ЛитМир - Электронная Библиотека

– Нет, – произнес он. – Нет, я так не считаю.

По амфитеатру пробежал легкий шум. Выждав, когда воцарится напряженное молчание, Докерти констатировал.

– Итак, леди и джентльмены, смерть Шарлотты Томас превращается в убийство. И именно по этой причине мы и собрались здесь. – Снова гробовое молчание. На этот раз Хадави беспокойно заерзал на своем месте, желая поскорее покончить с допросом.

– Благодарю вас за помощь, доктор, – сказал ему Докерти. – Когда Хадави поднялся, намереваясь идти, детектив добавил: – О, вот еще что... Вы сказали, что химические тесты были затребованы врачами миссис Томас... – он бросил взгляд на свои записи... – доктором Хатнером и доктором Шелтоном. Вы не помните, кто именно из них просил провести эти тесты?

Темные глаза Хадави сузились. Всматриваясь в лицо детектива, он пытался прочесть на нем, какой скрытый смысл он вкладывает в свой вопрос. Затем, недоуменно пожав плечами, сказал:

– Как мне помнится, доктор Шелтон интересовался содержанием калия. Остальные тесты заказывал доктор Хатнер.

Докерти кивком головы отправил патологоанатома на место, одновременно тихо проговорив.

– Спасибо. – После этого он обвел взглядом зал и, не глядя в сторону Дэвида, сказал:

– Доктор Шелтон?

Ховард Ким протянул свою ручищу и ободряюще хлопнул Дэвида по спине, когда тот прошел мимо гиганта, направляясь к проходу. Дэвид, конечно, слышал об анормальных анализах крови; до него даже докатились слухи, распространявшиеся со скоростью огня по больнице о том, что проводится полицейское расследование. Хотя доктор Армстронг не сказала ему, что он будет вызван для дачи показаний, Дэвид ничуть не удивился, когда детектив назвал его фамилию.

Докерти улыбнулся, крепко пожал ему руку и, указав на место, освобожденное Хадави, принялся монотонным голосом расспрашивать о событиях, предшествовавших остановке сердца у Шарлотты Томас. Постепенно речь Дэвида потекла связно и плавно. Докерти умел разговорить людей. Вскоре Дэвид давал показания взъерошенному лейтенанту совершенно непринужденно, как если бы они сидели в баре. Затем, не меняя тона разговора, Докерти сказал:

– Как я понял, доктор Шелтон, незадолго до того, как вы обнаружили отсутствие пульса и дыхания у миссис Томас, у вас произошел разговор о ней и о серьезно больных пациентах вообще с доктором Армстронг и с сестрами, а именно... – он посмотрел на записи... – сестрами Эджерли, Гоулд и Билл. Не могли бы вы передать нам содержание этого разговора?

Прошло пять секунд, десять, пятнадцать... Дэвид словно онемел. Этот вопрос никак не вписывался в схему допроса. В нем не было смысла... если только... Он принялся судорожно искать скрытый смысл вопроса Докерти к Хадави относительно того, кто из врачей на самом деле просил о проведении теста, который установил высокий уровень морфина в крови. Смутное ощущение страха, столь неопределенное и почти мимолетное, который он испытал в ту ночь, в отделении Юг-4, возросло стократно. В висках застучало, а руки налились тяжестью. Боже праведный! он подозревает меня! Он подозревает меня!

В этот момент он заметил, что от доброжелательного взгляда Докерти не осталось и следа, и теперь стальные глаза, не отрываясь смотрят на него, оценивают, изучают, стараются проникнуть в самую душу... Дэвид знал, что он долго молчит... слишком долго не отвечает на поставленный вопрос. Глубоко вздохнув, он постарался отогнать от себя тревожные мысли. Остынь, приказал он самому себе, и не делай из всего трагедии. Просто расскажи этому человеку то, что известно тебе.

– Доктор Шелтон, вы помните тот инцидент, о котором я спрашиваю вас? – В подчеркнуто вежливом тоне Докерти сквозило раздражение.

Еще ничего не сказав, Дэвид понял, что его речь будет путанной и скомканной. Так оно и вышло. После ряда "э..." и "а..." он, наконец, произнес:

– Я просто сказал им... что к больному, который так сильно страдает и лишен шансов на выживание вследствие своей болезни можно... можно применить лечение, связанное... с некоторой умеренностью. В особенности, если терапия... особенно болезненна или... негуманна... как, например, дыхательный аппарат. – Он подавил желание сказать больше, старательно избегая панических слов, которые сами собой вырываются из горла, когда пытаешься оправдаться.

Докерти медленно облизнул губы, постукивая концом карандаша по столу. Затем почесав голову, он спросил:

– Доктор Шелтон, не думаете ли вы, что отказ от надлежащего лечения больного есть форма его умерщвления из сострадания? Или эвтаназия?

– Нет, я не думаю, что это есть форма какого бы то ни было убийства. – Расплавленные капли гнева прорвались сквозь удушающий слой страха. Его голос зазвучал резко, и слова слились в скороговорку. – Это добротная, разумная, клиническая оценка. Ради этого и существует врач. Побойтесь Бога, я никогда не настаивал на отключении респиратора или прописании чего-нибудь летального больному.

– Никогда? – в голосе Докерти послышалось недоверие.

– Черт возьми, лейтенант! – взорвался Дэвид. – С меня хватит ваших инсинуаций! – Он совершенно забыл об окружающих. – Если вы хотите меня в чем-то обвинить, обвиняйте! Но когда будете обвинять, объясните, почему именно я постоянно твердил во время реанимации, что тут что-то не так. Почему именно я потребовал определить содержание ка... – слово замерло на его устах. Он все понял еще до того, как заговорил детектив, понял, на что тот намекал, и со злости прошипел: "Черт!"

– У меня была возможность, доктор Шелтон, перекинуться парой слов с вашими коллегами и сестрами, которые находились вместе с вами в палате Шарлотты Томас. Как и вы, они тоже были обеспокоены тем, что тут что-то не так. Очевидно, проблема и другим, помимо вас, была ясна, поскольку они обратили на нее внимание. Потребовали бы они, как вы, анализа крови этой женщины, мы никогда не узнаем, поскольку вы сделали это. По крайней мере, в отношении калия.

– И вы пытаетесь сказать, что я сделал это, чтобы отвести от себя подозрения, чтобы никто не мог подумать ни о каком морфине? – Докерти молчал. – Это же смешно! Это самое настоящее безумие! – вскричал Дэвид.

– Доктор Шелтон, – спокойно произнес Докерти. – Пожалуйста, возьмите себя в руки. Я никого ни в чем не обвиняю.

– Пока, – бросил Дэвид.

– Простите?

– Ничего. Вы кончили со мной?

– Да, спасибо, – поблагодарил Докерти, снова принимаясь механически вести дознание. Направляясь к своему месту, Дэвид заметил Уолласа Хатнера, который сидел и взирал на него холодными металлическими глазами. Невольно он вздрогнул.

Докерти посовещался с доктором Армстронг и вызвал Дороти Дельримпл. Старшая медсестра отделения отделилась от сиденья и принялась подниматься со стула то одним боком, то другим, как тугая пробка из бутылки. Встав со стула, она заскользила по проходу с парадоксальной грацией. По-женски она поздоровалась за руку с Докерти, затем уселась на дубовом стуле и улыбнулась, давая понять, что готова отвечать.

Докерти интересовал внешний вид Шарлотты Томас за день до смерти.

– Сестры обычно делают записи в конце каждой смены, – пояснила Дельримпл. – Следовательно, записи вечерней смены второго октября не проводилось вплоть до смерти пациентки. Однако сестра, которая присматривала за миссис Томас в тот вечер, мисс Кристина Билл, зашла к ней в семь часов, приблизительно за два часа до ее кончины. Ее замечательная запись свидетельствует о том, что больная находилась... позвольте, я процитирую: "в здравом уме, ориентирована и менее подвержена депрессии, чем накануне". Мисс Билл далее пишет, что "параметры ее жизненно важных функций – пульс, дыхание, температура и давление крови – находятся на стабильном уровне". Дельримпл повернула свои массивные плечи и голову в сторону аудитории и посмотрела туда, где сгруппировались сестры. – Мисс Билл, – громко спросила она, – вы ничего не хотите добавить к тому, что я сказала лейтенанту?

30
{"b":"388","o":1}