ЛитМир - Электронная Библиотека

– А мы такое место чуть было не обнаружили, – задумчиво произнесла Ирина с нотками разочарования в голосе.

– Как насчет вашего другого открытия, доктор Петрова? – сказал Карл-Ивар, сидевший на диване в линялых джинсовых шортах и черной майке с надписью "Берегите китов!"

– Скоро увидите, – ответила Ирина.

– Гарантирую, что вы не будете разочарованы, – добавил Ланклю. – Должен признаться, сначала я был настроен скептически. Но когда сам увидел данное образование, инстинктивно почувствовал, что оно рукотворное. Думаю, каждый выскажет свое мнение после просмотра фильма.

Лайзе Тэннер наскучила бесконечная процессия омаров на экране, и ее мысли переключились на более экзотическую тему.

– Как жаль, что "Миша" сломался. Кто знает, может быть, эта дорога привела бы вас к вратам Атлантиды?

– Если это так, то легендарный потерянный континент лежит где-то на дне Языка Океана, – мечтательно произнесла Ирина. – Именно в том направлении вела дорога, но, к сожалению, нам пришлось повернуть назад.

– Кстати о "Мише", каков твой прогноз относительно его состояния, Карл-Ивар? – поинтересовался японец.

Норвежец невесело покачал головой.

– На данный момент дело обстоит весьма печально. Без исправного генератора я не могу обеспечить нормальную зарядку аккумуляторных батарей. Я уже трижды менял генератор, и даже если нам пришлют еще один такой, это делу не поможет. Здесь требуется абсолютно новое конструктивное решение.

– А нельзя ли позаимствовать другую тарелку? – спросила Лайза. – Грех сворачивать исследования именно тогда, когда они становятся столь интересными.

– На "Академике Петровском" имеется еще два таких судна, и в телеграмме я попросила выделить одно из них в наше распоряжение, – сообщила Ирина. – Пока нам остается только ждать и уповать на благосклонность судьбы.

Ланклю с волнением показал на экран.

– Смотрите, вот первые кадры съемок находки доктора Петровой: Андросская дорога!

Подавшись вперед, акванавты впились взглядами в экран, где крупным планом появилось изображение брусчатки, ради которой они погружались в глубины океана. Хотя отчасти она и была покрыта песчаными отложениями, все же, плотно притертые друг к другу прямоугольные камни виднелись достаточно четко.

– Просто невероятно! – восторженно воскликнула Лайза. – Это явно сотворили обитатели Атлантиды! Кто еще мог построить такое? Значит, Платон все-таки был прав!

Вдруг трижды прозвонил звонок, и в комнату влетел взъерошенный Альдж. Попугай уселся на видеопроектор, захлопал крыльями и скрипучим голосом заорал:

– Долли вернулась! Да-да, Долли! Хелло, Долли!

– Держу пари, она принесла ответ на мой запрос, – поднялась Ирина.

– А может быть, она притащила новый генератор для "Миши"? – предположил Карл-Ивар.

Оба, не мешкая, бросились в соседний отсек. Подогреваемый любопытством, Ланклю тоже последовал за ними.

Он застал коллег у открытого люка, из которого торчала голова бутылконосого дельфина, которого акванавты прозвали Долли. Дельфин служил своеобразным курьером и поддерживал связь с кораблем обеспечения, который нес постоянное дежурство над комплексом "Мир". Долли доставляла почту, продукты и другие необходимые вещи, как, например, запчасти, которых с нетерпением ждал Карл-Ивар. Она таскала все это в герметичном контейнере, который крепился специальными ремнями у нее на спине.

Ланклю подошел к люку поприветствовать гостью.

– Добрый вечер, дорогая. Что ты принесла нам сверху?

Пьер опустился на колено и погладил Долли, что вызвало у нее неописуемый восторг, выразившийся радостным похрюкиванием и свистом.

– Да ну тебя, – произнес француз, снял со спины дельфина контейнер и угостил Долли кефалью из стоявшего рядом ведра.

Тем временем Карл-Ивар нетерпеливо отвинчивал крышку с только что доставленного контейнера. К его немалому разочарованию, там оказался лишь белый конверт, который он протянул Ирине. Она торопливо вскрыла его и прочитала вслух:

Уважаемая д-р Петрова! С сожалением сообщаю, что Вашу просьбу в настоящий момент удовлетворить не могу, так как из-за механических неполадок обе наши мини-лодки временно не подлежат эксплуатации. В настоящий момент ждем доставки новых запчастей с Родины. Буду держать Вас в курсе дел.

С приветом, командир научно-исследовательского судна «Академик Петровский»

адмирал Игорь Валерьян."

Ирина разъяренно скомкала письмо и буркнула, кусая губы:

– Они ждут поставки новых запчастей из Союза! Ничего себе, шуточки! На это уйдут месяцы! К тому времени нас уже не будет здесь. Какого черта ООН связалась с поставками из СССР? Теперь я не смогу продолжить работу над находкой.

– Не стоит так горячиться, доктор, – с улыбкой успокоил ее норвежец. – Пойду, еще раз взгляну на "Мишу". Может, что-нибудь еще получится.

С привычной легкостью Карл-Ивар надел гидрокостюм и застегнул на груди ремни акваланга. Затем он расписался в журнале, плюнул в маску, натянул ее на лицо и сошел в воду к Долли.

– Пошли, крошка, – сказал он, беря в рот загубник кислородного шланга, – у нас есть работа.

Кивнув на прощание, он вместе с дельфином скрылся под водой.

– Не грусти, Ирочка, – вздохнул Ланклю, обращаясь к Петровой. – Карл-Ивар починит "Мишу", вот увидишь, Пойдем и досмотрим фильм, похрустим попкорном.

* * *

Адмирал Игорь Валерьян, стоя на палубе "Академика Петровского" и глядя на черную воду, мысленно пытался представить себе уникальный подводный комплекс, расположившийся на глубине в шестьдесят футов. Шестидесятисемилетний русский военный моряк вынужден был признать, что, впервые увидев проект комплекса "Мир", скептически отнесся к планам ученых. Но жизнь опровергла его сомнения, и вот уже в течение трех недель в подводном комплексе работал международный экипаж из пяти акванавтов.

Временами седого адмирала поражала сама мысль о том, что люди могли жить под водой, хотя он на своем веку повидал немало научных чудес. И комплекс "Мир" был для него лишь еще одним примером стремительного развития научно-технического прогресса.

Судно, которым он в настоящий момент командовал, являлось не менее выдающимся достижением современного кораблестроения. Научно-исследовательское океанографическое судно "Академик Петровский" было спущено на воду в 1990 году на верфи ленинградского объединенного адмиралтейского комплекса. Судно длиной триста футов было оснащено современной паротурбинной энергетической установкой и считалось последним словом советской судостроительной промышленности.

Команда судна насчитывала девяносто человек. В основном это были гражданские моряки, научные сотрудники, военные инженеры и техники. В составе команды были также представители ООН, под флагом которой ходило судно. Такое двойное подчинение было внове для Валерьяна, он привык служить под бело-синим флагом военно-морского флота СССР. Но настали новые времена, пришла так называемая перестройка. Ветеран Великой Отечественной войны, переживший кровавые сталинские чистки, адмирал давно пришел к выводу, что лучше плыть по течению, бороться с которым было все равно бесполезно.

"Академик Петровский" покинул порт приписки на Балтике месяц назад. После заходов в порты Швеции, Норвегии и Великобритании судно бросило якорь на рейде Нью-Йорка. Валерьян впервые попал в этот город, который почему-то называли Большим Яблоком, и теперь никогда не забудет Статую Свободы и удивительный остров Манхэттен. Впервые он увидел воочию огромные небоскребы, бесчисленные толпы людей, которыми город кишел как муравейник. В Нью-Йорке на борт приняли наблюдателей ООН, после чего судно взяло курс на Багамы, где с тех пор и находилось, обеспечивая деятельность подводного комплекса.

В отличие от большинства своих товарищей по службе Игорь Валерьян не любил тропики. Он был настоящим сибиряком, широкоплечим, почти двухметрового роста и всегда страдал от постоянной жары, духоты и повышенной влажности. Адмирал предпочитал свежий, прохладный воздух, и в тщетных поисках именно этой редкостной для южных широт роскоши он покинул свою каюту и поднялся на бак "Академика Петровского".

16
{"b":"383","o":1}