ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Бегущая по огням
Большая книга «ленивой мамы»
Судный мозг
Отголоски далекой битвы
Стойкость. Мой год в космосе
Стражи Галактики. Собери их всех
Неправильные
Сестра
Тайна моего мужа

– Что ж, это все объясняет.

– Немного странно, что долг был погашен вскоре после смерти Бена. Разве он не должен был перейти к Тимоти?

– Оставшаяся сумма могла оказаться столь незначительной, что человек, которому Лонгуорты задолжали, мог просто-напросто ее простить. А может быть, вообще Бен выплачивал эти деньги только потому, что того требовал долг чести, а не потому, что это было необходимо.

– Очень похоже на Бена. Честнее его не было человека.

– Образец добродетели. – Хейдену удалось скрыть сардонические нотки в голосе.

В его интересах было рассказать Алексии всю правду о Бене. Но ему стоило только вспомнить ее слезы в мансарде, чтобы он понял: Алексия никогда не узнает правду из его уст. Открыв истинное положение дел, он нарушил бы слово, данное Тимоти, но слово чести было ничто по сравнению со слезами девушки. Он не хотел причинить Алексии боль.

– Алексия, нам надо обсудить предстоящую свадьбу.

– Не нужно пышного торжества. Только близкие родственники и простое объявление в газете, если не возражаешь. Все и так поймут, что ты женишься на бедной гувернантке только потому, что того требует долг чести.

– Сделаем так, как ты захочешь. И все же в этом сезоне нам придется устроить у себя бал, так что закажи себе дорогое платье. Очень дорогое.

– Чтобы компенсировать скромное венчание?

Да. Чтобы компенсировать пропущенный в юности дебют и все женские капризы и радости, которые Алексия всегда отрицала.

– Таким образом, я смогу представить тебя своим друзьям.

Алексия слабо улыбнулась. Упоминание о необходимости быть представленной в обществе заставило ее вновь погрузиться в размышления. Она прервала молчание, лишь когда колеса экипажа загрохотали по мостовым Лондона.

– Мы провели вместе несколько часов, а ты даже не попытался поцеловать меня.

– А ты ждала, что я снова начну тебя соблазнять? – На протяжении всего пути Хейден едва сдерживался, чтобы не броситься на Алексию, но скорее откусил бы себе язык, чем признался бы в этом. Страсть могла пройти, а могла вообще ничего не значить, но в этот самый момент она полностью подчинила его себе, хотя он даже не мог предположить, что подобное возможно.

– Я подумал, что следует подождать до тех пор, пока мы не поженимся.

Подобное заявление развеселило Алексию.

– Значит, я снова невинная девушка? Очаровательное лицемерие, но я ценю твою заботу о моей чести.

– Ты ведь пожелала пожениться быстро и без лишней суеты, поэтому мне не придется ждать долго. А раз так, я могу позволить себе проявить благородство.

Алексия засмеялась. Лучи заходящего солнца упали на ее лицо, и их золотистый свет прогнал из ее глаз озабоченность, омрачавшую их на протяжении всего дня.

Хейден не поехал на Хилл-стрит. Вместо этого он отвез Алексию к Истербруку. Она не спросила зачем. Он был не из тех, чье решение можно было поставить под сомнение. Хейден усадил девушку в гостиной, где еще совсем недавно она оспаривала свое право пользоваться экипажем.

– Я распорядился насчет ужина, – пояснил Хейден. – А также послал за своими братьями.

– Собираешься объявить о помолвке по всем правилам?

– Совершенно верно.

– Может, будет благоразумнее известить их с глазу на глаз?

– Благоразумие никогда не отличало мое отношение к тебе, и, я думаю, не стоит изменять правилам ради моих братьев. Или ты опасаешься увидеть их изумление? Уверяю тебя, если они и будут ошеломлены, к тебе это не имеет никакого отношения.

Держался Хейден раскованно, без намека на напряжение. Очевидно, его позабавила перспектива удивить братьев.

Спустя несколько минут в гостиную вошел молодой человек лет двадцати пяти от роду. Их никогда не представляли друг другу, но Алексия сразу узнала в нем лорда Эллиота Ротуэлла, не по годам мудрого автора прославленной книги о последних годах римской армии в Британии.

Он нисколько не походил на ученого, хотя Алексия вполне могла представить себе, как его темные, задумчивые глаза принимают отрешенное выражение, свойственное людям науки. Возможно, его пристальное внимание к моде вполне соответствовало источнику его популярности. Удобный покрой темного серого сюртука длиной до колен, застегивающегося на две пуговицы, лишь недавно вошел в моду. А подстриженные каскадом темные густые волосы выдавали в нем молодого щеголя-горожанина.

Хейден представил Алексию брату. Эллиот оказался очень приятен в общении, что было весьма неожиданно для человека, одетого и ведущего себя так, как он. От его дружелюбной улыбки робость Алексии исчезла. Он стал расспрашивать девушку о своей тетке, но Хейден его перебил:

– Эллиот, мисс Уэлборн приняла предложение выйти за меня замуж.

Удивление Эллиота было заметным, но недолгим.

– Чудесная новость. Жду не дождусь того дня, когда смогу назвать вас своей сестрой, мисс Уэлборн. Вы уже обсудили предстоящее венчание, Хейден?

– Мы поженимся, как только я получу соответствующее разрешение.

– В таком случае я останусь в городе еще на пару недель. Ты уже сказал Кристиану?

– Я попросил его спуститься вниз, чтобы сообщить эту новость.

– Не думаю, что он выполнит твою просьбу. Сейчас как раз один из таких дней.

– Если он не спустится к нам, я поднимусь к нему. Не хочу, чтобы он узнал о моей помолвке от вечно сплетничающих слуг. Составишь компанию мисс Уэлборн, Эллиот?

Хейден оставил Алексию в обществе младшего брата. Девушка постаралась вспомнить как можно больше удачных шуток, чтобы заполнить время до возвращения Хейдена. Эллиот изучал ее, как человек, только что поймавший бабочку и пытающийся определить, к какому виду она принадлежит.

– Он соблазнил вас?

Вопрос застал Алексию врасплох. Она выбрала определенную манеру поведения, которая должна была служить ей щитом во время этого визита. Но теперь этот щит стал вдруг невероятно тонким и уже не защищал ее.

– Принимая во внимание внезапность нашего предстоящего бракосочетания и тот факт, что мы с вами никогда раньше не встречались, я не могу винить вас в том, что вы интересуетесь подобными вещами. Хотя и не ожидала, что вопрос будет задан так бесцеремонно.

– Поразительно. – Внезапно пойманный экземпляр чрезвычайно заинтересован Эллиота.

– Понимаю, что я – совсем не то, что вы ожидали.

– Я вообще ничего не ожидал, кроме того, что Хейден никогда не женится. Меня поразил не его выбор, а импульсивность. Четыре или пять лет назад – возможно. Но теперь… Право, удивительно.

– Но его поступок не вызвал у вас неудовольствия.

– Ни малейшего. Если, конечно, вы не заставите его всю жизнь сожалеть о минутном безумстве.

Этот человек выбрал весьма необычный способ получить подтверждение своих слов. И все же они до сих пор стояли на перепутье. Он потребовал от нее такого, чего даже Хейден не решался просить. Иными словами, он дал понять, что ожидает от нее верности, но в то же время намекнул, что верность не вечна.

Алексия приняла предложение, не понимая в полной мере, какие обязанности оно за собой влечет. Только теперь они начали неясно вырисовываться на горизонте. А обнаженная правда ее решения всем своим весом давила на нее.

Это будет настоящий брак. И он будет означать вечность, хотя Алексия и не хотела принимать этого факта. Она будет обязана подарить Хейдену не только временную верность и право на собственное тело. Статус супруги подразумевал нечто большее.

Алексия взвесила свой ответ будущему деверю. Он был так же важен для нее, как и для него. Она прислушалась к своему сердцу, чтобы понять, что именно она может честно пообещать.

– Я постараюсь стать хорошей женой, если вы это подразумевали своим вопросом. – Слова Алексии прозвучали неубедительно, но сердце бешено колотилось.

Одобрительная улыбка Эллиота немного приободрила ее, и все же она отказалась снять с себя защищающие ее доспехи. Она слишком отчетливо ощущала ожидающие ее перемены в жизни. И все же, несмотря на прямоту Эллиота, Алексия почувствовала, что между ними возникла некая взаимосвязь. Что она сможет обрести в лице деверя союзника и друга на долгие годы.

37
{"b":"382","o":1}