ЛитМир - Электронная Библиотека

Внезапно в душе Алексии вспыхнуло негодование. Она дернула чулок, который в это время снимала, и он порвался.

– Мы пошлем твою служанку за новыми чулками в близлежащий город, – успокоил ее Хейден.

Алексия оглянулась на мужа. Он почему-то не спешил раздеться. Устроился в кресле в брюках и рубашке, водрузив локоть на подлокотник. Подперев подбородок большим и согнутым указательным пальцами, он, казалось, о чем-то размышлял.

Хейден наблюдал за тем, как Алексия раздевается. Девушка опустила глаза и посмотрела на свою обнаженную ногу, стоявшую на кресле. Нижняя сорочка приподнялась на бедрах, едва прикрывая интимные части тела. Хейден наверняка мог разглядеть сквозь тонкую ткань темневшие соски и покрывающие лоно волосы.

Собственное поведение показалось Алексии поистине скандальным. Губы Хейдена медленно расплылись в улыбке, когда он осознан, в каком невыгодном положении оказалась его жена. Эта улыбка делала его еще красивее.

Ощутив, что ее лицо залила краска стыда, Алексия отложила в сторону разорванный чулок. Опустила ногу на пол и поставила на кресло другую. Внезапно процесс раздевания показался ей не таким уж обыденным и прозаичным. Он таил в себе силу обольщения. Их ждала постель, и не только. Они оба знали об этом. Казалось, тишина звенела от того, что должно было произойти.

Алексия спустила второй чулок. К тому моменту, как ее рука коснулась стопы, она вдруг поняла нечто очень важное. Это было словно озарение, словно истина, до поры неведомая ей.

Сидевший перед Алексией мужчина хотел именно этого и еще немного. Он сам сказал ей об этом, когда делал предложение. Хорошая жена та, которая прежде всего податлива и чувственна в постели. Если Алексия будет удовлетворять Хейдена, ее ждет прекрасная жизнь. Если нет – она станет помехой на его пути.

Алексия наклонилась, чтобы снять с ноги чулок. С ужасом осознав, что сорочка задралась еще выше, обнажив ягодицы, девушка бросила взгляд в сторону Хейдена.

Выражение его лица стало напряженным и сосредоточенным. Алексия опустила ногу и уже открыто взглянула на мужа:

– Я не знала, что мужьям нравится понаблюдать за женами в такие моменты. Никто мне об этом не говорил.

– Вообще-то подобная практика не слишком распространена.

– Значит, мужья могут смотреть в отличие от жен?

– Что-то вроде этого.

– Похоже, у нас будет по-другому.

– У нас будет так, как ты пожелаешь, Алексия. Мы можем задернуть шторы, если хочешь. Можешь спрятаться от меня в гардеробной и закутаться в халат. Можешь быть робкой и стеснительной.

Хейден разрешит ей это, но он предпочел бы отнюдь не скромную жену. Сегодня он повел себя так намеренно. Ведь их связывала лишь страсть, и ничего больше. Только поэтому Алексия была здесь.

– Я не стану прятаться, Хейден. И не буду робкой и стеснительной. Я готовилась к тому, чтобы стать твоей любовницей, а ты сделал меня своей женой. Будет несправедливо, если тебе придется пожертвовать своим удовольствием для того, чтобы все выглядело благопристойно.

– Я не собирался жертвовать слишком многим, даже если бы тебе захотелось быть поначалу робкой. У меня впереди целая жизнь, чтобы обучить тебя премудростям любви.

Намерения Хейдена были предельно ясны.

– Ты говоришь так, словно хочешь увидеть в моем лице и любовницу, и жену одновременно. Этакая жена-куртизанка.

Слова Алексии были вознаграждены чарующей улыбкой.

– Я бы не рассматривал это под таким углом. Но предложение соблазнительное.

Огонь в глазах Хейдена говорил о том, что он всерьез рассматривает подобную перспективу. Уверенность Алексии мигом улетучилась. Она произнесла эти слова, не подумав.

– Ты сказал, что мы обсудим детали. Полагаю, твое обещание все еще в силе, – добавила Алексия.

– Конечно. Например, прямо сейчас я хочу, чтобы ты сняла сорочку. Но ты можешь отказаться.

Если она снимет сорочку, то останется в чем мать родила. При дневном свете!

– Такой смелой женщине, как ты, ничего не стоит исполнить мою просьбу, – сказал Хейден. – Это сущий пустяк для женщины, которая отказалась прятаться и скромничать. А уж жена-куртизанка и вовсе не упустила бы возможности продемонстрировать свою красоту.

Хейден дразнил ее. Бросал вызов.

Возбуждал ее.

Алексия стояла перед ним почти нагишом, и от этого все ее тело покалывало от сладостного предвкушения, а кровь быстрее потекла по жилам.

Хейден действительно просил о пустяке. От его взора и так уже мало что могло укрыться. И все же лицо Алексии запылало краской стыда, когда она коснулась тесемок сорочки и потянула их вниз. Сорочка упала к ее ногам, и Алексия замерла.

– Ты удивительная женщина, Алексия. И очень красивая.

Хейден поднялся с кресла и двинулся навстречу жене. При взгляде на его лицо у Алексии сердце едва не выпрыгнуло из груди. Она попыталась прикрыть наготу руками, но было уже поздно. Хейден крепко обнял ее и, погрузив пальцы в волосы жены, слился с ней в неистовом поцелуе.

Это был ошеломляющий поцелуй, страстный и откровенно собственнический. Это был поцелуй мужчины, уверенного в том, что ему ответят, и Алексия не смогла сдержаться. В то время как Хейден овладевал ртом жены, его руки скользили по ее телу. Хейден проложил новые тропинки наслаждения на спине и плечах Алексии, на ее ягодицах и покрытых влагой бедрах.

Нарастающее с каждой минутой желание ввергло ее в состояние транса. А ее нагота делала происходящее еще более эротичным. Ее тело отзывалось на каждое прикосновение, на каждую ласку, а потом принялось с новой силой молить о большем.

Ладонь Хейдена накрыла грудь девушки, и наслаждение стало более изысканным. Мужчина привлек жену к себе, приподняв ее так, чтобы покрыть ее шею и плечи горячими, настойчивыми поцелуями. Сила охватившего Алексию желания, смешанного с облегчением, была такова, что девушка едва не лишилась рассудка. Она не замечала того, что они движутся, до тех пор, пока кровать не уперлась ей в ноги. Хейден легонько толкнул ее, и Алексия упала на постель.

Хейден сорвал с себя остатки одежды, но Алексии показалось, что восхитительное действо не прерывалось ни на секунду, а ее муж так и не разжал объятий. Его взгляд возбуждал Алексию не меньше его губ и рук. Она лежала на постели, обласканная его глазами, и наблюдала за тем, как из-под рубашки появляется обнаженное тело. Алексия, словно завороженная, смотрела на перекатывавшиеся под кожей упругие мускулы. Она видела обнаженные мужские тела только в музее, и теперь удивлялась тому, насколько виденные ею скульптуры и картины были близки к реальности в изображении мужской силы и мощи.

Взгляд Алексии остановился на шраме, нарушавшем совершенство линий. Очень длинный, но на удивление тонкий, он пересекал торс Хейдена от правого плеча до левого бедра, напоминая половину буквы «X».

– Я заработал этот шрам на войне. На спине есть еще один.

– Похоже, рана была неглубокая.

– Меня не собирались убивать. – Хейден начал расстегивать брюки, но потом остановился. – Насколько смелой ты себя чувствуешь?

– Достаточно смелой. – Тело Алексии ждало прикосновения тела Хейдена. Каждая его клеточка стала необыкновенно чувствительной. Ее грудь вздымалась. Алексия не могла дождаться момента, когда Хейден снова коснется и поцелует ее.

И вдруг смутилась. Кое-что на теле мужчины художники и скульпторы изображали не совсем правдоподобно.

Хейден поставил колено на постель, навис над Алексией и снова поцеловал ее. Кончик его языка играл с ее зубами и губами. Девушка робко коснулась языка мужа своим, потом проникла в его рот и провела по нёбу. Чувственность происходящего удивила ее. Крошечная ее частичка находилась внутри мужчины.

Хейден наклонил голову и лизнул сосок жены. Алексия призывно выгнулась ему навстречу. Картины, возникшие все воспаленном сознании, поразили и ошеломили. Алексия представила, что он лижет каждый дюйм ее тела.

Алексия вцепилась в плечи мужа, чтобы сдержаться, но это не помогло. Что-то изменилось, и теперь она чувствовала себя совершенно беспомощной. Произошедшее в экипаже видоизменило ее жажду, сделав ее более глубокой. Желание большего было теперь не бессмысленно, а всевозрастающее возбуждение – не бесцельно.

42
{"b":"382","o":1}