ЛитМир - Электронная Библиотека

– Сидеть тихо, говорить, когда спросят, – ответила Алия.

– Пользоваться салфетками! – крикнул Хамид и засмеялся.

Мелисса расслабилась. Она хотела, чтобы все прошло спокойно и без эксцессов.

Разговор за ужином шел о сегодняшнем посещении бабушки. Мелисса была довольна поведением детей. И хотя все было замечательно, к концу трапезы Мелисса почти валилась с ног от усталости и переживаний. Она собиралась уложить детей, но Сурим покачал головой.

– Они знают дорогу. Анис уложит их. Останься. Алия обняла Мелиссу, а Хамид спросил:

– А ты прочитаешь мне сказку перед сном?

– Я поднимусь к вам чуть-чуть попозже. Если ты уже заснешь, то завтра я прочитаю две. Идет? – Мелисса потрепала Хамида по голове.

– Я тоже хочу сказку, – разочарованно протянула Алия.

– Тот же договор, хорошо? Теперь пожелайте спокойной ночи своему дяде и марш в постель!

Дети по очереди обняли Сурима и ушли.

– Зачет или незачет? – спросил Сурим.

– Это был не тест, – рассмеялась Мелисса. – Это был семейный ужин. И я думаю, он прошел хорошо. Но намного важнее, что думаете по этому поводу вы.

– Как ни удивительно, но мне понравилось, – улыбнулся Сурим.

– Здесь нет ничего удивительного. Эти дети – просто подарок!

– Вообще-то, в моей стране не принято, чтобы дети сидели за одним столом со взрослыми.

– Кто придумал это правило? – возмутилась Мелисса и сразу же осеклась. – Конечно, традиции твоей страны важны, но дети должны принимать участие в семейных делах.

– Может, выпьем кофе в салоне? Эти стулья не созданы для долгого сидения. – Сурим встал и проводил Мелиссу в комнату, стеклянные двери которой выходили в сад. – Отправляя меня учиться в Англию, мой отец хотел расширить мои знания, – вдруг сказал Сурим. – Он сам учился во Франции, его брат – в Италии. В моем случае пришла очередь Англии.

Мелисса молча наблюдала за ним. К чему он клонит?

– Я жил в интернате, жизнь в которой сильно отличается от семейной жизни. – Сурим пристально посмотрел на нее. – Я приезжал домой всего несколько раз в году.

Мелиссе было сложно понять, каково это – быть оторванным от своей семьи. Она всегда жила с мамой, и они все решали вместе: начиная с покупок вещей и заканчивая каникулами.

– В общем, я не знаком с семейными ценностями Англии.

– И вы не уверены, что они нужны детям?

– На самом деле я думаю, что это, наоборот, очень хорошо. Мара и Анвар любили Англию.

– То есть вы хотите проводить больше времени с детьми и не ограничивать их стенами детской. И вы не против, чтобы самый младший ребенок участвовал в семейных делах. Я правильно поняла?

– Мне нужна будет хоть одна комната, недоступная для детей, – вздохнул Сурим.

– А это зависит только от вас. Вы сами должны научить детей, куда можно заходить, а куда нельзя.

– Я хочу, чтобы они чувствовали себя здесь свободными. Когда я был маленьким, у меня не было этой свободы... В некоторых комнатах я побывал только после смерти родителей.

Мелисса была ошарашена. Она не ждала такой откровенности от шейха.

Раздался тихий стук в дверь, после чего в комнату вошел слуга.

– Ваше Величество, вам звонят, – сказал он, держа в руках телефон.

– Я занят, – кратко ответил Сурим.

– Извините, но это мадам ибн-Хорок. Вы обычно всегда свободны для нее.

– Это тетя Тацил, – Сурим встал. – Прошу прощения, Мелисса, но я действительно всегда отвечаю на ее звонки.

Сурим вышел в холл, а в комнату вошел слуга с подносом, на котором стояли кофейник и чашки, на блюде лежали сладкие пирожки.

Через несколько минут Сурим вернулся, и Мелисса протянула ему чашку.

– Вы пьете черный.

– Ты заметила?

– У вашей тети. Она в порядке? – спросила Мелисса.

– Да, все хорошо. Тетя Тацил призналась, что почувствовала себя гораздо лучше после визита детей. Она пригласила меня на обед, где хочет познакомить с подругой Мары. Кто знает, может, эта женщина станет для меня идеальной женой...

– Очень мило со стороны тети Тацил так заботиться о вас, – сказала Мелисса, стараясь не смотреть на него. Лучше бы он не говорил ей этого! Теперь она стала представлять, каково это – быть его женой.

Мелиссу бросило в жар, и она постаралась отогнать от себя эту мысль.

Она всегда считала, что если уж и выходить замуж, то только по большой любви. А Суриму, казалось, не нужна любовь. Ему был нужен подходящий брак.

– Ты очень тихая сегодня, – прервал ее размышления Сурим.

Она взглянула в его большие черные глаза.

– Я думала о том, как по-разному мы понимаем брак.

– У вас за основу берут любовь. Но тем не менее в западных странах много разводов. И как я успел заметить, не все пары любят друг друга по-настоящему...

– Ты прав. Но для тех, кто любит, брак – это счастье. Например, мои родители любили друг друга. Мама была вдовой более двадцати лет, прежде чем выйти замуж за отца Макса. Они обожают друг друга. Я рада, что она не вышла замуж, только чтобы не быть одной.

– Ты именно так воспринимаешь браки по взаимному расчету?

– Нет, я думаю, это еще хуже. Что, если вы абсолютно не подойдете друг другу? Сможете ли вы терпеть друг друга пятьдесят или больше лет? – Внезапно Мелисса поняла, что она говорит и, самое главное кому. – А в общем, это не мое дело, – быстро добавила она.

Сурим улыбнулся.

– Мне нравится в тебе то, Мелисса, что ты обращаешься со мной как со своими друзьями в Англии.

– Нас трудно назвать друзьями, – ответила Мелисса, чувствуя себя неуютно.

– Может, мы смогли бы ими стать... – задумчиво произнес Сурим.

– Я здесь для детей! – И любая дружба заставит ее мечты разыграться с новой силой. Чтобы преуспеть здесь как няня, ей прежде всего нужно помнить, что между ней и шейхом – непреодолимая пропасть.

Но в то же время Мелисса ясно отдавала себе отчет, что с трудом сопротивляется обаянию Сурима.

Боже, к чему это приведет?

Глава седьмая

Всю следующую неделю Мелисса и дети занимались своими обычными делами. По утрам они учили арабский язык, днем гуляли на свежем воздухе, а когда шел дождь – исследовали дворец.

Вечером, когда Сурим был дома, они все вместе садились за стол. Теперь даже маленькая Нади была с ними. Мелисса была довольна тем, как развиваются отношения в семье.

И только когда Сурима не было дома, она старалась не думать о том, где он и с кем встречается. Зато, когда он возвращался, они проводили по нескольку часов за интересными беседами. У них оказались общие интересы – оба с удовольствием обсуждали книги, музыку, искусство.

О, как нравились Мелиссе эти разговоры! Иногда ей казалось, что шейх уже нуждается в беседах с ней. Но Мелисса не забывала, кто она здесь. Каждый раз, когда Сурим не ночевал дома, девушка с замиранием сердца представляла, что наутро он обрадует детей известием о своей скорой свадьбе.

Он больше не целовал ее, и она была ему за это благодарна. Но находиться рядом с ним и не прикасаться к нему было для нее настоящей пыткой. Ей так хотелось, чтобы он снова поцеловал ее! Всего-навсего один поцелуй! Ведь он не причинит никому страданий, так ведь?

Однажды они остались вдвоем, и Сурим сказал:

– Думаю, завтра мы сможем съездить в город, пройтись по магазинам.

– По магазинам? – переспросила Мелисса.

– Детям нужно купить одежду. Да и подстричься им не помешает. Я освободил себе пару часов днем, так что мы вернемся как раз к тому времени, когда у Нади должен быть тихий час.

Сурим никогда ничего не забывал. Видно было, что он старается. Теперь дети чувствовали себя с ним намного лучше, чем в первые дни.

– Это было бы замечательно! Мы пойдем на базар?

Сурим нахмурился и пожал плечами.

– Ну, если ты хочешь... Я подумывал о бутиках на улице Амир, но можно посмотреть, что есть на базаре.

– Это будет отличная возможность попрактиковаться в нашем арабском, – обрадовалась Мелисса.

14
{"b":"386","o":1}