ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Думаю, как все закончить
Секта
Волки у дверей
Каменная подстилка (сборник)
Как запомнить все! Секреты чемпиона мира по мнемотехнике
Среди тысячи лиц
Апельсинки. Честная история одного взросления
Черное море. Колыбель цивилизации и варварства
Неделя на Манхэттене

Словно в ответ на эту выходку, мотор громко чихнул и снова заработал ровно.

– Вот так, молодчина, – сказал Ал, счастливо улыбаясь.

Доктор Элизабет подошла к Мими и, взяв ее за руку, осторожно подвела к одному из стульев.

– Посидите здесь, и все будет в порядке. Принести вам воды? Или, может быть, вы хотите чаю на травах?

– Спасибо, ничего не надо, – ответила Мими и села, рассеянно глядя в морскую даль.

– Милочка, у вас такой вид, будто вы только что потеряли лучшего друга, – заметила экстрасенс, тоже садясь за стол.

У Мими от этого невинного замечания едва не брызнули слезы из глаз.

– А я и потеряла. Ушел Питер, и у меня никого не осталось...

Доктор Элизабет накрыла своей ладонью руку Мими.

– Будет вам, милочка. Вы же знаете, это не совсем так. Ведь вы можете положиться на меня, как на друга. И потом, кто знает, может, ваш муж еще не сказал последнее слово? У меня такое чувство, что в ближайшее время он еще окажет влияние на вашу жизнь.

– Что вы имеете в виду? – оживая, спросила Мими. – Вы на самом деле чувствуете, что Питер рядом?

Экстрасенс уверенно кивнула и, поднеся палец к губам, указала на корму, где проснувшаяся Исис нетерпеливо всматривалась в синее небо, будто кто-то звал ее сверху.

– Она что-то почуяла, – шепнула доктор Элизабет. – Поверьте, ждать осталось не долго, милочка. Я это чувствую.

* * *

– Надводный контакт, старшина, слышу шумы винта, – доложил самый молодой акустик "Риковера". Похоже на небольшой рыболовецкий траулер.

Тим Лейси был занят проверкой глубины и, резко повернувшись, взглянул на монитор матроса.

– Отлично, малыш, – сказал Лейси и взял микрофон прямой связи с центральным постом. – Центральный, говорит акустик. Новая цель, пеленг – 330. "Сьерра-6", траулер.

– Говорит центральный пост, есть траулер, – ответил голос дежурного офицера.

Когда Лейси достал из вентиляционного отверстия пакет с маленькими шоколадками "Сникерс", в гидроакустический отсек вошел каперанг Уолден. Ничуть не смутившись, Лейси достал из мешка шоколадку и протянул ее Уолдену.

– Угощайтесь, сэр. Я знаю, вы любите "Сникерсы".

– Спасибо, Лейси, – ответил Уолден, развернул шоколад и отправил его в рот.

– Мы отслеживаем "Авалон" на широкой полосе, командир, – доложил Лейси. – Он довольно резво идет в западном направлении.

Прежде, чем ответить, Уолден посмотрел на монитор.

– Мне кажется странным, что "Академик Петровский" так и не откликнулся на SOS. Коммандер Мур доложил, что видел у них в шахте два ныряющих блюдца, и я полагал, они пошлют их на помощь акванавтам.

Лейси постукивал пальцами по монитору.

– Мы следим за русским судном с тех пор, как разошлись с ним, сэр. Они даже ни разу не пикнули.

– Боюсь, что здесь как раз тот случай, когда лисе доверили охранять курятник, – заметил Уолден. Он вдруг вздрогнул, когда в отсеке раздался громкий хлопок, после чего все трое акустиков, вскрикнув от боли, сорвали наушники. Из их ушей сочилась кровь.

– Сукин сын! – выругался Лейси, потирая уши. – Какой-то мерзавец повыбивал нам дерьмо из ушей!

Мгновенно среагировав на неожиданную гидроакустическую атаку, Уолден сразу подумал о людях.

– Отправьте своих парней к доктору, вызовите следующую смену. Очевидно, мы здесь не одни. Русским духом пахнет.

– Разрешите мне остаться на посту, командир, – взмолился Лейси. – Я в курсе всей обстановки, и если рядом есть еще одна лодка, я ее засеку.

Уолден повернулся к выходу.

– Добро, Лейси. А я пойду взгляну, как их можно наказать.

Охваченный яростью, командир влетел на центральный пост.

– Что это нас долбануло, сэр? – стоя у перископа, спросил вахтенный офицер.

– Кто-то играет с нами в прятки, – пояснил Уолден, – и мы не уйдем из этого сектора, пока не выясним, кто. Мы принимаем вызов и для начала сделаем аккуратный и тихий разворот. И если встретим незванных гостей, то поприветствуем их собственным гидроакустическим ударом!

* * *

– Ну что, Петраков, какова их реакция на наш скромный привет? – нетерпеливо спросил замполит.

Старший акустик "Пантеры" окинул взглядом все датчики, затем ответил:

– Что-то я ничего не понимаю... Пока сидят тихо и даже не пикнут.

– Может быть, они не услышали нас? – высказал предположение его более молодой коллега.

– Этого не может быть, – возразил бородач. – Такой удар могли бы услышать и в Мурманске.

К акустикам вернулся командир лодки, ненадолго отлучавшийся к штурвалу. Литвинову достаточно было взглянуть на их лица, чтобы понять: их замысел не удался.

– Значит 688 и не думает всплывать? – без надежды в голосе спросил он.

– Вот именно, командир, – ответил старший акустик. – Они не только затаились, но ведут себя так, будто и не слышали нас.

Литвинов похлопал бородача по плечу.

– Но мы-то знаем, что врезали им по ушам, Миша. Но я готов поклясться, это не обратило их в бегство, а только разозлило.

– Неужели вы их боитесь, командир? – ухмыльнулся замполит.

– Вы принимаете за страх профессиональное уважение одного моряка к другому, замполит, – возразил Литвинов. – Я сомневался, что американцев будет легко запугать, и оказался прав.

– Но адмирал Валерьян приказал нам немедленно убрать их из этого сектора! – воскликнул Добрынин.

– Это не так легко, как кажется, тем более, что мы их потеряли, – сказал командир, с трудом сдерживая неприязнь к туполобому политработнику.

Замполит отказывался верить своим ушам.

– Но надо их найти, и побыстрее. Адмирал Валерьян надеется на нас, и мы, чего бы то ни стоило, должны вытеснить американцев из этого района.

– И как вы предлагаете это сделать, замполит? – разозлился Литвинов.

– Откуда мне знать? – упорствовал Добрынин. – Вы командир корабля, вам и карты в руки!

Литвинов злорадно заметил:

– К сожалению, в училище меня забыли научить, как совладать с чересчур много на себя берущим политработником.

– Ваша грубость не останется незамеченной, – взвился под потолок замполит. – Уж я постараюсь отметить ее в своем официальном рапорте.

– Давайте-давайте, – буркнул Литвинов. – И не забудьте еще добавить, что, будь моя воля, я бы упразднил институт замполитов еще много лет назад. Типы, подобные вам, понапрасну занимают нужное место, расходуют драгоценные ресурсы, да еще сеют раздоры среди личного состава. Вы – живой символ всех наших прежних ошибок, системы, которая довела страну до банкротства и попрошайничества. Стыдитесь, Добрынин! Вы ведете себя как склочная баба, а не как офицер военно-морского флота великой державы!

Опешившему от такой решительной отповеди замполиту помог выйти из замешательства очередной доклад старшего акустика.

– Продолжаю отслеживать ГСА, командир. Он идет над термоклином к сектору, где расположен комплекс "Мир".

После этого сообщения Литвинова вдруг осенила идея.

– Ну конечно, ГСА! Нам надо сблизиться с ним и использовать как приманку для 688. Когда лодка обнаружит себя, мы затеем с ними игру с потасовкой, и вскоре они поковыляют восвояси зализывать раны.

Однако замполит не разделял энтузиазм командира.

– Не уверен, что эта тактика окажется более эффективной, чем ваш акустический удар. Послушайте, довольно детских игр. Я предлагаю нанести удар акустической самонаводящейся торпедой и поставить на этом деле точку.

– Нам приказано отпугнуть их, а не развязать войну, – напомнил Литвинов.

– Кто говорит о войне, командир? Точная торпедная атака гарантирует, что в живых не останется никого. А американцы будут знать только то, что одна из их подлодок затонула в Андросском разрезе, развалившись на куски из-за нарушений, допущенных в процессе сварки прочного корпуса.

– Вы пугаете меня, замполит. Ваши слова лишний раз доказывают, насколько вы недальновидны и глупы.

50
{"b":"383","o":1}