ЛитМир - Электронная Библиотека

– Значит, вас завтра ждет повышение, – усмехнулся он.

Дэвид слышал голос Розетти, но разобрал только одно слово – больница. Нет, подумал он. Не надо в больницу. Он пытался ухватиться за мысль, выразить ее словами, но сознание померкло, и он сдался, погрузившись в темноту.

Через пять минут он уже лежал, завернутый в одеяло, на заднем сидении "крайслера" Руди Фишера, привалившись к плечу Джоя. Его продолжало трясти, но постепенно сознание возвращалось. Джой приказал Фишеру гнать в отделение интенсивной терапии Бостонской больницы. Дэвид слышал только свое собственное бормотание... несвязное, больше похожее на протяжный стон.

– Бен мертв... Кристина мертва. Не надо в больницу, пожалуйста... Надо найти Кристину... Мне холодно... так холодно. Пожалуйста, помогите согреться.

У входа в приемное отделение выстроились в ряды машины скорой помощи, мигая огнями в загадочной полифонии. Джой выскочил из "крайслера" и быстро вернулся с креслом-каталкой.

– Ну и местечко, – бросил он, когда они вытаскивали Дэвида из машины. – Все этот проклятый дождь. Похоже на фильм про войну. Руди, жди меня вон там. Вы в порядке, доктор?

Дэвид хотел было кивнуть, но огни, указательные знаки и лица слились в одно тошнотворное пятно. Его вывернуло, когда Джой миновал раздвижные двери и вкатил каталку в приемное отделение, залитое искусственным светом. Атмосфера и работа, кипевшая внутри помещения, больше напоминали о военно-полевом лазарете на поле битвы. Постоянный поток больных – одни с кровоточащими ранами, другие согнувшиеся пополам от боли, – поступал через несколько дверей. Носилки лежали повсюду. Джой быстро оценил ситуацию и направил каталку прямо на толпу вокруг сестры, сортирующей поступающих больных.

Женщина, ухоженная брюнетка, работавшая только второй месяц на этом посту, недоверчиво выслушала его и подбежала к Дэвиду. Он тихо стонал, раскачивая головой из стороны в сторону, словно не в состоянии зафиксировать ее в одном положении.

– Боже мой, он холоден как лед, – сказала она, дотрагиваясь до его подбородка. – Подержите ему голову, а я сбегаю за санитаром. Что с ним случилось? – Она убежала прежде, чем Джой успел ответить. Дородная дежурная сестра, держа папку с бумагами, прибыла через несколько секунд и обрушила на него град вопросов.

– Имя и фамилия?

– Джозеф Розетти.

Она посмотрела на Дэвида.

– Это не Джозеф Розетти. Это доктор Шелтон.

– О, я решил, что дело во мне. Но если вы его знаете, тогда зачем спрашивать?

Дежурная окинула его презрительным взглядом и оторвала лист бумаги.

– Имя и фамилия? – повторила она тем же тоном.

Джой достал размокший бумажник Дэвида и с его помощью сообщил ей нужную информацию. Не раз он готов был потерять контроль над собой, но сдерживался, боясь, что она опять вырвет лист и начнет заново. В ответ на вопрос: "Фамилия и адрес ближайшего родственника" он хотел было сказать, что не имеет об этом ни малейшего понятия, но вовремя сообразив, к какой задержке привели бы его слова, дал свои координаты.

– Исповедуемая религия? – невозмутимо задала женщина следующий вопрос.

Джой посмотрел на Дэвида, кожа которого приобрела зеленоватый оттенок. – Слушайте, – зарычал он, – этому человеку очень плохо! Вопросы могут подождать, пока его не осмотрит доктор, а?

– Извините, сэр, – огрызнулась она. – Не я устанавливаю правила в больнице, я только выполняю их. Исповедуемая религия?

Джой подавил в себе желание схватить женщину за горло. В этот момент вернулась сестра, ходившая за санитаром, избавив его от принятия решения.

– Я освободила место в травматологической палате № 12, – сказала она. – Везем доктора Шелтона туда. Сэр, после того, как вы сообщите все данные, вы можете подождать в одном из этих кресел. Я дам вам знать, как только его осмотрят. – Она посмотрела на лицо Джоя и только тут заметила, какой он красивый. – У вас есть вопросы? – спросила она, широко улыбаясь.

– Нет, – ответил Джой. – Не могли бы вы сказать этой... милой даме, что я не знаю, какую религию исповедует доктор Шелтон? – он подмигнул молодой сестре, щеки которой залила краска, подхватил ее под руку и повел к регистрационному столу.

На столпотворение в приемном отделении не обращала внимания только одна пара глаз, следившая за тем, куда увезли Дэвида. Эта пара глаз принадлежала Джанет Поулс. Только ее уши слышали и поняли одно-единственное слово, которое он простонал: "Кристина..."

Ввиду того, что персонал задыхался от многочисленных пациентов, пострадавших на дороге и в перестрелках, Джанет неохотно согласилась поработать сверхурочно, пока немного не рассосется этот печальный поток. И вот теперь, кажется, ей не придется ни о чем жалеть.

Неожиданная удача. Она лихорадочно принялась соображать, что же ей теперь делать. Сад нанял Леонарда Винсента, чтобы он следил за Билл и вмешался только в том случае, если Георгина сочтет, что Кристина решила признаться и поставить под удар "Союз". Это было известно Джанет. Георгина приняла решение о сохранности Сада любой ценой – ведь каждый "цветок" также состоял членом "Союза", независимо от того, активен он был в этом движении или нет.

Билл и Шелтон, должно быть, как-то связаны, решила Джанет. Она, возможно, открылась ему. Возможно, все рассказала о "Союзе". Иначе с какой стати в таком ужасном состоянии он стал бы взывать к ней? Георгина спустила на них Леонарда Винсента, но Шелтон каким-то образом ускользнул. По-иному этого никак не объяснишь. Но в таком случае Гиацинте страшно повезло, что она оказалась в нужном месте в нужное время. От возбуждения Джанет задрожала. Судьба преподносит ей такой подарок. Если повести дело правильно, принять нужное решение, Георгина, возможно, посвятит ее в святая-святых Сада. От перспектив захватывает дух...

Джанет огляделась вокруг. Полиция, всегда присутствующая в приемном отделении, занималась теми, кто пострадал в дорожных авариях и разборках с применением оружия. Надо действовать. Можно незаметно вырваться из этого ада, если не мешкать. Успеет ли она позвонить Георгине? Она выглянула в коридор, ведущий в палату № 12. Возле травматологической палаты никого не было видно. Второго такого шанса может и не быть.

Адреналин. Калий. Инсулин. Дигитал. Панкурон... Джанет лихорадочно перебирала в памяти возможности, торопясь на пост медсестер. А как Кристина Билл? Успел ли Винсент разделаться с ней? Впрочем, неважно, решила она на ходу. Сейчас самое важное разобраться с тем, кто находится в палате № 12.

* * *

– Доктор Шелтон, меня зовут Клиффорд. Не могли бы вы поднять свой зад, чтобы я смог стащить с вас брюки? – Упитанному санитару было за тридцать, но выглядел он так, словно еще ни разу в жизни не брился.

Дэвид что-то пробурчал в ответ и с большим трудом сделал то, о чем его просил мужчина-мальчик. Понемногу теплые волны начали накатывать на леденящую пучину, в которую он оказался ввергнут. С возвращением сознания вернулась и боль в руке и ноге, а также неприятное ощущение за ухом и в подошвах стоп.

– Похоже, вам здорово досталось, – весело сказал Клиффорд, расправляя мокрые брюки Дэвида на спинке стула.

– Река... я... побывал в реке, – еле слышно проговорил Дэвид. – Бен мертв...

– Можете подержать его под языком? – спросил санитар, сунув градусник в рот Дэвида. – Кто такой Бен? – Дэвид пробормотал что-то невразумительное и потянулся к термометру. – Нет, нет, не трогайте его, – заворчал Клиффорд. – Скоро придет доктор и посмотрит вас. Подержите градусник, пока я не вернусь.

– Кто же измеряет температуру у замерзающего до смерти через рот, идиот! – Молчаливое осуждение сверкнуло в глазах Дэвида, когда полный санитар вышел из комнаты. Затем на его лице заиграла улыбка – он приходит в себя. Понемногу его мысли приобрели стройность. Внезапно в воображении всплыло лицо Бена и кровь, сочащаяся из его рта. Дэвида снова охватил страх, Отчаянно он приподнял голову и оперся на локоть. – Кристина, – выдохнул он, выплевывая градусник. – Я должен видеть ее. – Он сел, и стены, сначала медленно, затем быстрее и быстрее завертелись перед его глазами.

51
{"b":"388","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Дао СЕО. Как создать свою историю успеха
Фантомная память
Незабываемая, или Я буду лучше, чем она
Омерзительное искусство. Юмор и хоррор шедевров живописи
Колючка и Богатырь
Плейлист смерти
Когда я уйду
Бессмертный
Семья в огне