ЛитМир - Электронная Библиотека

– Таким зрелищем можно любоваться всю жизнь, – заметил командир "Риковера".

Томас Мур согласно кивнул и вновь перевел взгляд на фарватер. В лицо дул холодный ветер, и он с благодарностью подумал об интенданте, заботливо снабдившим его курткой и перчатками.

– Надеюсь, вы хорошо устроились на новом месте, – сказал Уолден. – Знаю, что у нас тесновато, но хоть в тесноте, да не в обиде. У меня есть пара младших офицеров вообще без определенного места.

– Я отлично устроился, командир, – ответил Мур.

Встречным курсом в сторону порта прошел огромный контейнеровоз, и "Риковер" произвел осторожный маневр, взяв ближе к середине фарватера. По телефону постоянно докладывали глубину. Вдали показались очертания тоннеля и моста Хэмптон Роудс. Дождавшись, когда несколько небольших рыболовецких траулеров ушли с их курса, командир приказал увеличить ход, и трехсотшестидесятифутовая лодка резко набрала скорость. За кормой потянулся белый бурун от винта, и лодка стала зарываться носом в волну.

– Как я понимаю, вы из следственной службы, – негромко заметил Уолден, – и это ваш первый выход на лодке.

– Так точно, командир. И сказать по правде, сам не знаю, зачем я здесь.

– Что ж, будем работать вместе, коммандер. Я тоже получил весьма туманные указания. Сейчас мы идем в Канаверал принять ГСА "Авалон". Затем возьмем курс на Язык Океана. Интуиция подсказывает мне, что наш поход как-то связан с исчезновением "Льюис энд Кларк".

Томас Мур имел полное право поделиться информацией о целях похода с командиром "Риковера", но он решил дождаться более благоприятного момента. Стоя на мостике, он молча созерцал окружавший его морской пейзаж. Море всегда действовало на него успокаивающе. Погруженный в свои мысли, Мур и опомниться не успел, как они уже прошли тоннель Хэмптон Роудс и сворачивали на восток, чтобы выйти в океан через горловину Чесапикского залива.

Мимо пронеслась пара десантных судов на воздушной подушке, направляясь к морской десантной базе Литл-Крик, расположенной неподалеку. В небе над самой водой висел вертолет "Си Стэллион", за которым тянулся противоминный трал. Других помех на фарватере не было, и "Риковер" продолжал идти быстрым ходом. Когда они миновали Чесапикский залив, солнце уже скрылось за облаками.

Обогнув мыс Генри, корабль вышел в открытый океан. Стало еще прохладнее. Мур уже решил было спуститься вниз, когда вдруг сигнальщик показал в сторону приближавшейся к ним субмарины. Поначалу ее узкий силуэт еле просматривался на горизонте. Мур навел на корабль командирский бинокль. Из-за выпуклости на корме он сначала принял его за спасательное плавсредство. Однако сигнальщик определил, что это была американская лодка "Джон Маршалл" типа "Итен Аллен", созданная первоначально для оснащения баллистическими ракетами. Позднее ее переоборудовали для нужд спецназа, и теперь это был десантный подводный корабль, предназначенный для тайных операций, связанных с переброской специальных диверсионных групп в отдаленные регионы планеты.

– Приготовиться к встрече и отданию почестей, – приказал Уолден.

При приближении "Джона Маршалла" сигнальщик "Риковера" поднес ко рту боцманскую дудку. Все повернулись к проходящему кораблю и застыли по стойке смирно. Моряки на рубке "Маршалла" ответили тем же. На мачтах обоих кораблей развевался американский флаг. Зазвучали трели дудок, и моряки отсалютовали друг другу.

Этот давний военно-морской ритуал воодушевляюще подействовал на Томаса Мура, он расправил плечи и вдохнул полной грудью, испытывая гордость за то, что принадлежит к флоту. В этот торжественный момент все было предельно ясно. Одна лодка сменяла другую на нескончаемом боевом дежурстве во имя Бога и отечества.

И только когда "Джон Маршалл" скрылся за горизонтом, Мур извинился и спустился вниз. В центральном посту шла подготовка к погружению, и, воспользовавшись этим моментом, Томас спустился в кубрик, не без проблем забрался на койку и прилег на тонкий матрас.

Как он и предполагал, места едва хватало, чтобы повернуться на спину. Он дернул занавеску, выключил свет и оказался в темном уютном коконе, позволявшем сосредоточиться на своих мыслях.

Итак, его отправили в поход в неизвестность. Ему предстояло раскрыть одну из наиболее удивительных морских тайн всех времен. Что ждет их в глубинах Языка Океана? Смогут ли они объяснить, каким образом "Льюис энд Кларк" почти мгновенно оказалась за тридевять земель в другом полушарии? Произведена ли эта чудесная телепортация с помощью устройства, созданного человеком? Или это результат воздействия запредельных космических сил? Не находя ответов на все эти вопросы, Томас Мур незаметно провалился в глубокий сон.

Его разбудило мягкое прикосновение чьей-то руки. Он отдернул шторку и встретился глазами с интендантом.

– Простите за беспокойство, сэр, – тихо сказал Хоп. – Но мы сейчас на отметке в двадцать футов, и я подумал, что вы бы не захотели проспать свое первое погружение.

– Спасибо, Хоп, – сказал Мур, зевнул и посмотрел на часы. – Вы хотите сказать, что я проспал семь часов? – удивленно добавил следователь.

– Так точно, сэр, – ответил Хоп. – Тому виной пластырь, что вам дал доктор. Держу пари, что у вас во рту сухо, будто его набили ватой.

– Между прочим, так оно и есть, Хоп, – признался Мур.

Интендант понимающе улыбнулся.

– Пойдемте в кают-компанию, вам надо слегка подкрепиться. Вы проспали ужин, но в 23.00 будут кормить ночную вахту. Да, кстати, сэр. Я взял на себя смелость подобрать вам рабочее платье. В походе все его носят. Надеюсь, оно подойдет вам по размеру.

Хоп протянул Муру свернутый комплект синей робы. На правом плече комбинезона виднелась нашивка с названием корабля "Хайман Дж. Риковер", над левым карманом блестел шитый золотом дельфин – эмблема подводников.

– Дельфина приказал пришить командир, – добавил Хоп.

Мур искренне обрадовался подарку и, не теряя времени, тут же облачился в новенький комбинезон.

– Размер мой, Хоп.

– Теперь вы больше стали похожи на подводника. Не хватает только одного, – Хоп протянул ему синюю фуражку с козырьком, поверх которого шла надпись "Риковер". – Носите на здоровье, сэр!

Переодевшись в новое обмундирование, Мур последовал за Хопом в кают-компанию. Там они налили по кружке кофе и через камбуз прошли в центральный пост.

Здесь было включено ночное освещение, и Муру потребовалось несколько минут, чтобы глаза привыкли к тусклому красному свету. Он остановился у штурманского поста, где темнокожий усатый старшина склонился над батиметрической картой, нанося их нынешнее местоположение в океане. Затем Мур вслед за Хопом прошел в правую часть отсека к пульту управления огнем. С этого места был виден весь центральный пост.

В отсеке ощущалось заметное напряжение: команда готовилась к погружению. С возвышения у перископа действиями команды руководил командир лодки. Уолден слегка кивнул Муру и вновь вернулся к управлению кораблем. На вид командиру "Риковера" было лет под сорок. Это был стройный, обаятельный мужчина, черноволосый, с блестящими темными глазами. Засунув руки в карманы комбинезона, он нетерпеливо прохаживался по отсеку, внимательно прислушиваясь к докладам офицеров и старшин.

Все действия разворачивались вокруг поста погружения и всплытия, где вахтенный офицер отдавал последние указания по подготовке лодки к погружению. Справа от него сидели рулевые, боцман действовал за командира поста погружения. Верный себе, он сжимал в зубах толстую сигару и уверенно следил за многочисленными приборами и Датчиками с красной подсветкой.

Только когда объявили результат контрольного промера глубины, раздался властный голос командира:

– Лодку к погружению! Погружение на шестьдесят пять футов! Средний ход!

– Есть, сэр, погружение на глубину шестьдесят пять футов, средний ход, – повторил рулевой и подал штурвал вперед.

31
{"b":"383","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Дважды в одну реку. Фатальное колесо
Метро 2033: Логово
Карантинный мир
Два дня в апреле
Яд персидской сирени
Разведенная жена, или Жили долго и счастливо? vol.1
Хюгге. Датское искусство счастья
Время-судья