1
2
3
...
67
68
69
...
71

– О, Дороти, я рада, что ты пришла так быстро, – овладев собой, произнесла Армстронг. – Я позвонила тебе в связи с тем, что вот тут доктор Шелтон несет невесть что о "Союзе ради жизни", наемных убийцах и...

– Я догадываюсь, что он говорил вам, – тяжело дыша и улыбаясь, сказала Дельримпл. – Мне очень хорошо известно, что он говорил вам. – Она вынула правую руку. В ее большой ладони короткоствольный револьвер был едва заметен.

* * *

– Свет... пожалуйста, уберите свет. – Кристина ощущала его яркое сияние даже сквозь крепко закрытые глаза.

Две женщины, сестра с санитаркой, вынимали пинцетами осколки стекла из ее волос.

– Хватит, Кристина, – сказала одна из них. – Мы тебя достаточно помучили. Минут через сорок я снова разбужу тебя. Осталось совсем немного. – Она выключила потолочный светильник. – Подожди минутку. Извини, я включу его снова. Всего лишь на две секунды – проверю внутривенную линию... Сегодня у нас спинка говядины в меню, но поскольку ты отказалась обедать с нами, то тебе осталось наше фирменное блюдо: Д-глюкоза с водой.

Последовал десятисекундный взрыв света, и снова комната погрузилась в темноту. Кристина старалась не обращать внимания на боль, раскалывающую голову.

– Между прочим, – продолжала сестра, – на нашем этаже я только что видела Старуху. Она собрала всех наших в конференц-зале и пообещала, что полетят головы, если ты не получишь первоклассную помощь. Можно подуматьь, что мы не знаем, что нам делать. Ну... до скорого.

Кристина слышала, как женщины удалились. Старуха... Кто это такая?.. Ах да! Дельримпл! Внезапно отрывочные слова и воспоминания завертелись у нее в голове... Дельримпл, осуждающая Дэвида... Дельримпл, предлагающая взятку... Ее сознание, работающее медленно вследствие травмы головы, пыталось воссоздать картину из разрозненных фрагментов и мозаики. Где-то в глубине зарождалось понимание, а вместе с ним непереносимая боль в голове. Дельримпл! Не она ли виновата во всем? Невозможно понять... Ничего, за исключением того, что надо отыскать Дэвида. Она попыталась пошевелиться, протянула свободную руку к телефону, стоящему на тумбочке у кровати, но неловко задела его, и аппарат с шумом покатился по полу.

Она пошарила рукой вокруг. Где же кнопка вызова? Должна быть где-то рядом. Но где? Ведь ей что-то говорили про эту кнопку?

Из темноты, нависшей над койкой, капли внутривенной жидкости текли неумолимо из пластикового мешка по мягким трубкам, попадая ей в грудь.

Кристина принялась искать злосчастную кнопку в складках одеяла, но в этот момент боль отпустила ее, и по телу разлилась неприятная теплота. Тридцать секунд пребывания в одиночестве на посту медицинских сестер – вот все, что потребовалось Дотти Дельримпл.

Дэвид... позвать Дэвида. Кристина изо всех сил боролась с собой. Глаза сами собой закрылись и отказались открываться. Нужно столько сделать, подумала она. Дэвид... "Союз"... столько сделать. Голова медленно опустилась на подушку. Рука ослабела и упала вдоль туловища. Внезапно ей стало все безразлично. Абсолютно все.

С минуту она слышала странное жужжание, наполнившее комнату. Затем, неслышно вздохнув, сдалась на милость тьмы, окружившей ее.

* * *

Дельримпл указала Армстронг на стул, стоящий около Дэвида. Ее глаза сверкали ненавистью, а палец-сосиска нервно играл на спусковом крючке.

– Дороти, будь благоразумна, – взмолилась Армстронг. – Мы зашли слишком далеко. Слишком многое нас объединяет. Ты, наверное, переутомилась. Возможно...

– О, Пегги, сядь и замолчи, – огрызнулась она.

Дэвид удивленно посмотрел на Армстронг.

– Пегги? Вы? Но ведь вы...

– Доктор? – договорила за него Армстронг. – Несколько лет обучения, вот и все. Поверь, школа медицинских сестер тоже не дается без труда. – Она повернулась к Дельримпл. – Дороти, ты же знаешь, что я на твоей стороне.

– Вот как? Ты ни на чьей стороне. Только на собственной. Разве не так? Не ты отправилась к Билл. Не твое имя ассоциируется с "Союзом". Не твоя жизнь полетит коту под хвост, если она заговорит. Я рискую слишком многим, чтобы сидеть спокойно и ждать, когда это произойдет.

– Выходит... выходит это твоих рук дело? Ты наняла убийцу? – Дельримпл молча кивнула. – Дороти, как могла ты решиться на такое?

– Не надо меня ни в чем упрекать. Убийство – наша игра, разве не так? Ты научила меня этому ремеслу. Ты – это ты, а я – это я. Ты охотно согласилась подделать рецепты и пожертвовать Шелтоном ради спасения своего драгоценного "Союза". Наверняка, если бы ты отправилась к Билл, если бы твоя голова сейчас лежала на плахе... ты сделала то же самое, чтобы защитить себя.

Армстронг хотела было возразить, но Дельримпл угрожающе направила на нее оружие. Затем она опустила руку в карман и, улыбаясь, вынула большой шприц, заполненный каким-то составом. Взглянув на часы, она продолжала. – Ровно два. Если мои сестры впитали все, что я им дала, то внутривенное вливание, которое ты прописала мисс Билл, уже действует.

Смертельный приговор Кристине! Дэвид со страхом смотрел на Дельримпл.

– Что вы ей дали? – спросил он, двигая ногами и выжидая удобного момента.

Дельримпл заметила это и направила револьвер прямо ему в лицо.

– Не вздумайте. Бесполезно. – Она снова посмотрела на часы. – Кроме того, слишком поздно. – Она положила шприц на стол перед ним и спокойно добавила: – Вы двое будете обвинены в убийстве или самоубийстве. Мне наплевать, в чем именно, главное, чтобы полиция не подкопалась. Доктор, я представляю вам право выбора. Игла или пуля. Будучи проницательным клиницистом, вы, несомненно, сами определите, какое из средств является менее болезненным.

– Дотти, пожалуйста... ты не ведаешь, что творишь, – с мольбой в голосе произнесла Армстронг, отодвигая стул и хватая Дельримпл за свободную руку. Прежде, чем Дэвид успел опомниться, старшая медсестра вырвала руку и наотмашь ударила Армстронг по лицу. Хрупкая женщина пролетела по всей комнате и врезалась в стену.

Держа револьвер на уровне глаз Дэвида, Дельримпл через плечо посмотрела на распростертое тело Армстронг.

– Я так давно хотела сделать это, – улыбнулась она. – Итак, доктор, выбирайте. – Она обошла стол и отшвырнула его в сторону, чтобы тот не мешал. Дуло револьвера теперь было в футе ото лба Дэвида, когда она протянула ему шприц, мягко сказав. – Пожалуйста, решайте.

Дэвид молча глядел в лицо женщины, потом краем глаза заметил, как Маргарет Армстронг на четвереньках ползет по полу. Только большим усилием воли Дэвид заставил себя смотреть прямо в глаза Дельримпл.

– Ну? – произнесла Дельримпл. – Я начинаю терять терпение.

Дэвид взял шприц и внимательно посмотрел на него.

– Мне... мне нужен турникет, иначе ничего не получится, – проговорил он, стараясь выиграть время. Когда Дельримпл опустила глаза, он незаметно взглянул на Армстронг. Кардиолог приближалась. Он обратил внимание на ее руки. В каждой она держала небольшие металлические пластины. Дефибриллятор! Армстронг включила машину. Контакты, соединенные через спиральные провода с установкой, имели напряжение в 400 вольт.

Дэвид закатал рукав и начал сжимать и разжимать кулак. Провода вытянулись почти в прямые линии, а Армстронг предстояло ползти еще футов десять.

– Ну? – повторила Дельримпл, сжимая рукоятку оружия.

– Дотти! – закричала Армстронг.

Дельримпл обернулась на звук, и в тот же миг Дэвид бросился вперед, врезавшись плечом в ее огромную грудь. Женщина отшатнулась назад и, налетев на низкий кофейный столик, рухнула как мамонтовое дерево. Едва ее туша коснулась пола, как к ней подскочила Армстронг и, приставив один контакт к лицу, нажала на кнопку.

Раздался хлопок, контакты заискрились и задымились. Дельримпл судорожно взмахнула руками и задергалась в судорогах. В воздухе запахло жженым мясом. Ее голова откинулась резко назад и рвотная масса хлынула изо рта: в момент ее смерти сработали запирательные мышцы мочевого пузыря и кишечника.

68
{"b":"388","o":1}