ЛитМир - Электронная Библиотека

Несколько минут Дэвид стоял у двери, вдыхая аромат ее духов и чувствуя странную опустошенность.

– Могла бы хотя попробовать, – проворчал он, убирая со стола еду. – Яичница выглядит вполне аппетитно.

* * *

Ночной сторож был жирным. Жирным и мучительно медлительным. Стоя в дверях, сестра, хрупкая женщина с волосами цвета бледного солнца, следила за тем, как он, не торопясь, идет по коридору. Время от времени он останавливался у дверей склада или проверял один из замков на шкафчиках обслуживающего персонала, которые стояли вдоль стен. На нижнем, подвальном этаже бостонской больницы под кодовым названием Запад В-2, кроме них, никого не было.

Сестра обвела взглядом грязь, которую выхватывали из темноты голые лампы, подвешенные к потолку, и содрогнулась. Она была изящной женщиной, безукоризненно причесанной, с макияжем, нанесенным с такой тщательностью, что его трудно было заметить. От нетерпения она сцепила кончики пальцев. Когда же он закончит свой обход? Она взглянула на часы. У нее в запасе сорок... возможно, пятьдесят минут. Времени вполне достаточно, если действовать решительно и не возникнет других непредвиденных препятствий. Таракан переполз через ее туфлю, и она почувствовала, что сейчас ее вот-вот вырвет. Но усилием воли она заставила себя успокоиться и ждать.

Наконец сторож закончил свой обход. Он запер на ключ сейф и, насвистывая себе под нос "Загробный марш полковника", с важным видом удалился. Кое-кому этот мужчина показался бы наивным, веселым или даже симпатичным, но хрупкой женщине, следящей за ним, он, честно говоря, был отвратителен.

Выждав несколько секунд, она быстро подошла к шкафчику под номером 178 и набрала цифры, отпечатанные на карточке, которую прислала ей Георгина. Тонкий, почти полный шприц лежал там, где и должен был лежать. Она быстро посмотрела его на свет, затем опустила в передний карман своей безукоризненно чистой униформы. Еще раз проверив время, она направилась в сторону тоннеля, ведущего к южному крылу. Поднявшись на лифте на отметку Юг-2, она проскользнула на лестничную клетку и быстро поднялась вверх на два пролета. Нырнув в палату 438, она остановилась, чтобы перевести дыхание. В неясном свете угадывалось лицо Джона Чепмена. Мужчина спал, свернувшись калачиком и повернувшись лицом к двери. По катетеру, спрятанному под простыней, в пластиковый коллектор сочилась прозрачная моча.

Выздоровление Чепмена после операции на почках протекало легко и быстро. Женщина улыбнулась своим мыслям. Легко и быстро... до сих пор.

Она выглянула в коридор. Санитарка, первая из утренней смены, только что вышла из лифта. Хрупкий ночной мир царил в помещении, но сестра знала, что через полчаса он уступит место дневному хаосу. Время поджимало. Ее пульс учащенно забился. Скоро она должна увидеть анафилактический шок! За те пятнадцать лет, что она проработала здесь, ей ни разу не доводилось наблюдать столь ярко выраженный случай, не говоря уже о том, чтобы проследить за ним от начала до конца.

Она приблизилась к койке, возле которой на ночном столике стояли цветы. Огромный восхитительный букет лилий. К вазе пластырем была прикреплена карточка.

"С наилучшими пожеланиями от Лили", прошептала она, не глядя на нее. В этом не было необходимости. То были ее собственные слова.

На столике рядом с вазой лежало серебряное ожерелье и круглая табличка с информацией для врачей. Она направила узкий луч фонарика на диск и, улыбнувшись, прочла:

Больной диабетом

Аллергия на пенициллин

Аллергия на укусы пчел

В небольшом шприце, который она держала в руке, находился концентрированный раствор пчелиного яда, используемый аллергологами для снижения риска психических заболеваний у больных. Хотя доза, содержавшаяся в нем, была огромна, при стандартном вскрытии трупа следы яда не поддавались обнаружению.

Светло-шоколадное лицо Чепмена выражало полное спокойствие. Казалось, он улыбается даже во сне. Сестра взяла стул с прямой спинкой и села. Одной рукой она ввела иглу в резиновую пробку трубки, предназначенной для внутреннего вливания, а другой мягко тронула его за плечо.

– Мистер Чепмен... Джон, проснитесь, – проворковала она. – Наступило утро.

Глаза Чепмена легко открылись.

– Маленький ангел? Это вы, – пробасил он со странным акцентом, приобретенным за годы детства на Ямайке, хотя с тех пор прошло двадцать пять лет. Он внимательно посмотрел на нее и улыбнулся. – О, от вас не отвести глаз. Это утро или продолжение сна?

– Сны отменяются, – ответила она. – Я пришла сегодня пораньше. Меня должны сменить приблизительно через час. – С этими словами она нажала на плунжер, вводя яд в трубку. – Я пришла ради вас.

– Что?

Ничего не говоря, она напряженно следила за тем, как выражение озадаченности на лице Чепмена сменилось выражением безотчетного страха.

– Я... у меня странное ощущение, ангел... очень странное, – в его голосе послышалась паника. – Все мое тело словно исколото булавками... Анджела, что происходит? ... Это ужасно! ... Мне кажется, что я умираю...

Женщина равнодушно смотрела на него. Так оно и есть, подумала она. Так и есть. В то же самое мгновение анафилактическая реакция проявилась в полной мере. Выстилка верхних дыхательных путей Джона Чепмена разбухла и почти закрыла их. Мускулы, окружающие бронхиолы, начали судорожно сжиматься. Сестра быстро обернулась, желая убедиться, что дверь палаты закрыта. Реакция оказалась более быстрой, более впечатляющей, чем она ожидала. Фактически ничего более впечатляющего она не наблюдала в своей жизни.

– А... гел... пожалуйста... – слова Чепмена были едва слышны. Ничего не видящие глаза широко раскрыты.

По привычке она проверила пульс, хотя знала, что сосудистый коллапс уже произошел. Через секунду последняя щель в воздушной прослойке дыхательных путей закрылась. Он перекатился на спину и неподвижно застыл.

Сестра с волосами цвета бледного солнца, следившая затаив дыхание, за смертью пациента, сделала глубокий выдох. Ее правильное лицо осветила блаженная улыбка, подтвердившая, что она хорошо выполнила порученную работу.

* * *

Настенные часы "Сет Томас" в жилой комнате показывали половину восьмого, когда Дэвид закончил складывать тарелки в раковину и надел темно-синий спортивный костюм. Не спеша он просмотрел свою небольшую коллекцию пластинок, выбрал "Родео" Копленда и начал медленно выполнять гимнастические упражнения.

Копленд подходит идеально, пришел он к выводу, вытаскивая из-за дивана наборные гантели. Минут десять он поднимал и опускал их в самых разнообразных положениях, нагружая себя сверх меры, пока не почувствовал, как спало напряжение, вызванное прохладным прощанием с Лорен.

Упражнения с нагрузками служили не только прекрасной физической, но и психической терапией. Это был утренний ритуал в течение почти пяти лет с того дня, когда Дэвид решил вернуться к хирургии, проведя последние два тяжелых года на стажировке. В тот же день он выкурил последнюю сигарету и пробежал первую милю. Через несколько месяцев он восстановил выносливость, которую потерял, будучи отлучен от операционной на три года.

Вспотев от разминки, он схватил секундомер с ключами, сунул все это в карман спортивных брюк и выскочил за дверь.

Обогнув узкий, полуразвалившийся лифт, он устремился к лестнице в конце коридора. Пробежав четыре пролета и слабо освещенное фойе, Дэвид рывком открыл дверь парадного и выбежал на Коммонуэллс-авеню.

Солнце ярким светом ударило ему в глаза. Выдался один из тех дней, которыми так любят хвастаться жители Новой Англии перед живущими в других районах, подчеркивая, что на свете нет более чудесного места. Один из тех дней, которые отодвигают на неопределенное время мрачные мысли о феврале и помогают забыть грязный моросящий дождь апреля и угнетающую, насыщенную духотой жару середины августа.

Сначала с трудом, хоть и быстро войдя в ритм, он пробежал несколько кварталов, ведущих к эспланаде. Он едва успевал замечать мелькающие вязы и дубы, утопающие в золотисто-оранжевой и красной листве. Воздух, не успевший пропитаться выхлопными газами автомобилей, в этот день был напоен ароматом горных рек.

4
{"b":"388","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Цветок Трех Миров
Время первых
Пропаданец
Война 2020. На южном фланге
Девушка, которая искала чужую тень
Дом потерянных душ