ЛитМир - Электронная Библиотека

Ирина дала себе слово, что обязательно навестит родителей, когда закончит работу на комплексе. Ей надо было о многом поговорить с ними. И, разглядывая волшебный подводный мир вокруг себя, она неосознанно начала подбирать самые нужные и понятные слова для этого разговора.

Появление Томо вернуло ее мысли к работе. Забыв о коралловой поляне, она последовала за ним по трапу, ведущему внутрь блока-1.

Их встретил глухой шум работающего оборудования. Томо щелкнул выключателем, и яркий свет выхватил из темноты агрегаты жизнеобеспечения.

– Я сниму показания приборов, – сказал Томо, – а потом помогу тебе с инвентаризацией.

– Отлично, Томо, – ответила Ирина и по узкому решетчатому мостику пошла вокруг электрогенератора, питавшего энергией гидролизную установку и компрессор, который постоянно качал строго дозируемую приборами смесь кислорода и гелия.

Она остановилась у отсека, где хранилось все необходимое для работы систем жизнеобеспечения. Из-за ограниченного пространства на комплексе запасы многих материалов приходилось постоянно пополнять: кислород, гелий, различные запчасти и продовольствие периодически доставлялись с "Академика Петровского". Таким образом, автономия комплекса была существенно ограничена.

В будущем, в соответствии с программой ООН планировалось обустроить целый подводной город, который будет существовать только за счет своих собственных ресурсов. Комплекс "Мир" являлся лишь прототипом экосферы будущего, где будут выращиваться и производиться собственные продукты питания, воздух и электроэнергия, необходимые для жизни такого форпоста человечества в океане. Ирина работала ради превращения этой мечты в реальность и, как учил ее отец, отдавалась делу до конца.

Она открыла блокнот и на чистой странице записала дату и время инвентаризации, затем методично, сверяясь с перечнем хранимых материалов, начала подсчитывать резерв. Работа шла полным ходом, когда в отсек заглянул Томо.

– Извини за задержку, Ира. Зашкалил датчик давления воздушного насоса. Компрессор работает, как часы, поэтому я решил, что заело иглу.

– Ты устранил неполадку? – спросила Ирина, продолжая подсчитывать количество оставшихся баллонов с гелием.

– Да, – кивнул японец. – Мне даже не пришлось открывать ящик с инструментами. Просто удивительно, чего можно добиться резким и точным ударом.

Петрова усмехнулась.

– Чему ты удивляешься? Выражаясь научным языком, приоритет в разработке данной методики издавна принадлежит русским. Ты слышал о таком инструменте, как русский ключ?

Томо растерянно вскинул брови, видно, такой термин он слышал впервые.

– А что это такое?

Ирина сначала записала результат своих последних подсчетов, затем ответила, с трудом сдерживаясь, чтобы не расхохотаться:

– Имея дело с оборудованием и техникой, помеченными клеймом "Made in USSR", ты это очень скоро узнаешь! Скажу даже больше, ты его изобретешь сам! Ну, да ладно, шутки в сторону.

Похоже, нам понадобится машинное масло и пара дополнительных баллонов гелия. Можно заказать несколько воздушных фильтров, хотя они еще есть, да лишний комплект для проверки опресненной воды.

– Ира, если хочешь, я сам закончу инвентаризацию и проведу техобслуживание, – предложил Томо. – Я чувствую, что тебе хочется побыстрее выяснить, как идут дела у Карла-Ивара.

– Я страшно благодарна тебе, Томо, – ответила Ирина и тут же сунула блокнот ему в руки. – Неужели по мне видно, насколько я озабочена ремонтом "Миши"?

– Я знаю, что сейчас тебе как никогда нужна исправная лодка. Лично я места бы себе не находил, если бы не смог бывать на акваферме. Для меня это была бы катастрофа.

– Еще раз спасибо, Томо, – поблагодарила Ирина, ступая на стальной мостик. – Как у нас говорят, с меня причитается.

Не прошло и пяти минут, как она с аквалангом на спине вошла в воду. Быстро работая ластами, Петрова направилась к ангару. На полпути к цели, проплывая над причудливой массивной коралловой глыбой, она заметила трио непрошенных гостей, плывущих прямо к ней. Одного взгляда на их белые треугольные плавники было достаточно, чтобы узнать больших белых акул. По их поведению Ирина быстро сообразила, что хищницы уже нацелились на нее как на потенциальный объект для нападения.

Имея при себе только универсальный водолазный нож в пластиковых ножнах, Петрова поплыла вниз, к коралловой глыбе, и, прижавшись к ней спиной, с тревогой стала наблюдать за маневрами акул. Они начали кружить вокруг своей жертвы, постепенно сжимая кольцо, пока не приблизились на расстояние вытянутой руки. Ирина потянулась за ножом, хотя почувствовала себя при этом довольно глупо. Она сомневалась, что ей хватит силы пробить толстую шкуру акулы, и уповала на единственный шанс отпугнуть хищников – нанести точный удар в глаза или брюшину.

Комендант Ланклю не раз предупреждал, чтобы никто не выходил в море в одиночку. Но ей не терпелось поскорее узнать, как продвигается ремонт "Миши", и она не вняла мудрому совету. Теперь настало время заплатить за свое легкомыслие по самому большому счету.

А акулы, казалось, почуяли беспомощность своей жертвы. Самая большая из них ударила Ирину хвостом, затем описала вокруг нее широкий вираж, заходя в атаку. В распоряжении Ирины оставались считанные секунды, и у нее мелькнула мысль, что ей следовало бы попытаться последним отчаянным броском добраться до ангара. Но было уже поздно, шансы достичь спасительного укрытия упали до нуля. И она решила принять последний бой на месте.

Самая крупная из акул завершила вираж и бросилась в атаку. Ирина переложила нож из одной руки в другую и изготовилась к бою. Внезапно из глубины к акуле метнулся какой-то предмет, похожий на торпеду, и ударил ее в незащищенное белое брюхо. Оглушенная хищница неподвижно застыла в воде, а Ирина с изумлением узнала в своем спасителе Долли.

Дельфин быстро разделался с остальными двумя акулами, и те поспешно ретировались. Ирина, еще не веря в счастливое избавление, обняла Долли за спинной плавник и вместе с ней поплыла к ангару.

Они вместе всплыли под куполом и Петрова, сняв маску, отсоединив шланг, чмокнула Долли в гладкий нос. Та ответила радостным свистом и пощелкиванием. Карл-Ивар, сидя у люка среди разложенных вокруг запчастей, с улыбкой наблюдал за ними.

– Эй, что это за шум, Долли? – спросил норвежец.

– Ты не поверишь, что сейчас произошло! – проговорила Ирина, с трудом переводя дыхание. Долли только что спасла меня от белых акул!

Норвежец протянул Петровой руку и помог ей выбраться из воды, затем обратился к Долли:

– Выходит, ты, дружок, умеешь не только доставлять почту! Похоже, ты не зря поедаешь свою кефаль!

– Это точно, – сказала Ирина, принимая из рук Карла-Ивара пластмассовое ведро с живой кефалью. Выловив за хвост одну из них, покрупнее, она с благодарностью угостила Долли.

– Долли все утро крутилась возле меня, – заметил Карл-Ивар. – К счастью, я ей надоел, и она решила прогуляться. Тебе повезло, Ирина, иначе ты не смогла бы присутствовать при втором рождении "Миши".

Это замечание, сказанное как бы между прочим, вызвало радостную улыбку на губах молодой женщины.

– Неужели ты починил генератор?!

Карл-Ивар улыбнулся в ответ.

– Кажется, да. Хотя не могу утверждать, что все будет в полном порядке, пока не закончу сборку адаптера.

– Ты прелесть, Карл-Ивар! – шлепая ластами, Ирина подлетела к механику и чмокнула его в щеку. – Выходит, сегодня у нас двойной праздник – у "Миши" и у меня второй день рождения. Теперь-то мы сможем вернуться в Андросский разрез и узнать, куда ведет загадочная дорога!

* * *

Настроение у Ирины Петровой было бы еще более праздничным, если бы она знала, что ее отец находился всего в шестидесяти футах от нее, в кают-компании "Академика Петровского", и изучал батиметрическую карту того самого места, куда она мечтала вскоре вернуться.

27
{"b":"383","o":1}