ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Чернокнижник
Осмысление. Сила гуманитарного мышления в эпоху алгоритмов
Женщина в окне
Омерзительное искусство. Юмор и хоррор шедевров живописи
Холокост. Новая история
Стать богатым может каждый. 12 шагов к обретению финансовой стабильности
Очаровательная девушка
Тетушка с угрозой для жизни
Хлеб великанов
* * *

Дэвид, еще не успевший толком проснуться, ощутил свое одиночество. Он чуть приоткрыл глаза, затем плотно их сжал, пытаясь внушить себе мысль, что он не прав. Она в жилой комнате, сидит тихо и смотрит на океан. Ставлю, что угодно, что это так, хотя... Он обмер, почувствовав, что тишина в доме – не просто отсутствие звуков. Это была пустота... небытие. Никакого движения воздуха, полное отсутствие признаков жизни.

Она отправилась на прогулку, отчаянно подумал он. Непродолжительная утренняя прогулка, а ты – великий хирург – сразу запаниковал. Он перевернулся на другой бок и взглянул в окно, жмурясь от ослепительного сияния. Небо было покрыто тонким бледно-голубоватым слоем... неким подобием пелены, которая чудесным образом скоро спадет, подобно занавесу, возвещая о феерии нового дня. Да, конечно, она отправилась на утреннюю прогулку.

Дэвид привстал и оглядел комнату. Сначала он заметил, что не видно ее одежды, потом на глаза ему попался конверт, лежащий у зеркала. Как часто приходилось видеть такое в низкопробных кинофильмах, однако на сей раз то была неумолимая реальность. Грусть, подобная дымке, застлавшей утреннее небо, охватила его.

– Дерьмо! – было его первым словом, произнесенным утром. И вторым, и третьим. Он слез с кровати и мимо туалетного столика направился в ванную. Он помочился, принял душ и побрился, потом, хромая, пошел на кухню и поставил воду для кофе. Лодыжка, умело перевязанная медсестрой, почти перестала болеть.

Он убрал комнату и стал дожидаться, когда закипит вода. В последнем отчаянном порыве надежды он взглянул на дорогу. "Мустанг" пропал. Кристина пропала. Мексика с ее новой свободной жизнью тоже пропала навсегда.

Тупо он направился обратно в спальню.

Его имя было отпечатано в центре простого белого конверта. Дрожащими руками Дэвид надорвал его. Еще одна записка. Вторая менее чем за одну неделю. Последняя, однако, источала муку в каждом слове и когда оно писалось, и когда читалось.

* * *

Дорогой Дэвид,

Я не могла позволить себе ждать, когда ты проснешься, так как боялась, что ты отговоришь меня от задуманного. Всю ночь напролет я пыталась найти выход. Господи, как я пыталась! В конце концов единственное, о чем я могла думать – как много страданий я принесла тебе. Все это похоже на сплошное безумие... И вот теперь я отправляюсь к лейтенанту Докерти, чтобы чистосердечно признаться в отношении Шарлотты Томас. Но перед этим я должна встретиться с доктором Армстронг. То, что ты говорил вчера вечером, имеет очень большое значение. Я знаю, она может мне помочь. Несмотря на то, что произошло, я знаю в глубине сердца, что большинство из нас только следует принципам, в которые верит. Если повезет, доктор Армстронг постарается уладить дело без излишней шумихи. Для начала я могу указать ей три фамилии плюс несколько телефонных номеров, а также бюллетени фонда Клинтона. Это, правда, не Бог знает что, но все-таки. Может быть, нам удастся проникнуть в эту тайну. Не следует забывать и о вопросе, связанным с тем, кто несет ответственность за то, что нанял убийцу Бена. Прежде чем обращаться к полиции, я сделаю все, от меня зависящее, чтобы установить истину.

И последнее, остаешься ты... особый; удивительный мужчина. За столь короткое время ты открыл в моей душе такие стороны, о которых я даже не подозревала. За это и за многое другое я в долгу перед тобой. Я обязана тебе жизнью, в которой никуда не нужно бежать, постоянно оглядываясь через плечо. Я обязана тебе шансом исполнить мечты, ради которых ты столько работал и столько терпел. Если бы обстоятельства оказались немного другими, дорогой и милый Дэвид... немного другими, я бы рискнула пойти на это. Полетела бы в любое место, куда бы мы ни решили лететь. Я искренне верю, что ты стоишь того, чтобы этим можно было рискнуть.

Но обстоятельства не могут быть иными. Они именно таковы. Обо мне не беспокойся. После встречи с доктором Армстронг я иду сразу к Докерти. Береги себя.

Пожалуйста, пойми, будь сильным и, самое главное, прости меня за то, что я заставила тебя так страдать.

С любовью, Кристина.

P. S. Ключ от джипа в конце поворота на Роки-пойнт. Он в конверте, таком же, как этот.

* * *

Джип... Дэвид невольно улыбнулся. Даже если бы они стартовали одновременно, джип через несколько ярдов отстал бы от ее "мустанга". Она очень хотела, чтобы он ее не разубедил. Ладно... но и его трудно переубедить. Он не может изменить ситуацию, тогда он просто изменит свои планы. Что бы с ней ни случилось, он будет находиться с ней рядом до тех пор, пока она будет хотеть этого.

Дэвид оделся, проигрывая в голове ситуации, с которыми им, возможно придется столкнуться в ближайшие дни и недели. Он заметил толстый свитер, в котором приехал в Роки-пойнт. Кристина, аккуратно свернув его, положила на стул у комода. Дэвид усмехнулся. Есть смысл вернуть его в гардероб Джоя на тот случай, если кого-то еще загонят в реку. Он взял свитер, и из него выпал тяжелый револьвер Розетти. Дэвид совершенно забыл о нем. Он поднял оружие с чувством отвращения, испытываемого всегда в таких случаях. Он попытался вспомнить, когда, по словам Кристины, должен звонить Джой. Прошлым вечером? Этим утром? Немного подумав, он подошел к телефону. Городской номер Розетти был отпечатан на карточке, прикрепленной к аппарату.

Судя по голосу, женщина, ответившая на звонок, была старше Терри.

– Алло, это квартира Розетти? – спросил он.

– Да. Чем я могу вам помочь?

– Нельзя ли... поговорить с мистером или миссис Розетти? – На другом конце провода воцарилось молчание, потом тот же голос спросил ледяным тоном. – Пожалуйста, скажите, с кем я говорю?

– Это Дэвид Шелтон, – сказал Дэвид, нервно переступая с ноги на ногу. – Я друг Джоя и Терри, и я остановился...

– Я знаю, кто вы, доктор Шелтон, – равнодушно продолжала женщина. Последовала новая пауза. Почему-то у Дэвида засосало под ложечкой. – Это миссис д'Амбросио. Мать Терри. Терри не может подойти к телефону. Врач дал ей лекарство и... – Внезапно женщина заплакала. – Джой мертв... убит, – рыдая, произнесла она. – Дэвид опустился на диван и невидящим взглядом уставился на стену. – Терри не могла обратиться в полицию, но дочь призналась мне, сказав, что из-за того, что Джой помог вам, он умер, – отрешенно проговорила она, охваченная горем и позабыв о своем гневе.

– Но это... невозможно, – пробормотал он, лихорадочно соображая. Это Леонард Винсент. Больше некому. Он крепко зажмурил глаза, пытаясь собраться с мыслями. Сначала Бен, за ним Джой... и Кристина где-то там. – Когда это случилось? – безжизненным голосом спросил он.

– Ранним утром. Его нашли в его машине, изрезанного и... доктор Шелтон, я не хочу больше с вами разговаривать. Похороны Джоя состоятся во вторник. После этого вы сможете поговорить с моей дочерью.

– Но погодите... – Женщина повесила трубку.

Минут пять Дэвид сидел, не двигаясь, не обращая внимания на продолжительные гудки в трубке. Потом, схватив свитер, револьвер и костыли, выскочил из дома. Ни на что особо не надеясь, он осмотрел джип. Ключа не было. Бросив револьвер на сиденье, пошатываясь, он допрыгал на костылях до дороги и через полчаса, обливаясь потом и тяжело дыша, вернулся к машине. Жесткие подлокотники впились в ребра, когда он сел за руль.

– Успокойся, – прерывисто дыша, сказал он себе. – С ней все в порядке. С ней ничего не может случиться. – Он включил двигатель. Она, вероятно, уже в кабинете доктора Армстронг или у Докерти. Все, что ему требуется, это успокоиться и целым и невредимым добраться до Бостона.

Он бросил взгляд на лежащий револьвер и вспомнил о предостережении Розетти. Как он там выразился? Действовать самому и чем быстрее, тем лучше... Что-то вроде этого. Дэвид вздрогнул и взял оружие. Уж не погиб ли Джой из-за того, что у него не оказалось револьвера в нужный момент? От такого предположения у Дэвида пропали последние остатки решительности, и на смену ей пришла ярость. Ярость и всепоглощающая ненависть. Он обязательно отыщет Винсента или того, кто убил Джоя. Он отыщет этого человека и убьет его или погибнет сам. Стиснув зубы, Дэвид вывел джип на аллею.

63
{"b":"388","o":1}