ЛитМир - Электронная Библиотека

Что еще хуже, его буквально издергал адмирал Валерьян. Одноглазому черту ничего не стоило разбудить его среди ночи, чтобы затеять совершенно глупый разговор. Но так как физик по-прежнему опасался за жизнь дочери, он воздерживался от резких высказываний в адрес адмирала. Напротив, ученый старался всячески угодить ему, только бы тот выполнил свои обязательства по их негласной сделке.

Весь свой первый день на судне Андрей Сергеевич изучал техническую документацию телепортационной установки. И хотя теоретическая часть была разработана основательно, он сомневался в надежности источника питания, поэтому адмирал Валерьян разрешил ему работать в энергетическом отсеке, где находился небольшой ядерный реактор водяного охлаждения.

К своему немалому удивлению, Петров обнаружил, что энергии, производимой ими, было достаточно для питания электромагнитных генераторов, установленных на дне разреза. Убедившись, что причина неисправности крылась не в реакторе, он вернулся в пост управления и начал проверку программного обеспечения операционной системы. Это был длительный процесс, и Андрей Сергеевич каждый день засиживался допоздна перед компьютером.

Он только что закончил трудоемкий двенадцатичасовой анализ магнитного потока установки. Довольный результатами, Андрей Сергеевич наполнил термос холодной водой и вышел на ют отдохнуть и подышать свежим воздухом.

Было уже далеко за полночь, но температура не опускалась ниже тридцати градусов. Дул теплый и влажный ветер с востока. Андрей Сергеевич распрямил больную спину и взглянул на звездное небо, отыскивая пояс Ориона, когда из темноты раздался низкий и хрипловатый голос:

– Для того, кто вырос на свежих, прохладных таежных ветрах, несущих запах хвои, эти места – просто забытая Богом дыра.

Из тени шагнул адмирал Игорь Валерьян и протянул Петрову свою неизменную фляжку.

– Вот, попробуйте, – добавил он. – Это утолит жажду и напомнит о доме...

Андрей Сергеевич взял фляжку и понюхал ее содержимое. В нос ударил знакомый пряный запах настоенной на гвоздике водки. Зная, что это любимый напиток его Анны, он поднес фляжку к губам и сделал небольшой глоток. Крепкая водка обожгла горло и наполнила желудок бодрящим теплом, моментально подавив уже ставшее привычным чувство тошноты.

– Это то, что связывает нас с Родиной, – философски произнес Валерьян, принимая фляжку из рук Петрова, – и свидетельствует, что все в мире относительно, в том числе и расстояние.

От адмирала попахивало гвоздикой, но его никак нельзя было назвать нетрезвым. Он подошел вплотную к Петрову и приложился к фляжке. Физик отказался от предложения выпить еще, чем вызвал взрыв деланного негодования Валерьяна.

– В чем дело, доктор? – с усмешкой спросил он. – Когда соотечественник предлагает вам выпить, он делится с вами самым дорогим!

– Благодарю вас за предложение, – смущенно ответил Андрей Сергеевич. – Но я не очень хорошо себя чувствую.

– В таком случае водка – как раз то, что порекомендовал бы любой врач, – возразил старый моряк уже более мягким тоном, вспомнив, видимо, о недомогании своего гостя.

– Как мне докладывает начмед, вы страдаете бессонницей и полным отсутствием аппетита, – с почти братской заботой добавил Валерьян. – Вам надо больше отдыхать и как следует питаться, чтобы поддерживать силы.

– Да я никогда не отличался прожорливостью, – ответил Андрей Сергеевич, вновь взглянув на звезды. – А что касается сна, то одного-двух часов мне вполне достаточно для отдыха.

– Ваша работоспособность просто поражает, доктор. Скажите, как прошел сегодняшний анализ?

После небольшой паузы Петров ответил:

– Программное обеспечение вроде бы в порядке. Значит, дело в самих генераторах.

– Я так и думал, – сказал Валерьян. – А можно ли их починить, не поднимая на поверхность?

– Для начала надо определить характер неисправности. Думаю, мне самому придется спуститься под воду.

– Так давайте займемся этим, доктор. Наши подводные блюдца будут готовы в течение часа. Вы когда-нибудь спускались под воду на мини-субмарине?

Андрей Сергеевич покачал головой, и Валерьян продолжал:

– Тогда вам предстоит увлекательное приключение. Как ученому, вам оно должно понравиться. Очень жаль, но из соображений безопасности мы не сможем устроить вашу встречу с дочерью.

Лицо Андрея Сергеевича просветлело от одного лишь упоминания об Ирине.

– Вы знаете, я иногда забываю, что она всего в двадцати метрах от меня. Впрочем, она с таким же успехом могла быть и на Луне.

– Мы гордимся ее достижениями, доктор. Она служит ярким примером того, каких блестящих ученых дает миру Россия.

В ответе ученого прозвучала изрядная доля горечи.

– Если бы Ирина узнала, что под прикрытием научной программы комплекса "Мир" вы проводите военную операцию, ее бы это повергло в шок.

– Вы в этом уверены, доктор? – спросил Валерьян. – В конце концов, она русская и истинная патриотка, поэтому должна понимать, что только благодаря военной мощи, нам удавалось избегать агрессии за последние пятьдесят лет. В нашей истории немного таких мирных периодов. Так что эта операция абсолютно необходима, чтобы ее собственные дети росли в мире и счастье.

– Молю Бога, чтобы все прошло нормально, и американцы не узнали о нашем двуличии, – сказал Андрей Сергеевич. – Это вполне могло бы привести к войне, в которую вы так не хотите быть втянуты.

– Именно поэтому мы и вызвали вас, доктор, чтобы предотвратить грядущую катастрофу. Поэтому давайте действовать. У нас мало времени, а работы – невпроворот.

Тяжелой поступью Андрей Сергеевич пошел к себе в каюту готовиться к спуску под воду. Он принял холодный душ, надел сухую одежду, а по пути в спусковую шахту зашел на камбуз перехватить бутерброд с чаем. Желая побыстрее решить проблему, ради которой его вызвали с другого конца света, он поспешил в кормовую часть судна. Валерьян уже ждал его у черного квадрата морской воды вместе с молодым светловолосым офицером в спецназовской форме.

– Познакомьтесь с вашим напарником, доктор, сказал адмирал. – Это лейтенант Юрий Антонов.

Пожав крепкую руку спецназовца, Андрей Сергеевич взглянул на пару миниатюрных субмарин, пришвартованных у мостика. Ярко-желтые подводные аппараты в форме диска были оснащены манипуляторами и мощными фарами.

– Как я понимаю, это ваше первое погружение, – обратился Антонов к пассажиру. – Не бойтесь, доктор. Здесь хоть и тесновато, зато надежно и безопасно.

– Это меня очень радует, – пробормотал ученый, уже пожалев о том, что согласился с предложением адмирала.

Почувствовав изменение в настроении физика, Валерьян ступил на край шахты и указал на открытый люк одной из тарелок.

– Смелее, Андрей Сергеевич!

Юрий Антонов легко и бесшумно шагнул на борт минисубмарины. Петров последовал за ним. Тарелка качнулась, и физик вцепился в руку спецназовца.

– Юра, удели нашему гостю особое внимание! – наказал адмирал.

Антонов улыбнулся и осторожно подвел седого ученого к люку.

– Следуйте за мной, – коротко бросил Антонов и спустился в узкое отверстие. Физик взглянул на адмирала, который взмахнул рукой и пожелал:

– Ну, ни пуха ни пера!

Андрей Сергеевич кивнул и молча полез вниз, в тускло освещенную рубку. Следуя примеру Антонова, физик лег на живот справа от него.

Спецназовец начал колдовать над панелью управления. Включилась система регенерации кислорода, и с потолка потянуло прохладой. Монотонно зашелестел эхолот. С громким щелчком зажглись фары.

– "Альфа-2", я "Альфа-1", как меня слышите? – проговорил Антонов в микрофон.

– "Альфа-1", я "Альфа-2", слышу вас отлично, – четко ответил мужской голос из динамика.

– Очень хорошо "Альфа-2". Я готов к погружению.

– Мы следуем за вами, "Альфа-1".

Антонов глубоко вздохнул и посмотрел направо.

– Поехали, доктор. Вам удобно?

– Все в порядке, молодой человек, – ответил физик.

33
{"b":"383","o":1}