ЛитМир - Электронная Библиотека

– Согласен с вами, – кивнул Мур. – И поскольку неизвестно, что нас ждет внизу, думаю, нам следует оставить там все, как есть.

– Правильно, – согласился Стэнтон и повернулся на возглас одного из старшин:

– Шахта открыта, командир!

– По-моему, наступает момент истины, – произнес Стэнтон. – Пойдемте посмотрим, в чем же там дело, коммандер.

Томас Мур вслед за Стэнтоном двинулся к шахте. Нервы его были напряжены до предела.

– В составе первой поисковой группы коммандер Мур, я, доктор, лейтенант Келсо и старшина Дейли, – распорядился Стэнтон. – Остальным оставаться наверху, вниз никому не спускаться, за исключением экстренных случаев.

– Надеюсь, кто-нибудь захватил фонари? – поинтересовался Мур, с опаской вглядываясь в зияющую тьму шахты. – Там сплошной мрак внизу.

– Доставьте фонари и рации, старшина, – приказал Стэнтон. – Всем, кто идет вниз, ничего не трогать без моей команды. Если наткнетесь на что-то подозрительное, докладывайте мне по радио.

Вскоре Мур держал в руках электрический фонарик на батарейках и дуплексную портативную радиостанцию. Без долгих колебаний он залез в люк и начал спускаться вниз.

Стальной трап вывел его прямо в носовой торпедный отсек. Осторожно принюхиваясь, он тщательно обследовал отсек, подсвечивая себе фонарем. Не было ни малейшего намека на запах хлора или даже дыма. Как и на всех других лодках, на которых ему приходилось бывать раньше, здесь преобладал характерный запах амина.

На поддонах был аккуратно сложен полный боекомплект торпед Мк-48, предназначенных для пуска через четверку носовых торпедных аппаратов. Странно, но в отсеке не было никаких признаков людей, обязанных находиться здесь по долгу службы. Мур подождал остальных четверых членов группы.

– Вероятно, дело не в хлоре или дыме, – заметил начмед "Хьюита". – Воздух удивительно свеж.

– Пошли дальше к корме, – сказал Стэнтон.

Мур первым двинулся через открытый люк. Миновали проход, где было несколько пустых жилых отсеков. Старшина Дейли окинул опытным взглядом кубрики и заметил:

– Похоже, что на этих койках еще недавно спали. Но где сейчас эти парни?

– Насколько я помню, центральный пост лодки типа "Бенджамин Франклин" находится за этой переборкой, – сказал Мур, указывая в сторону кормы. – Может быть, там нас ждет разгадка?

Освещая узким ослепительным лучом фонаря небольшое пространство прямо перед собой, Мур двинулся дальше. Следующий люк оказался задраенным. Вместе со старшиной Дейли они открыли его, и Мур с нетерпением вошел в следующий отсек. В нем, как он и предполагал, оказался центральный пост. Людей здесь тоже не было, и, начиная поверхностный осмотр, Мур испытал какой-то суеверный страх.

Он начал осмотр со штурвала. Здесь к палубе были привинчены три кресла. Отсюда рулевые контролировали глубину погружения и курс корабля, поэтому Мур прежде всего осмотрел приборы и датчики, расположенные на передней переборке.

Рядом со штурвалом находился пост погружения и всплытия, откуда осуществлялось управление балластной системой лодки. Из-за отсутствия электропитания Мур не мог определить состояние клапанов основных балластных цистерн и продолжил обход, осмотрев поочередно радиолокационную и гидроакустическую станции, затем пост управления огнем.

– Взгляните-ка сюда! – нарушил тишину раздавшийся у него за спиной возглас.

Мур прервал свой осмотр и присоединился к остальным членам группы, сгрудившимся у трубы перископа. Все фонари ярко освещали штурманский стол, на котором была разложена батиметрическая карта.

– Прямо как в фантастическом романе! – удивленно воскликнул командир "Хьюита". – Это же карта Языка Океана в районе Багам! Что, черт возьми, здесь произошло?

Мур внимательно изучил карту, заметив, что последняя курсовая отметка была сделана карандашом у северо-восточного побережья острова Андрос.

– Или это идиотский розыгрыш, или мы стоим на пороге какой-то тайны, – заметил Стэнтон. – Что вы думаете обо всем этом, коммандер Мур?

– Пока я ничего не могу добавить к вашим словам, – тяжело вздохнув, ответил Мур.

– Ну да, мы ведь только начали осмотр лодки, – продолжал Стэнтон. – И чтобы осмотреть ее всю в кратчайшее время, я думаю, нам следует разделиться. Старшина, спуститесь, пожалуй, ниже и осмотрите камбуз и офицерское хозяйство. А мы продолжим движение к корме.

– Боюсь даже предположить, что нас ждет в ракетном погребе, – заметил лейтенант Келсо. – Эта малышка обладает такой огневой мощью, что способна в одиночку выиграть третью мировую войну.

– Я хотел бы спуститься в машинное отделение и проверить состояние реактора, – сказал начмед.

– Ну, что ж, действуйте, джентльмены, – закончил разговор Стэнтон.

Старшина Дейли направился к трапу, ведущему на нижние палубы, а Мур в сопровождении Стэнтона и Келсо двинулся к корме. Преодолев очередной задраенный люк, они оказались в отсеке, похожем на большую пещеру, где располагались шестнадцать ракетных пусковых установок. Окрашенные в темно-зеленый цвет, эти установки выстроились в два ряда, по восемь шахт в каждом. Длинный проход между рядами представлял собой настил из стальной решетки.

– В Холи-Лох ракетчики называли этот отсек Шервудским лесом, – заметил Мур.

– А-а, понятно почему, – протянул Стэнтон, подходя вслед за Келсо к первой пусковой установке.

Лейтенант быстро вывернул заглушку смотрового отверстия в основании шахты и нетерпеливо заглянул внутрь.

– Кажется, ракета в нормальном состоянии, сэр, – с явным облегчением произнес Келсо.

– Слава Богу, – ответил Стэнтон.

Когда Мур сам заглянул внутрь пусковой трубы, вдруг ожила рация командира.

Сквозь треск помех послышался взволнованный голос старшины Дейли:

– Я нашел, командир! Это матрос из экипажа лодки!

– Где ты находишься, старшина? – спросил Стэнтон в передатчик.

– На камбузе, сэр, – возбужденно ответил Дейли. – Вам лучше привести доктора, а то парень, похоже, ничего не соображает.

– Мы уже идем, – сказал Стэнтон, встретившись взглядом с Муром. – Ну, наконец-то. Сейчас хоть что-то да прояснится.

Камбуз находился прямо под центральным постом. Они прошли туда через со вкусом оформленную офицерскую кают-компанию, в центре которой располагался большой стол для совещаний. На столе стояли два фарфоровых прибора с пищей.

– Похоже, кто-то не закончил завтрак, – заметил начвооружения. – Блины совсем свежие.

Томасу Муру бросилась в глаза картина, висевшая на передней переборке кают-компании и изображавшая двоих пограничников, замерших на утесе над рекой, петлявшей по широкой лесистой долине.

– Кажется, я знаю, что это за лодка, – предположил он. – Судя по содержанию картины, это "Льюис энд Кларк".

– Это первый ответ на один из наших вопросов, – сказал Стэнтон. – Теперь давайте получим ответы на остальные.

Короткий проход вывел их прямо на камбуз. На плите стояли три бачка, в одном из которых оставалась застывшая овсяная каша. Палубу покрывал слой воды толщиной в несколько дюймов. Из темноты доносился приглушенный голос старшины Дейли:

– Ну же, моряк, остынь. Я не причиню тебе вреда.

Они нашли старшину в затопленном отсеке, где находился мусоропровод. Перед ним на палубе сидел рыжеволосый матрос в мокрой парусиновой робе. От промозглого холода, царившего в отсеке, долговязый юноша с горячечным блеском в глазах дрожал как осиновый лист. Обеими руками он мертвой хваткой вцепился в какую-то тетрадь в кожаном переплете, а его реакция на появление незнакомцев была сродни дикому ужасу.

Моментально сообразив, что парень находится в состоянии психоза, начмед "Хьюита" осторожно подошел к нему.

– Привет, морячок, – ласково заговорил он, демонстрируя свое умение максимально доброжелательно обращаться с больными. – Я доктор Уэзерфорд, а это – мои друзья. Мы пришли помочь тебе. Поэтому теперь ты можешь расслабиться. Все будет просто прекрасно.

10
{"b":"383","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Любовный талисман
Безумно счастливые. Часть 2. Продолжение невероятно смешных рассказов о нашей обычной жизни
Разведенная жена, или Жили долго и счастливо? vol.1
Как есть меньше. Преодолеваем пищевую зависимость
Вне подозрений
Эльф из погранвойск
Прощальный вздох мавра
Академия магии при Храме всех богов. Наследница Тумана
Волшебные стрелы Робин Гуда