ЛитМир - Электронная Библиотека

– Скорее бы рассвет, уж очень хочется взглянуть на "Сивулфа".

– Жаль, что не удастся побывать на нем, приятель, – поправляя очки, добавил штурман, сидевший напротив Карра.

– С какой целью "Сивулф" находится в Порт-Канаверале? – спросил Мур, запив спагетти молоком.

– Ходовые испытания, – ответил командир. – Поскольку все системы "Сивулфа" имеют принципиально новую конструкцию, штаб флота решил обкатать лодку на полигоне в глубинах Языка Океана.

Эта информация явилась для Мура новостью, и он задумчиво спросил:

– И когда ожидается выход в море?

– Точное время выхода засекречено. Но, как я понимаю, сейчас подготовка несколько ускорилась, и "Сивулф", думаю, сможет выйти в море уже на следующей неделе.

Озадаченный неожиданным известием, Мур провел концовку ужина в молчаливых раздумьях. Только за десертом он наконец понял, почему адмиралу Проктору понадобилось посылать его в этот спешно подготовленный поход. "Риковер" должен был прочесать воды андросского полигона с целью обнаружения возможной угрозы для предстоящих испытаний "Сивулфа". Флот не мог позволить, чтобы "Сивулф" разделил судьбу "Льюис энд Кларк", ибо, если бы новая лодка каким-то непостижимым образом оказалась в руках противника, это означало бы самую крупную в истории неудачу США в сфере национальной безопасности.

Мур подумал, что в скором времени ему придется поделиться своими подозрениями с командиром "Риковера". Не зная, как Уолден воспримет это невероятное предположение, Мур терпеливо выжидал подходящий момент для разговора. А пока он решил продолжить ознакомление с лодкой и ее личным составом.

За кофе Мур узнал, что большая часть следующего дня уйдет на погрузку подводного аппарата, за которым они и прибыли во Флориду. Если все пройдет нормально, то завтра вечером они покинут Порт-Канаверал, чтобы преодолеть триста миль до Языка Океана. Муру не терпелось поскорее прибыть на место и погрузиться в тайны морских глубин.

Каждый вечер после ужина кают-компания превращалась в видеосалон. Грызя попкорн и запивая его кока-колой, офицеры просматривали фильмы из довольно богатой корабельной фильмотеки. В этот вечер выбрать фильм попросили Мура, и, решив остановиться на крутом приключенческом боевике, он выбрал "Хищника" с Арнольдом Шварценеггером в главной роли.

Как оказалось впоследствии, его выбор удовлетворил всех, включая и командира, которому удалось досмотреть фильм почти до конца, пока его не вызвали по поводу какой-то мелкой технической неполадки.

После окончания фильма Мур решил еще раз наведаться в центральный пост. Вежливо отклонив предложение Хопа сопровождать его, он самостоятельно добрался до залитого красным светом отсека.

"Риковер" вот-вот должен был всплывать на перископную глубину. Муру понадобилось несколько минут, чтобы глаза привыкли к полумраку. В дежурном по кораблю он узнал связиста лейтенанта Кларка. Тот был одет в темно-зеленый шерстяной свитер поверх комбинезона и, как всегда, сосредоточен и строг.

На посту погружения и всплытия сидел глав-старшина Элвуд. У боцмана изо рта торчал незажженный окурок сигары и, не отрывая глаз от приборов главного пульта управления, он поприветствовал Мура:

– Добрый вечер, сэр. Я обещал дать вам урок судовождения. Вы готовы? Если хотите, я спрошу разрешения у дежурного офицера, чтобы вы вывели лодку на перископную глубину.

– В этом нет необходимости, боцман, – ответил Мур. – Я только понаблюдаю.

– Дело ваше. А то скажите, если захотите порулить, – сказал боцман. Он вдруг подался вперед и легонько дернул рулевого за ухо.

– Эй, Ковальский, следи за курсом! – воскликнул он. – Держи штурвал обеими руками, сынок. Это тебе не папин "шевроле". Лодка стоит миллиард долларов.

Мур еле сдержал смех. На лодке начисто отсутствовали иллюминаторы, и он почти забыл, где находится. Где еще встретишь такое, чтобы двадцатилетний мальчишка управлял таким дорогостоящим кораблем?

На карте, развернутой на столе штурмана, Мур увидел их местонахождение у берегов Центральной Флориды. Данные о точных координатах постоянно поступали с корабельной инерциальной навигационной системы. Старшина-рулевой постоянно докладывал об изменениях курса дежурному офицеру. Мур прошел к акустикам.

Здесь старшим на вахте оказался старшина Тим Лейси. Он улыбнулся Муру и кивком пригласил его сесть у экрана сонара.

– Добро пожаловать в камеру ужасов, сэр, – тепло поприветствовал старшина Мура.

Лейси сел позади трех матросов-акустиков. Все они были в наушниках и пристально всматривались в мерцающий экран монитора. Их работа заключалась в отслеживании множества звуков, поступающих с пассивных датчиков лодки, расположенных по всему корпусу корабля. Доступ к ним осуществлялся путем манипулирования массивными черными ручками управления на каждом пульте или через квадратную клавиатуру возле экрана сонара.

– Новый контакт по корме, Тим, – доложил молоденький матрос, сидевший за средним пультом. – Биологический, "Сьерра-9".

– Отлично, парень, – похвалил его Лейси и потянулся к микрофону. – Центральный, говорит акустик: есть новый контакт, пеленг – 330, "Сьерра-9", биологический.

– Акустик, говорит Центральный пост, есть "Сьерра-9", биологический, – повторил голос из динамика.

– Не хотите ли послушать, сэр? – спросил Лейси, снимая с себя наушники и протягивая их гостю.

Мур с готовностью надел наушники и прислушался к приглушенным шумам.

– Это креветки, сэр, – пояснил Лейси. – У меня они вызывают ассоциации с беспорядочным стуком кастаньет.

Мур улыбнулся такому сравнению и вернул наушники хозяину.

– Я преклоняюсь перед людьми, которые разбираются в звуках моря, – заметил Мур. – Это целая наука.

– Я бы сказал больше, сэр, – подхватил Лейси. – Акустика сама по себе – искусство.

– Есть контакт, старшина, – доложил матрос, сидевший у экрана сонара. – Пеленг – 228, "Сьерра-11", торговое судно.

– Молодец, парень, – отреагировал Лейси. Он передал новую информацию на центральный пост, затем потянулся к горизонтальной трубе над головой и достал из-за нее пакет. Как заботливая птица-мать кормит своих птенцов, Лейси вручил каждому матросу по горсти конфет, при этом не обойдя и Мура.

– Я всегда забочусь о своих пацанах, когда они заботятся обо мне, – добавил Лейси, сунув в рот конфету.

– Вы так и не объяснили, почему называете свой пост камерой ужасов, – заметил Мур.

Лейси покачал головой.

– Надо быть здесь, когда наши дорожки пересекутся с противником и мы держим его на контроле, – пояснил он. – Тогда вы сами все поймете.

Мур понаблюдал за работой акустиков еще с полчаса. За это время они зафиксировали несколько биологических объектов и засекли траулер, прошедший буквально над ними. Когда "Риковер" начал всплытие на перископную глубину, Мур подавил зевок и решил отправиться спать.

Покинув тесноту затемненного центрального поста, он оказался в матросской столовой. Здесь было очень оживленно и светло, как в пивной. У окна раздачи толпились проголодавшиеся матросы в ожидании горячих гамбургеров с жареной картошкой. Запах стоял настолько аппетитный, что следователь с трудом подавил соблазн присоединиться к ним.

В кубрике царила темнота, почти все шторки были задернуты. Стараясь производить как можно меньше шума, Томас подошел к своей койке и отдернул шторку. Он решил вздремнуть, не раздеваясь. С трудом втиснувшись в узкое пространство между двумя полками, он залез под одеяло, закрыл шторку и вытянулся на спине. Ноги уперлись в переборку. Не включая свет, он снял часы, сунул их под матрас и закрыл глаза.

Кто-то безмятежно храпел совсем рядом, в коридоре разговаривали двое матросов. Хоп как-то говорил ему, что в этом отсеке сначала планировали разместить компьютеры. Для их охлаждения была предусмотрена специальная вентиляция. Но потом здесь решили оборудовать кубрик, а вентиляция осталась, поэтому микроклимат для отдыха был отменный. Укутавшись в одеяло, Мур провалился в глубокий сон без сновидений.

38
{"b":"383","o":1}