ЛитМир - Электронная Библиотека

Чтобы убить время, Дэвид принялся нетерпеливо ходить по квартире, затем вынул из стенного шкафа шахматы с брошюрой "Простые дебюты". Не прошло и десяти минут, как он сдался. Мысли о Кристине, неотступно лезшие в голову, мешали сосредоточиться. Неведомым образом их короткий разговор, их такой непродолжительный контакт глубоко запал ему в душу. Она обладала обезоруживающей и невинной силой... энергией, которая, как он знал, мало у кого остается после учебы в медицинском институте или школе. И потом эти глаза... огромные и теплые, зовущие и изучающие, и вдруг гневно сверкающие. Все чаще и чаще он ловил себя на том, что просит судьбу, даже молит, чтобы Кристина не оказалась причастной к смерти Шарлотты Томас. К девяти часам он убедил себя, что она не может иметь к этому никакого отношения.

Затем он принялся сопоставлять то, что успел заметить в этой женщине, с достоинствами Лорен, и быстро обнаружил, что хочет приписать их Кристине. «Когда ты только поумнеешь, Шелтон?» – громко упрекнул он себя, склоняясь над шахматной доской.

В девять пятнадцать Дэвид опять принялся ходить по комнате. Однажды до него долетел шум лифта, и он выскочил в холл, но сообразил, что Бен в первую очередь должен будет связаться с ним по домофону. На всякий случай он решил проверить. Лифт остановился этажом ниже.

Он вернулся к себе и минут пять проигрывал в голове разговор с Уолласом Хатнером, в котором шеф хирургов извинялся за поспешные и ошибочные выводы и предлагал ему рассмотреть возможности дальнейшего взаимного сотрудничества. Дэвид мысленно произнес резкую отповедь, а затем, на случай, если Хатнер действительно раскается, – примирительную речь.

Ровно в девять тридцать раздались мелодичные позывные, и в два прыжка Дэвид очутился у переговорного устройства.

– Да?

– Дэвид, это я. – Испорченное устройство было не в состоянии скрыть возбуждение в голосе Бена. – Женщина сказала правду. Печальную, но правду. Победа приятель, полная победа.

Слово "печальную" явно выделялось среди остальных.

– Поднимайся, – сказал Дэвид, нажимая на кнопку открытия парадной двери. В его голосе почему-то было мало радости.

Через тридцать секунд лифт загрохотал. Проклятье, подумал Дэвид, значит, все-таки она. Он остановился в дверях, прислушиваясь к шуму стонущих кабелей. Превращение жизни Кристины в кошмар не входило в его планы, чего бы она там не натворила. Он был на полпути к лифту, когда в ромбовидном окне шахты появилась кабина. Секунду спустя она со скрипом остановилась, и автоматические двери, грохоча, растворились.

Дэвид отступил назад, ожидая Бена. Прошло пять секунд. Десять. Он нерешительно сделал шаг вперед. Наружная дверь не открывалась. Наконец, он подошел к лифту и заглянул в закопченное окно. Бен стоял спокойно, прислонившись к стенке лифта.

– Эй, что происходит? – спросил Дэвид, распахивая тяжелую дверь. Глаза адвоката уставились на него, увлажненные и пустые. Лицо белое, как кость. Внезапно уголки его губ скривились в полуулыбке.

– Бен, не смешно, – сказал Дэвид. – Кончай балаган и выходи. Я хочу поскорее все услышать.

Губы Бена приоткрылись, когда он сделал один единственный шаг. Алая кровь брызнула изо рта и полилась на подбородок. Дэвид едва успел подхватить падающее тело. На спине коричневого плаща Бена растекалось большое кровавое пятно. В центре этого пятна торчала резная белая ручка ножа.

Липкая теплая жидкость, несущая жизнь, текла по рукам Дэвида и одежде, когда он тащил своего друга от лифта.

– Помогите! – закричал он. – Кто-нибудь, пожалуйста, помогите!

Он выдернул нож и бросил его на ковер, затем перевернул Бена на спину. Темные глаза адвоката, не мигая, уставились в потолок. Дэвид нащупал пульс на сонной артерии, уже зная, что кровь, сочившаяся изо рта, признак смертельной раны в сердце или а главную артерию.

– Пожалуйста, помогите, – мольба Дэвида перешла в шепот. – Пожалуйста...

Дверь в дальнем конце коридора, ведущая на лестницу, распахнулась от резкого удара. В проеме маячил силуэт массивной фигуры Леонарда Винсента. Почти небрежно он сунул руку за пояс и вытащил револьвер, с огромным безобразным глушителем.

– Твоя очередь, доктор Шелтон, – прохрипел Винсент, уверенный в том, что перед ним человек, описанный Георгиной. Он последовал за Кристиной Билл в кафе и узнал адвоката, с которым она встречалась. Георгина немедленно реагировала на его звонок: сначала Гласс, затем Шелтон и потом девушка. И вот, благодаря адвокату, с первыми двумя можно разобраться одновременно.

Дэвид попятился назад, попытался выпрямиться, но его рука, испачканная кровью, скользнула по стене, и он полетел на ковер. Схватив лежащий рядом нож, он швырнул его в надвигавшуюся фигуру. Не долетая двух ярдов, нож упал. Винсент поднял его и спокойно вытер лезвие о штаны. Их разделяло не больше двадцати шагов и безжизненное тело Бена, распростертое в коридоре. Свет лампы под потолком осветил лицо громадного мужчины. Оно улыбалось. Улыбка стала еще шире, когда он поднял оружие.

Дэвид в немом ужасе продолжал пятиться. Его сознание отметило искру, вырвавшуюся из глушителя, и разрыв пули над ухом, угодившей в дверной косяк.

Он нырнул в квартиру, успев ногой закрыть тяжелую деревянную дверь. Замок щелкнул, но через секунду раздался глухой шум, и над ручкой появились два, размером с монету, отверстия.

Дэвид начал дико озираться, затем, карабкаясь по стене, встал и бросился в гостиную. Пожарная лестница! Распахнув окно, он бросил взгляд на свои необутые ноги. Мелькнула мысль о кедах – не успеть, решил он. Простонав, он ступил на металлическую площадку. В следующую секунду входная дверь в квартиру с шумом отворилась. Не теряя времени даром, Дэвид принялся энергично работать руками и ногами, спускаясь в переулок, темневший четырьмя пролетами ниже.

Было холодно и ничего не видно. Металлические ступеньки, скользкие от дождя, больно били по ногам, но он почти не замечал боли. На третьем этаже нога потеряла опору, и Дэвид упал на площадку следующего этажа, поцарапав сильно правую руку. Над ним раздался громкий стук шагов. Леонард Винсент устремился в погоню. В этот момент у Дэвида мелькнула абсурдная мысль, что ему надо было бы открыть окно на пожарную лестницу, а самому спрятаться.

Наверняка это не сработало бы, подумал он, вставая и устремляясь на второй этаж. Он еще раз оступился, пролетев вниз несколько ступенек. Сквозь просветы между металлическими ступенями он разглядел слабую темную тень, движущуюся на фоне ночного неба.

Опустившись на четвереньки, Дэвид попытался спустить лестницу со второго этажа на землю. Ее заклинило. Сквозь промокшую рубашку крупные капли дождя колотили по спине, а металлические прутья врезались в колени.

Оглядевшись, Дэвид ухватился за край площадки и свесил ноги. Секунду-другую он висел, определяя расстояние до мостовой, потом разжал пальцы, чтобы ощутить через мгновение боль в левой стопе. Вскрикнув, он закусил палец так, что выступила кровь.

Лежа на мокром асфальте, он услышал тяжелые шаги и хриплое дыхание преследователя. Убийца приближался ко второй площадке.

Дэвид встал на одну ногу, не зная, как быть. Если он подвернул ногу, будет немного больно, но можно двигаться. Если она сломана, это – смерть. Сжав зубы, он осторожно ступил на левую ногу. Это движение отозвалось резкой болью, но ничего, терпеть можно. Он сделал шаг, второй, третий... и побежал.

В конце переулка он оглянулся. Тот человек спустил лестницу и уже сходил с нижней ступеньки.

Кларентон-стрит была почти пуста. Дэвид в нерешительности остановился, потом решил, что надо двигаться в сторону оживленной Бойлстон-стрит. Оглянувшись, он заметил одинокого человека, идущего в противоположном направлении в сторону реки. Инстинктивно он устремился за ним, неуклюже хромая. Каждый шаг причинял мучения, но расстояние до прохожего сокращалось.

– Помогите, – окликнул он его. – Пожалуйста, помогите. – Его зов потонул в ночной буре. – Пожалуйста, помогите мне!

48
{"b":"388","o":1}