ЛитМир - Электронная Библиотека

В этот момент раздался стук в дверь. Николсон бросил испепеляющий взгляд на лакея, посмевшего вторгнуться в его святая святых. Однако молодой человек не смутился.

– Маркиз настоятельно просит спуститься вас вниз, лорд Хейден.

Формальность этого требования была весьма необычна, но еще более необычным было то, что Кристиан вообще решил что-то потребовать. Его брат никогда не исполнял роль аристократа так отвратительно.

– И где же Истербрук собирается дать мне свою драгоценную аудиенцию?

– В столовой, сэр. Он завтракает.

В девять часов утра? В Хейдене проснулось любопытство. Что же заставило его брата подняться столь рано?

Он попросил Николсона поторопиться и со скучающим лицом ждал, пока тот смахнет последнюю пылинку с его ботинок. Что-то нарушило привычную рутину, и камердинер изо всех сил постарался придать хозяину приличествующий случаю вид.

Наконец, одетый и готовый к выходу из дома, Хейден сунул в карман маленький сверток и спустился вниз, чтобы исполнить каприз старшего брата.

Распахнув дверь столовой, он нашел Кристиана лениво поедающим завтрак, состоящий из хлеба и рыбы. Как и ожидалось, маркиз был одет неформально, хотя на этот раз экзотический наряд сменили брюки и домашний халат. И все же в отсутствие галстука, с расстегнутым воротом рубашки и волосами, в беспорядке торчащими в разные стороны, он выглядел так же непристойно, как если бы на нем не было ничего, кроме набедренной повязки. Его облик производил подобный эффект еще и оттого, что Кристиан был не один в столовой. В комнате находилась посетительница.

– А вот и Хейден, – сказал Кристиан. – Погляди-ка, кто к нам приехал. Тетя Генриетта любезно нанесла нам визит. Она специально выбрала столь ранний час, чтобы не нарушить мои планы. Вы так внимательны, тетя Хен. Зачастую мне приходится коротать утро в одиночестве. Я слишком долю не встаю с постели, и вокруг меня царит мирная тишина.

Возможно, Хен и услышала в голосе племянника сарказм, однако виду не подала.

– Я очень благодарна за то, что ты согласился принять меня. Теперь мне гораздо спокойнее.

– Тетя Хен вне себя от горя, Хейден. В ее доме произошла трагедия.

– Ну, не совсем трагедия…

– Не надо, не надо, не старайтесь быть мужественной, тетя Хен. Вот ее слова: «У нас случилась ужасная трагедия, и как глава семьи ты должен что-то сделать». – Кристиан безмятежно посмотрел на брата. – Как только мне сообщили об этом, я тотчас же встал с постели и все свое внимание сосредоточил на этой беде.

– Вообще-то это действительно трагедия, – сказала тетя Хен. – Потому что теперь уже нельзя исправить то, что сотворила эта ветреная женщина.

– Женщина? – переспросил Хейден, сомневаясь, что он действительно выглядит так невинно, как старается.

– Мисс Уэлборн. – Веки Кристиана слегка опустились, когда он глотнул кофе. Казалось, прошла целая вечность, прежде чем он заговорил снова. – Похоже, она решила отказаться от должности.

– И ничто не предвещало беды, – вскричала Хен. – Когда вчера вечером она сказана, что будет продолжать заниматься с Кэролайн, я подумала, она намекает на то, что уволится по окончании сезона. Я подумала, она говорит так, чтобы я смогла вовремя подыскать другую наставницу на предстоящее лето. Однако сегодня, прежде чем сесть в экипаж и уехать, она заявила, что будет приезжать днем, но к концу недели съедет окончательно.

– Вы говорите, она уехала в экипаже? – спросил Хейден.

– Да, это еще одна головная боль. Она собралась уволиться в конце недели и тем не менее взяла выходной день. Нахалка! Я погибла. Дебют Кэролайн загублен. – Хен встала со стула и принялась нервно расхаживать вокруг Истербрука.

Не обращая внимания на нависшую опасность, Кристиан продолжал разделывать рыбу.

– Вы должны успокоиться. Хейден здесь. Он все уладит. Не так ли, Хейден?

– Конечно. – Черт, если бы только он знал, как это сделать. Он не ожидал, что Алексия выкинет нечто подобное. – А почему вы не пришли сразу ко мне, тетя Хен?

На лице Генриетты появилось надменное и вместе с тем оскорбленное выражение.

– Я подумала, что лучше обратиться с этим к Истербруку. В конце концов, он глава семьи. В последнее время у тебя совсем не находилось для нас времени. Я не хотела навязываться тебе еще больше.

– Она просто постаралась проявить вежливость, Хейден. – Все внимание Кристиана сосредоточилось на изысканных, ловких, словно у хирурга, движениях рук, разделывающих рыбу. – Она намекает на беспокойство по поводу решения мисс Уэлборн. Мне кажется – извините, если я ошибаюсь, тетя Хен, – она считает, что ты каким-то образом причастен к этому.

В столовой повисла тишина. Кристиан положил в рот кусок рыбы, а Генриетта вспыхнула до корней волос и, поджав губы, уставилась в окно.

– Вы действительно так считаете, тетя Хен? – спросил Хейден, понимая, что ответ припрет его к стенке.

– По-моему, ты не справился вчера с этой поучительной беседой, о которой я тебя просила. Мне сказали, ты приезжал, когда я была у мадам Тиссо.

– Поучительной? – Кристиан оторвался от тарелки и с любопытством посмотрел на брата. – Хейден, ты ругал за что-то нашу достойную уважения мисс Уэлборн? Женщину, которая стоит того, чтобы ей платили целое жалование и еще половину? Женщину, которая настолько ценна, что может в любое время пользоваться экипажем?

– Хен попросила…

– Чтобы ты поговорил с ней об успехах Кэролайн во французском языке, а не выгонял ее из дома, – закричала Хен. – Должно быть, ты говорил с ней слишком сурово, раз она уезжает, не дождавшись новых платьев, которые подарил ей Истербрук.

Рука Кристиана с зажатой в ней вилкой застыла на полпути ко рту. Хен потрепала его по плечу:

– Ты был так добр к ней, что она могла бы выразить свою благодарность, обращаясь с семьей более честно. Одна только меховая муфта стоит не меньше двадцати фунтов. И почему это женщина в столь бедственном положении решила отвергнуть подобную щедрость?

– Действительно, почему? – Хитрая улыбка Кристиана была предназначена одному только Хейдену.

Хен вновь начала расхаживать по столовой.

– И что нам теперь делать? Нельзя оставлять ее работать наставницей. Мы ведь не какие-то там торговцы. – Генриетта воздела руки к небесам. – Истербрук, ты должен найти Кэролайн другую наставницу.

Кристиан слабо улыбнулся лежавшей на тарелке рыбе. А Хен внезапно стала невероятно деловитой.

– Я думаю, нам подойдет только такая наставница, которую нанимала раньше семья с самым высоким положением в обществе и кристально чистой репутацией.

Истербрук уставился на нож, который держал в руке.

– Нам придется жить здесь. Иначе нам не привлечь на службу наставницу, обладающую надлежащим образованием и рекомендациями.

Истербрук положил на стол вилку и нож.

– А не проще ли успокоить вашу нынешнюю наставницу и уговорить ее остаться?

– Как я смогу ее уговорить? Я даже не знаю, почему она решила вдруг нас бросить.

– Хейден выяснит причину и поговорит с ней. – Взгляд темных, понимающих глаз сосредоточился на Хейдене. – Не правда ли, Хейден?

Экипаж остановился перед симпатичным домиком в Оксфордшире. Из него вышла Алексия с перекинутой через руку корзинкой.

– Деревня находится в миле отсюда вниз по дороге, – объяснила она вознице. – Можете накормить там лошадей и отдохнуть. А за мной приезжайте через три часа.

С этими словами Алексия направилась по выложенной камнями дорожке, ведущей к дому меж рядами деревьев, погрузившихся в сон в преддверии наступающей зимы. Квадратный дом довольно внушительных размеров располагался на двадцати акрах земли на окраине деревеньки Уотлингтон.

Он принадлежал процветающей дворянской семье. Два поколения назад эта семья таковой и была. Более того, ее собственностью также являлась и пахотная земля, на несколько миль простиравшаяся вокруг дома.

Дверь дома распахнулась, и на улицу выбежала Роузлин, раскинув руки и смеясь от счастья. Девушки крепко обнялись.

31
{"b":"382","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Поющая для дракона. Пламя в твоих руках
Псион
Замуж не напасть, или Бракованная невеста
Разбойник с большой дороги. Кадетки
Храню тебя в сердце моем
Письма моей сестры
Стеклянная республика
Assassin's Creed. Ересь
Счастье