ЛитМир - Электронная Библиотека

Рядом в темноте беспокойно цокала Долли. Норвежец решил, что пожар начался в аккумуляторном отсеке. Карл-Ивар, конечно, сразу же отнес вину за происшедшее на свой счет. Видимо, в результате недавнего ремонта генератора где-то возникло внутреннее короткое замыкание, а он проморгал его вчера во время вечернего осмотра. Теперь им придется расплачиваться за его роковую оплошность, ибо на этом похождения "Миши" в морских глубинах закончились. Восстановлению минисубмарина не подлежала.

* * *

Томаса Мура разбудил громкий голос из репродуктора корабельной трансляционной сети. Не сразу очнувшись ото сна, он взглянул на часы. Они показывали начало одиннадцатого утра. Откинув шторку, он с некоторым смущением подумал, что ему на удивление крепко спалось на "Риковере".

Чтобы спуститься с полки, ему пришлось перевернуться на живот и затем пятиться назад, пока ноги не коснулись палубы. Томас достал коричневый кожаный реглан, в рундучке нашел бритвенный прибор и открыл раздвижную дверь кубрика. В глаза ударил яркий свет. Мимо по коридору прошли двое матросов в синих робах, направляясь в столовую. Мур приветствовал их кивком головы и зашел в офицерский гальюн.

С чувством нескрываемого облегчения он отлил в надраенный до блеска писсуар из нержавеющей стали и, чувствуя себя старым подводником, спустил воду, нажав, как учили, на сливной рычаг, после чего повернулся к раковине умывальника.

Умывшись, Мур нанес слой мыльной пены на лицо и шею, побрился, почистил зубы. Помня о наставлениях Хопа, он включил душ и, облившись, выключил воду, намылился, потом снова пустил душ. Завершив приятную, освежающую процедуру, он тщательно вытерся чистым полотенцем, оделся и в прекрасном расположении духа вернулся в кубрик, чтобы положить на место туалетные принадлежности.

Завтрак, разумеется, он проспал, но в матросской столовой еще можно было получить кружку кофе и тарелку каши. Так как время уже шло к обеду, камбуз был пуст, за исключением поваров и нескольких матросов с учебниками и наставлениями в руках. Стараясь не беспокоить их, Мур наполнил тарелку молочной рисовой кашей и стоя съел ее. С кружкой кофе в руке он поднялся наверх, где была установлена корабельная инерциальная навигационная система. В следующем отсеке находилась радиорубка, но Мур свернул в другую сторону.

В отсеке центрального поста горел яркий свет. На рабочих местах было лишь несколько старшин и матросов. Мур остановился у штурманского стола, и ему стало понятно, почему в отсеке не было офицеров. На карте линия курса уперлась в Порт-Канаверал, первый остановочный пункт в этом походе. Желая убедиться в этом, Мур двинулся к выходу. Выглянув из люка, он увидел голубое небо над головой и поспешил подняться на палубу.

Наверху он испытал такое чувство, будто только что поднялся из преисподней, так здесь было хорошо: теплый, ласковый воздух тропиков благоухал, как волшебный бальзам, щедро сдобренный острыми запахами моря. Солнышко встретило его как давнего приятеля, и Мур закрыл глаза, подставляя лицо его ласковым лучам.

Громкий и резкий механический скрежет вернул его к действительности. Этот звук исходил с соседнего пирса, где большим краном поднимали с платформы огромного трейлера глубоководный спасательный аппарат "Авалон". Сам ГСА был выкрашен в черный цвет, имел в длину около пятидесяти футов и походил на огромную, толстую торпеду. В закругленную корму были врезаны два маневровых движителя, гребной винт окружал белый защитный кожух. Мур подошел к группе офицеров и старшин, собравшихся за рубкой "Риковера". Здесь были командир и старпом, которые с помощью "уоки-токи" руководили погрузкой "Авалона". Когда над кормой "Риковера" нависла эта огромная масса, на палубе лодки воцарилась напряженная тишина. Прямо над кормовой сходной шахтой болтами к палубе была привинчена массивная рама на четырех опорах, на которую медленно опускался "Авалон". Напряженная атмосфера развеялась, только когда ГСА был надежно установлен на раме. Такелажник отсоединил последний чалочный строп, "Авалон" окружили моряки, а Мур сошел по узкому трапу на берег.

Отвыкшие от суши ноги слегка дрожали, будто причал качался под ними. Преодолев это ощущение, Мур прошел в конец пирса, подальше от собравшейся на корме "Риковера" толпы. Отсюда он увидел другую лодку, стоявшую напротив "Риковера". Размерами она почти не уступала "Риковеру", но одна конструктивная особенность отличала ее от лодки проекта 688: ее горизонтальные рули были установлены не на рубке, а в корпусе, что придавало лодке более обтекаемую форму.

– Здравия желаю, коммандер, – услышал он голос сзади.

Мур обернулся и увидел интенданта "Риковера".

– Доброе утро, Хоп, – ответил Мур на приветствие улыбающегося Хопа.

– Как вам нравится SSN-21? – спросил подошедший офицер, кивнув в сторону соседней лодки.

– Вы хотите сказать, что это и есть "Сивулф"? – осведомился Мур, переводя взгляд на лодку, которой только что любовался.

– Да, он самый. Жаль только, что у нас нет времени осмотреть его изнутри. Ведь, очевидно, именно там спрятаны его отличительные особенности.

– Да уж наверное, – заметил Мур задумчиво. – Сказать по правде, я даже и не подумал, что это "Сивулф".

– Ничего удивительного, коммандер. Ведь кроме горизонтальных рулей да слегка измененной рубки, он внешне больше почти ничем не отличается от проекта 688. Но только внешне. Даже корпус "Сивулфа" сделан из совершенно новой марки стали, что позволит ему погружаться в глубины, о которых мы и мечтать не смеем.

– Это понятно, Хоп. Помнится мне, ребятам из компании "Электрик Боут" пришлось немало попотеть, чтобы сварить его корпус по чертежам.

– Век живи – век учись, – заметил Хоп, не отрывая восхищенный взгляд от новой лодки.

– Хорошо, я хоть не все проспал. С моими способностями по части подушки это вполне возможно. Когда выходим в море?

– Как только закрепят "Авалон" по-походному. Через час, возможно. Говорят, мы принимаем его на тот случай, если наткнемся на затонувший "Льюис энд Кларк".

– Если бы так, Хоп. К сожалению, наличие "Авалона" у нас на борту не связано с возможными подводными спасательными работами. Пока только могу сказать вам, что я буду использовать его в совершенно иных целях.

– Очень жаль, – сказал интендант и, взглянув на часы, добавил: – Пора возвращаться на корабль, коммандер.

– Добро, Хоп, – согласился Мур, бросил последний взгляд на "Сивулф" и последовал за интендантом.

У трапа "Риковера" Мура ждали каперанг Уолден и невысокий крепыш лейтенант с квадратной челюстью и седыми висками.

– Коммандер Мур, – обратился к нему Уолден. – А мы только что говорили о вас. Познакомьтесь – это пилот "Авалона" лейтенант Барнс.

– Можно просто Нед, – глубоким, низким голосом произнес Барнс, которому было лет под пятьдесят.

Мур пожал твердую, как железо, руку и заметил, что пилот смотрел ему прямо в глаза, не мигая.

– Рад познакомиться, Нед.

– Командир только что сообщил мне, что "Авалон" поступает в ваше распоряжение, – заметил Барнс. – Куда мы направляемся, и какова наша задача?

После минутного колебания Мур осторожно ответил:

– Мне нужен "Авалон" для исследования глубин Языка Океана.

– Это как-то связано с поисками "Льюис энд Кларк"? – прямо спросил лейтенант.

– Не совсем, – вновь уклончиво ответил Мур.

Почувствовав, что Мур знает больше, чем говорит, Барнс обратился к Уолдену:

– Командир, сколько мы будем идти до Языка Океана?

– Мы обогнем северную оконечность острова Андрос завтра ранним утром, – ответил Уолден. – Вы знаете, коммандер, мне тоже хотелось бы побольше узнать о предстоящей операции.

– Всему свое время, джентльмены, – ответил Мур, которого избавил от дальнейших расспросов приход старпома.

41
{"b":"383","o":1}