ЛитМир - Электронная Библиотека

– Кто там? – спросил знакомый резкий голос.

– Это Мими Слейтер.

Послышалось глухое клацанье отпираемого запора, дверь распахнулась, и на пороге появилась невысокая, довольно полная белая женщина лет пятидесяти. Глаз ее не было видно из-под темных очков, линию скул подчеркивали румяна мягкого тона, полные губы, накрашенные под цвет яркого гавайского халата свободного покроя, рдели, словно лепестки алой розы. На первый взгляд она казалась довольно приятной особой, хотя и несколько эксцентричной.

– Входите же, милочка, – сказала она с приветливой улыбкой. – Боже, как же быстро вы примчались! Кажется, только что мы говорили по телефону.

Дом был со вкусом обставлен белой плетеной мебелью и украшен обилием декоративной зелени. На стенах были развешаны старинные морские гравюры и корабельные принадлежности, которые удачно сочетались с великолепным видом на океан, открывавшимся из окон.

– Это работа моей племянницы, – заметила доктор Элизабет. – Я всегда говорила, что она могла бы стать отличным дизайнером по интерьерам.

– А кем она работает? – поинтересовалась Мими, наблюдая за крупной черной персидской кошкой, появившейся из кухни.

– Она пишет путевые заметки для журнала о путешествиях, – ответила доктор Элизабет. – Непоседа, ей бы родиться с крыльями вместо ног. Сейчас она колесит по Азии и не вернется домой до зимы. Поэтому, когда она попросила пожить у нее и присмотреть за домом, я не смогла отказать. Скажу вам честно, милочка, это лучше, чем ежедневно продираться сквозь толпу в Верхнем Вест-сайде.

В воздухе едва ощущался легкий запах цветов, через открытые окна доносился мерный рокот прибоя.

– Пойдемте на веранду, милочка, попьем чайку на травах. Я лучше всего чувствую себя на веранде.

Мими обратила внимание, что хозяйка произносила "г" как нечто среднее между "г" и "х", чем напоминала ей Минни Кастевец, персонаж из фильма "Ребенок Розмари" Айры Левин. Она буквально излучала святую простоту и невинность, отчего Мими казалось, будто приехала навестить свою давно умершую тетушку. С этим чувством она последовала за хозяйкой на веранду и уселась в одно из двух плетеных кресел-качалок.

Пока доктор Элизабет ходила за чаем, Мими через широкие окна веранды изучала окружающий пейзаж. Здесь громче слушался шум прибоя и крики чаек. На берегу с дюнами из белого песка, кое-где покрытыми пучками зеленой травы, не было ни души.

Кошка напоминала о своем присутствии ласковым трением о ногу Мими. Это была очень крупная для персидской породы особь. Когда Мими наклонилась погладить ее по голове, ее поразили удивительно чистые голубые глаза кошки, до нереальности прозрачные.

– Боже, случилось что-то необычное, – сказала доктор Элизабет, толкая перед собой тележку с чайными чашками. – Исис всегда сторонится незнакомых людей.

– Значит, тебя зовут Исис, – сказала Мими, поглаживая шелковистую шерсть кошки. – Какое необычное имя.

– Исис – одна из наиболее почитаемых богинь в Древнем Египте, – пояснила хозяйка. – Она была женой бога солнца Осириса.

Убедившись в дружелюбных намерениях гостьи, Исис подошла к окну, вспрыгнула на подоконник и стала наблюдать за кружащимися над водой чайками. Мими взяла тонкую фарфоровую чашку, наполненную дымящейся зеленоватой жидкостью.

– Надеюсь, вам понравится чай, милочка. Это смесь цветов ромашки и апельсина, листьев мяты и розовых бутонов. Я готовлю его сама.

– Звучит прекрасно, – сказала Мими, отпила глоток из чашки и удовлетворенно кивнула.

– Вы знаете, милочка, я бы, конечно, не стала звонить вам вот так, с бухты-барахты, но у меня не было выбора. Я слушала новости и могу представить, что у вас сейчас творится на душе. Но я должна была побеспокоить вас и по этой причине тоже.

– Пожалуйста, расскажите мне о Питере, доктор Элизабет, – умоляюще попросила Мими. – Он жив? Если да, то где он?

Хозяйка уселась в кресло-качалку рядом с гостьей и мягким движением взяла ее руку.

– Успокойтесь, милочка. Ваш муж вышел на контакт со мной из такого места, откуда никогда не сможет вернуться. Но я не стану утверждать, что он мертв. Видите ли, его вместе со всем экипажем отправили в космическое путешествие далеко-далеко за пределы нашей Галактики. Именно тогда, когда они отправились в этот дальний путь, мне явилось существо, которое поведало об их судьбе.

– Боюсь, что я вас не понимаю, – пролепетала Мими, чувствуя, что ее хрупкая надежда тает, как снег весной. – Вы говорите, что Питер жив, но никогда не сможет вернуться домой. Тогда где он, и как произошло, что он там оказался?

– Дорогая моя, ваш муж переброшен на далекую звезду в созвездии Сигнус, то есть Лебедь. Существо, которое ведет меня, тоже из тех мест, и именно от него я узнала об активности камня.

– Камня? – с глупым видом переспросила Мими, совсем забыв про чай.

– Милочка, я знаю, что вы не новичок в мире экстрасенсорики. Вы уже жили на этой земле раньше, во многих предыдущих жизнях. И все они внесли свой вклад в нынешнее высокоэволюционное состояние вашей души. В одной из своих прежних жизней вы жили на континенте Атлантида, поэтому то, что я вам поведаю, будет равносильно поездке домой.

Огромный континент Атлантида когда-то занимал значительную часть суши и находился там, где теперь катит свои волны бескрайний океан. Кроме откровений Платона, у современного человечества не осталось никаких сведений о существовании цивилизации Атлантов. И это позор, потому что мы могли бы многому научиться у них и достичь невиданных высот, применив эти знания сегодня.

Достижения атлантов в искусстве и науке значительно превосходили наш нынешний уровень. Это стало возможным благодаря тому, что жители Атлантиды, научившись управлять движущими силами Вселенной, обрели энергетическую независимость. Для обуздания космической энергии они построили пирамиду из кристаллического материала под названием туаойский камень, специально созданного ими для этой цели. Эта пирамида действовала как автономная энергетическая установка и находилась в том месте, которое теперь называется Языком Океана – между Багамскими островами Андрос и Нью-Провиденс.

Со временем Атлантиду стали раздирать конфликты между силами добра и зла. Эта извечная борьба достигла апогея именно тогда, когда на континент обрушились страшные природные катаклизмы и стихийные бедствия, и Атлантида погибла, погрузившись на дно океана.

Туаойская пирамида разделила судьбу континента. Запрограммированная на работу еще в те давние времена, она продолжает качать энергию из Вселенной, даже находясь на дне моря. Обстоятельства сложились таким образом, что корабль вашего мужа оказался над развалинами пирамиды как раз тогда, когда кристаллы начали выброс энергии. Таким образом, попав в мощный энергетический луч, весь экипаж был телепортирован на Сигнус, где они сейчас живут в мире на земле Туаоя.

Когда доктор Элизабет закончила свое странное повествование, она показалась Мими эмоционально опустошенной. Отвалившись на спинку кресла, она отпустила руку Мими и закрыла глаза. Наполнившиеся слезами глаза Мими невидящим взглядом уставились на бьющиеся о берег волны. Утратив последнюю надежду увидеть мужа живым, она отрешенно размышляла над только что услышанной загадочной историей.

Молодую женщину раздирали противоречивые мысли. Ее разум отказывался серьезно воспринимать миф о древней суперцивилизации, гибели загадочного континента и сказочных кристаллах, чудесным образом телепортирующих людей в другой конец Вселенной. Но как объяснить тот упрямый факт, что эта женщина знает содержание телеграммы? Эта необъяснимая загадка, а также доверие и искренняя симпатия, которые испытывала Мими по отношению к хозяйке, пересилили скептицизм, и она решилась задать вопрос:

– Доктор Элизабет, вы могли бы еще раз вступить в контакт с моим мужем?

Хозяйка ответила голосом, лишенным обычной энергичности:

– Теперь, когда он обосновался в своем новом доме, это будет очень сложно, моя дорогая. Однако у нас появятся шансы на успех, если мы сможем приурочить сеанс к очередной активизации пирамиды.

25
{"b":"383","o":1}