь нашел невидимую точку на дальней стене.

– Фолкнер пошел проследить, чтобы остальные слуги были готовы, – тихо произнесла девушка.

12
{"b":"382","o":1}