ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Перевал
Ирландское сердце
Острые предметы
Сильное влечение
Биохакинг мозга. Проверенный план максимальной прокачки вашего мозга за две недели
Мертвый ноль
Луна для волчонка
Тайная жизнь мозга. Как наш мозг думает, чувствует и принимает решения
Project women. Тонкости настройки женского организма: узнай, как работает твое тело
A
A

– Да, – сказала она. – А вы – Дороти Коллела?

– Да, заходите. Мы все за столиком в углу. – Она нерешительно посмотрела на меня.

– Меня зовут Спенсер, – сообщил я. – Я просто болтаюсь вокруг госпожи Уоллес. Можете не обращать на меня внимания.

– Вы присоединитесь к нам? – спросила Дороти.

– Нет, – ответила за меня Рейчел. – Мистер Спенсер побудет неподалеку, на случай, если мне что-то понадобится.

Дороти довольно невыразительно улыбнулась и провела Рейчел к длинному столу в углу кафе. Там собрались еще восемь женщин. Я прислонился к стене метрах в шести от них: так я мог видеть Рейчел, но не мог слышать, о чем они говорят, и никому не мешал.

За столиком, куда села Рейчел, довольно долго скрипели стулья и царила толкотня. Там представляли присутствующих, они вставали и садились, а затем все, кроме двух женщин, встали и направились на раздачу, чтобы взять ленч. Главным блюдом был гамбургский бифштекс с яйцом по-восточному, и я решил обойтись без обеда.

В кафе был низкий потолок с множеством ламп дневного света. Три стены выкрашены в ярко-желтый цвет, четвертая окнами выходила на Бэк-Бей. От яркой краски глазам становилось больно. Сквозь шум пробивалась музыка.

Работа с писателем – это такая романтика. Уехав отсюда, мы, может быть, направимся в какой-нибудь магазинчик, где будем раздавать автографы на корсетах. Рейчел взяла свою порцию и вернулась за столик. Но бифштексом по-восточному она побрезговала. На ее подносе были только сандвич и чашка чая.

Девушка в роскошной одежде, судя по виду совсем недавно покинувшая школьные коридоры, прошла мимо, задев меня бедром. На носу у нее были смешные синие очки, украшенные драгоценными камнями, и пахла она как французский закат. Улыбнувшись мне, она сказала:

– Ну, красавчик, что ты разглядываешь?

– Тело девятого размера, втиснутое в платье седьмого размера, – ответил я.

– Тебе стоит посмотреть на него без платья, – хихикнула она.

– Да, действительно стоит, – отозвался я.

Она улыбнулась и присоединилась к двум другим крошкам ее возраста, сидевшим за столом. Они пошептались, посмотрели на меня и засмеялись.

Двое мужчин в костюмах и охранник в форме вошли в кафе и направились к столу Рейчел. Я скользнул за ними и прислушался. Похоже, это по моей части. Так и оказалось.

– Мы пригласили ее сюда, – объяснила Дороти.

Тот, что в костюме, заявил:

– Вы не имели права.

Он был похож на Кларка Кента: костюм-тройка в "елочку", очки, квадратное лицо, короткая стрижка, гладко выбрит, ботинки начищены до блеска, узел на галстуке небольшой и булавка скромная. Высокого полета птица.

– Кто вы? – спросила Рейчел.

– Тиммонс, – представился он. – Руководитель отдела кадров. – Он говорил очень быстро. – Это мистер Бучер, наш ответственный за охрану.

Охранника никто не представил: мелкая сошка. Бучер был полноват, и у него были густые усы. Пистолета у него не было, но из правого кармана брюк торчала кожаная петля.

– А почему вы требуете, чтобы я ушла? – спросила Рейчел.

– Потому что вы грубо нарушаете правила компании.

– Каким образом?

– В этом здании запрещено заниматься подстрекательством, – заявил Тиммонс.

Интересно, подумал я, он волнуется или всегда так быстро говорит. Я подошел сзади к стулу Рейчел, скрестил руки на груди и уставился на Тиммонса.

– И к чему я подстрекаю? – поинтересовалась Рейчел.

Тиммонсу явно не нравилось мое присутствие, но он не знал, как быть. Он посмотрел на меня, зыркнул в сторону, потом посмотрел на Бучера, потом снова на меня и, наконец, – на Рейчел. Он начал говорить с ней, потом замолчал и снова вперился в меня.

– Кто вы? – спросил он.

– Специалист по зубам, – ответил я.

– Кто?

– Специалист по зубам, – объяснил я. – Удаляю лишние зубы.

Тиммонс открыл рот – и захлопнул его.

– Мы не нуждаемся в остроумных ответах, – заговорил Бучер.

– Вы все равно не понимаете шуток, – сказал я.

– Мистер Спенсер со мной, – вставила Рейчел.

– Отлично, – заявил Бучер, – вам обоим придется уйти, или мы прикажем выставить вас отсюда.

– А сколько народу у вас в охране? – спросил я у Бучера.

– Это не ваша забота, – оборвал он. Ну очень крутой.

– Согласен. Но лично вам следовало бы озаботиться. Чертовски много таких, как вы, понадобится, чтобы выставить нас.

Охраннику в форме, казалось, было не по себе. Не исключено, что он знал свои возможности или ему попросту не нравилась компания, в которой он очутился.

– Спенсер, – вмешалась Рейчел, – я не хочу этого. Мы будем сопротивляться, но только пассивно.

Общее спокойствие, царившее в столовой, слегка нарушали жуткие желтые стены. Тиммонс снова заговорил, может быть воодушевленный словами о пассивном сопротивлении.

– Уйдете ли вы по-хорошему? – спросил он.

– Нет, – ответила Рейчел. – Не уйду.

– Тогда вы не оставляете нам выбора, – заявил Бучер. Он повернулся к охраннику в униформе: – Спэг, выведите ее.

– Вы не посмеете! – воскликнула Дороти.

– Этот вопрос вы обсудите потом со своим начальством, – сказал Тиммонс, – поскольку я все посмею.

Спэг вышел вперед и мягко произнес:

– Пойдемте, мисс. Рейчел не двинулась с места.

– Вытащите ее, Спэг, – приказал Бучер. Спэг аккуратно взял ее за локоть:

– Пойдемте, мисс, вам придется уйти.

Он следил за мной боковым зрением. Ему было около пятидесяти, и весил он не больше восьмидесяти килограммов, причем часть из них ушла в животик. У него были залысины и татуировки на обоих предплечьях. Он слегка потянул Рейчел за руку. Женщина обмякла.

– Черт возьми, Спэг, сдерните ее с этого стула, – заорал Бучер. – Она здесь незаконно, и у вас есть все права поступить так.

Спэг отпустил руку Рейчел и выпрямился.

– Нет, – сказал он. – Пожалуй, я не стану этого делать.

– О Господи, – пробормотал Тиммонс.

– Хорошо, управимся сами, – обратился к нему Бучер. – Бретт, берите ее за руку.

Он сделал шаг вперед и взял Рейчел под левую руку. Тиммонс взял ее под правую, и они стащили ее со стула. Она медленно повалилась на них, и они оказались к этому не готовы. Им не удалось удержать ее, и Рейчел упала на пол: ноги раздвинуты, юбка задрана до середины бедер. Она одернула ее.

Я повернулся к Спэгу:

– Я собираюсь вмешаться. Ты будешь участвовать?

Спэг посмотрел на лежащую на полу Рейчел, на Тиммонса с Бучером и лишь потом ответил:

– Не буду. Я привык работать честно.

Бучер теперь стоял за спиной у Рейчел и держал ее под руки. Я повернулся к нему:

– Отпусти ее.

– Спенсер, – сказала Рейчел, – я же сказала, что мы будем оказывать пассивное сопротивление.

– Лучше держись в сторонке, – предупредил Бучер, – иначе у тебя будут серьезные неприятности.

– Пусти ее, – повторил я, – или я врежу тебе, пока ты не распрямился.

– Эй, – произнес Тиммонс, но не слишком громко.

Бучер отпустил Рейчел и выпрямился. Все в столовой стояли и смотрели. Бучеру было очень важно сохранить лицо. Мне стало жаль его. Большинство зрителей составляли красивые молодые женщины. Я протянул руку Рейчел. Она ухватилась за нее и встала.

– Черт вас возьми, – сказала она. Я повернулся к ней, и тут Бучер прыгнул на меня. Он был невелик, но двигался медленно. Я опустил плечо и попал ему в грудь. Он хрюкнул. Я выпрямился, он отлетел назад и ударился о Тиммонса.

– Если вы будете действовать мне на нервы, я переброшу вас через стойку, – добавил я, ткнув в него пальцем.

– Тупой ублюдок, – сказала Рейчел и влепила мне пощечину. Бучер еще раз прыгнул. Левой рукой я нанес ему короткий прямой удар в нос, затем добавил правой, и он, отлетев к стойке и сбив штук пятьдесят блюд, сполз на пол.

– Неплохо, – сказал я. Тиммонс словно остолбенел. Ему нужно было что-то делать. Он ударил сбоку, я отклонил голову назад и поймал его руку. Это наполовину развернуло Тиммонса.

Я взял его левой рукой за шиворот, а правой за штаны, спустился на три ступеньки, присел, выгнулся и швырнул его через стойку. Ладонь Тиммонса скользнула по соусу, картофельное пюре размазалось по его груди. Прокатившись по стойке, он брякнулся на плитки пола. Девушка в облегающей одежде воскликнула:

14
{"b":"389","o":1}