ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Четвертая обезьяна
В тихом омуте
Важные вопросы: Что стоит обсудить с детьми, пока они не выросли
Законы большой прибыли
Да будет воля моя
Кровные узы
Дочери смотрителя маяка
Десерт из каштанов
Calendar Girl. Лучше быть, чем казаться (сборник)

– Я был зол вчера, когда она мне рассказала. Любой кризис заставляет поволноваться, а этот последний был довольно серьезным. Более семидесяти банков разорилось. У тебя были обязательства перед семьей, и ты решил забрать деньги, когда понял, что риск слишком велик. Я не виню тебя за подобное решение. Если бы мой брат показал себя с лучшей стороны как банкир, забирать деньги не пришлось бы.

– Какое понимание. Стоило позволить тебе поговорить с моей женой и все ей объяснить. Она винит меня во всех грехах. – Хейден пил пиво, время от времени поглядывая на дверь банка. – Конечно, она не знает о том, что случилось на самом деле. Правда состоит в том, что деньги моей семьи по-прежнему лежат в банке. Тимоти солгал ей, а я не опроверг его слов, потому что был связан словом чести.

На лице Бена появилось облегчение.

– Я говорил ей что, скорее всего, Тим здорово проигрался. Я знал, что ты не станешь его разорять. Только не мою семью.

– О, я разорил их. Это не подлежит сомнению. Я отправил их в Оксфордшир, лишив гордости и денег. Может, это прозвучит странно, но я оказал им услугу. Ведь они отправились в новую жизнь по дороге, которая сулила им меньше неприятностей.

– Уверен, ты сделал все, от тебя зависящее. – По тону Бена было понятно, что он считает разговор законченным. «Не нужно ничего объяснять, дружище. Я считаю правильным любое твое решение».

– Бен, я обнаружил, что Тим совершил преступление. Присвоил деньги вкладчиков. Именно поэтому он разорился. У него было два пути: либо залезть в долги и расплатиться с клиентами, либо отправиться на виселицу.

Тому, как отреагировал на это заявление Бен, мог бы поучиться актер-комик.

– Ты ошарашил меня обвинениями против моего брата. Преступление? Кража?

– Он подделывал подписи на ценных бумагах, продавал их, присваивал себе деньги, но продолжал платить проценты.

– Ты ужасно меня расстроил. Но это не в характере моего брата.

– Вполне в его характере. Но чтобы провернуть такую аферу, недостаточно было только отсутствия честности. Проблема состояла в том – и я сразу это понял, – что Тим мог уговорить самого себя начать воровать, но у него не хватило ума придумать, как это сделать. Он был готов к этому морально, но не умственно.

Бен нахмурился, очевидно, раздумывая над тем, стоит ли ему поспорить относительно умственных способностей его брата.

– Не сомневаюсь, он прочитал о чем-то подобном, совершенном ранее.

– Стало известно только об одном таком случае. Думаю, остальные банки нашли способ восполнить потери вкладчиков, так и не представив суду вора. Ни один банк не выдержал бы скандала, если бы о кражах стало известно.

– Не думаю, что все было так сложно. Тим мог додуматься до этого самостоятельно.

– Но не додумался, не так ли? Он научился этому у тебя.

Бен замолчал. Он, не мигая, смотрел в кружку с пивом. Замерли даже его пальцы, державшие кружку.

– Что именно ты знаешь?

– Все, кроме того, что ты не умер.

Бен тяжело вздохнул.

– Чем больше я думал о том, что рассказала мне Алексия – о том, что ты разорил Тима, – тем сильнее беспокоился. А ночью я уже поверил в то, что ты обо всем догадался. Я знал, что ты не станешь делать ничего, что привело бы банк к банкротству. Как ты узнал?

– Тимоти совершил ошибку. Он подделал мое имя и продал ценные бумаги, которыми я распоряжался на началах доверительной собственности.

– Черт. – Бен ударил кулаком по столу. – Идиот.

– Ужасно обидно, правда? Когда ученик не учится приемам своего учителя.

Бен бросил на Хейдена гневный взгляд, но злиться долго он не умел.

– Думаю, мы все должны поблагодарить тебя за то, что ты не отдал его под суд. Хотя…

Хотя, если бы Хейден сделал это, вкладчики начали бы требовать свои деньги, банк обанкротился бы и закрылся. И возможно, ни одна живая душа не узнала бы, что старший Лонгуорт тоже обворовывал своих вкладчиков. Если бы обнаружились ранние кражи, их списали бы на казненного Тимоти, а не на погибшего Бенджамина.

Бен откинулся на стуле. Его поза указывала на то, что ему стоило больших усилий оставаться настороже, и теперь он был рад наконец расслабиться.

– Первый раз я взял деньги как бы взаймы. Это была своего рода попытка решить вопрос с долгом достойно. Я хотел отделаться от обязательств отца. К сожалению, отец задолжал слишком крупную сумму одному финансисту, очень плохому человеку. Я заложил оставшуюся в наследство землю и дом в Оксфордшире. Он не мог ждать и собирался забрать их себе. Поэтому я и нашел способ расплатиться сполна и сразу. Но я всегда намеревался вернуть клиентам то, что забрал у них.

– Почему же ты этого не сделал?

– Один из клиентов обнаружил подлог. Он позволил мне вернуть украденное, но для этого я вынужден был подделать еще несколько подписей и продать ценные бумаги. В общем, к тому времени я увяз окончательно.

– Ты говоришь о Киллере из Йорка?

– Ты знаешь все, не так ли?

– Я обнаружил отчет в Банке Англии. В нем имелись записи о том, что ты переводил деньги на счет Киллера.

Бен промолчал. Он больше не смотрел на дверь расположенного напротив банка, но, казалось, его разум четко осознавал символизм выбранного ими места встречи.

– Только тогда я понял весь ужас своего положения. Большая часть денег осела на этом счете. Большое количество находилось в доверительной собственности. Но всегда существовал риск, что кто-то действительно захочет продать бумаги, которые я уже продал. Представляешь, в каком щекотливом положении я оказался бы?

– Именно так я узнал, что ты, а не Тимоти, разработал схему, по которой воровал деньги. Сэр Мэтью Роулленд пришел к Дарфилду с намерением продать принадлежавшие ему ценные бумаги.

– Сэр Мэтью? Кто бы мог подумать. Ведь он почти не выбирался в город. Впрочем, я всегда знал, что подобная ситуация принесет мне погибель.

– Так Саттонли узнал правду?

Бен взглянул на Хейдена:

– Дьявол. Ты ничего не упустил, да? Надеюсь, ты встретился с ублюдком. Он все разрушил. Он тянул и тянул из меня деньги. Его забавляло то, что я загнан в угол, что обливаюсь потом. Черт возьми, Хейден, несмотря на свою проницательность, ты не слишком благоразумно подходишь к выбору друзей. Саттонли настоящий мерзавец.

Хейден улыбнулся при виде негодования, написанного на лице Бена. Но то была невеселая улыбка. Он потерял двух старых друзей из-за всей этой истории и ничего не получил взамен.

Впрочем, нет. Неверно. Он получил Алексию. Если бы не этот клубок преступлений, он никогда не встретил бы ее. Она почти уравновесила чаши весов.

– Мне не стоило даже смотреть в сторону денег Саттонли. – произнес Бен. – Это было очень неосмотрительно с моей стороны. Но я взял такую ничтожную сумму. Тысячу. Благородный жест, сделанный в тот момент, когда ты попросил своих друзей помочь мне учредить банк. Я думал, он уже забыл о той проклятой тысяче. Я также не ожидал, что когда я попрошу у него время на то, чтобы представить бумаги, он пришлет своего адвоката и потребует представить их немедленно. У меня не было выбора. Я сознался в содеянном и предложил возместить украденное.

– Он отказался?

– Он знал, что и одного подлога будет достаточно, чтобы отправить меня на виселицу, независимо от украденной суммы. Он мог тянуть из меня деньги до бесконечности. Мне оставалось лишь умереть. Я заплатил ему в пятнадцать раз больше того, что украл, но он требовал все больше и больше. Почти все, что я зарабатывал, шло на уплату его молчания. Я воровал только для того лишь, чтобы удовлетворить его аппетит.

– Ужасно.

– О, я знаю этот тон. – Глаза Бена загорелись гневом. – Ты наслаждаешься? Одобряешь этого мерзавца, превратившего мою жизнь в ад? Считаешь, что я заслужил это, да? Сидишь здесь, источая проклятое моральное превосходство, оплаченное деньгами Истербрука, и думаешь, какой я счастливец, что мне пустили кровь лишь символически. – Бен с отвращением отвернулся. – Дьявол, чем старше ты становишься, тем больше напоминаешь мне своего отца.

68
{"b":"382","o":1}