1
2
3
...
16
17
18
...
57

Чернильную темноту тропической ночи усугублял густой, влажный воздух, насыщенный запахами моря. С востока иногда тянул легкий бриз, но разогретый за день воздух ничуть не освежал.

Пытаясь хоть как-то бороться с угнетающей жарой, Валерьян надел легкие белые хлопчатобумажные брюки и рубашку с короткими рукавами, но пот все равно струился по его лбу и груди.

Чтобы снять напряжение, он прихватил с собой плоскую фляжку с кристально чистой крепчайшей самогонкой, которую ему прислали из дому. Не размениваясь на такой пустяк, как стакан, он поднес фляжку к губам и сделал большой спасительный глоток. Самогонку гнал брат из отборного зерна, и она могла дать сто очков форы любому виски. Крепкая, приятно пахнущая хлебом жидкость огнем обожгла горло, пылающей волной опустилась к ногам и слегка ударила в голову, возвращая старому адмиралу ощущение полноты жизни.

Забыв о слегка покачивающейся под ногами палубе и приглушенном расстоянием крике одинокой чайки, он мысленно вернулся домой. Не за горами увольнение и конец флотской жизни с постоянными скитаниями по морям и океанам. Валерьян впервые надел форму советского военного моряка, когда ему едва исполнилось семнадцать. Началась война, Родину рвали на части нацистские орды, и он стал матросом в Заполярье, получив назначение на подводную лодку, базировавшуюся в осажденном Мурманске.

Он едва не оглох в результате близкого взрыва немецкой глубинной бомбы, и, когда нервничал, у него появлялся звон в ушах, напоминая ему о товарищах, убитых тем же взрывом.

Другим постоянным напоминанием о Великой Отечественной войне была повязка, которую он носил на левом глазу. Он получил это ранение, едва не стоившее ему жизни, во время немецкого артобстрела в Ленинграде, где служил в штабе флота. Командование обратило внимание на молодого моряка, когда он после ранения остался в строю, категорически отказавшись от лечения в госпитале.

С помощью тяжелого труда и постоянного везения он успешно продвигался по службе, и к концу войны уже был капитаном 1 ранга.

В послевоенный период советские военно-морские силы начали развиваться беспрецедентно быстрыми темпами. Из чисто прибрежных оборонительных сил они превратились в могучий океанский флот, имевший все необходимое для боевых действий в самых отдаленных уголках планеты.

После смерти Сталина, во время восхождения Хрущева на вершину власти, он служил адъютантом у главкома ВМФ адмирала флота Сергея Горшкова. Назначенный на эту должность в сорокапятилетнем возрасте, Горшков обладал удивительным политическим чутьем, и именно под его покровительством Валерьяну удалось наиболее полно реализовать свой потенциал.

Игорь находился на советской подводной лодке класса "Зулу-V", когда с нее впервые в истории был произведен испытательный пуск баллистической ракеты. Русские тогда на целых два года опередили американцев в строительстве такой лодки. Ему также посчастливилось работать на новых эсминцах типа "Крупный" – первых надводных боевых кораблях, оснащенных ракетами класса корабль-корабль и предназначенных для нанесения ударов по авианосцам противника.

В 1967 году его назначили старпомом первого в мире вертолетоносца "Москва", а через пять лет – командиром эсминца типа "Кривак". После этого он успешно командовал еще не менее полутора десятками различных надводных кораблей и подводных лодок.

По странной иронии судьбы его долгая и успешная карьера заканчивалась должностью командира исследовательского океанографического судна. Однако Валерьян знал, что это последнее задание вполне могло оказаться и самым важным из всех предыдущих. И если оно завершится успешно, возникнет благоприятная возможность объявить о своей отставке.

При мысли о необходимости возвращения к гражданской жизни, когда ему не останется ничего, кроме написания мемуаров, адмирал содрогнулся и, чтобы отогнать ее, он снова поднес ко рту фляжку. Сзади послышались голоса, и, обернувшись, он заметил беззаботно беседовавшую парочку. Молодая женщина громко рассмеялась. Казалось, обоим было абсолютно наплевать на весь мир. Впрочем, все нынешнее молодое поколение было таким равнодушным.

Ощущая острый вкус водки на языке, старый моряк задумался о тех коренных изменениях, которые буквально растоптали душу его Родины. Подросшее новое поколение уже забыло те тяжелые уроки, которые Валерьян и его одногодки пережили во время кровавой битвы с фашистской Германией и последовавшей за ней холодной войной. Избалованные, изнеженные юнцы не знают истинной цены понесенных жертв и лишь умеют ныть да хныкать. Из-за их равнодушия под угрозой оказалась величайшая в мировой истории социальная революция. А если смотреть правде в глаза, то теперь она уже просто обречена на полный крах.

Конечно, юнцов сбил с пути капитализм. Злокачественные раковые клетки эгоистичного и тлетворного западного образа жизни разлагают молодые души. Советская молодежь сегодня ослеплена низкой страстью к накопительству и потребительству. То, что когда-то невинно начиналось с безобидных джинсов и рок-н-ролла, привело к развалу семьи, к краху тех ценностей, которыми жили предыдущие поколения.

Первым признаком необратимого, фатального течения болезни стало то, что Восточная Германия свернула с коммунистического пути. За ней вскоре последовала вся Восточная Европа, а следующей неизбежной жертвой стал Советский Союз.

Руководители отечества – насмерть перепуганные старички – партократы – позволили болезни перекинуться на союзные республики, поставив под угрозу дотоле непоколебимое единство мощной державы. Решение о переходе от централизованного государственного управления экономикой к системе свободного рынка стало свершившимся фактом и показало, как глубоко поразили общество метастазы капитализма.

Для больного, страдающего неизлечимым недугом, надежды на выздоровление по мере развития болезни тают. В отчаянной попытке выжить он готов пойти на удаление хирургическим путем любого органа, лишь бы это помогло сохранить жизнь. Так же и руководители Советского Союза, отказавшись от ленинских принципов социализма, решились на опасную операцию по значительному сокращению вооруженных сил и вооружений.

Суда, подобные "Академику Петровскому", обходились недешево, а в нынешней России их строительство вообще стало практически невозможно. Валерьяна серьезно беспокоил факт, что его соотечественники забыли, что именно благодаря мощным вооруженным силам внешний враг в течение последних сорока пяти лет не беспокоил границы страны. Это была бескровная победа, цена которой выражалась только в рублях, а не в человеческих жизнях.

Но удастся ли сохранить статус-кво в ближайшем будущем? Несмотря на свои бесконечные разглагольствования о разоружении и мире, Соединенные Штаты Америки продолжали наращивать потенциал как ядерных, так и обычных видов вооружения. Чтобы осознать этот пугающий факт, достаточно было вспомнить о таких высокотехнологических и наукоемких системах, как бомбардировщик-невидимка "Стелс", новое поколение подлодок "Сивулф" и программа СОИ.

Так как субмарины составляли основу корабельного состава современных флотов, Валерьяна особенно беспокоила американская программа "Сивулф". Это первый принципиально новый тип лодок в американском флоте после принятия в семидесятых годах на вооружение лодки проекта 688. По расчетам проектировщиков новая лодка в десять раз превзойдет свою предшественницу по способности действовать бесшумно, в три раза по дальности действия гидроакустической станции и весьма значительно по боевым возможностям вооружения.

"Сивулф" станет самым передовым и совершенным подводным кораблем из всех, когда-либо погружавшихся в морские глубины. Одна эта лодка была способна настолько резко изменить баланс сил, что российский флот рисковал оказаться совершенно беззащитным перед лицом прямой и явной угрозы.

Так как руководители Советского Союза в силу своей ограниченности и недальновидности приняли решение прекратить дальнейшее финансирование важнейших стратегических проектов, советский флот не мог даже мечтать о получении такой отличной лодки, как "Сивулф". А это означало, что овладеть такой передовой технологией можно было единственным способом – выкрасть ее. Именно в этом и заключалась суть последней и самой важной миссии в карьере адмирала Валерьяна.

17
{"b":"383","o":1}