ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Квирк кивнул:

– Точно. Суть не в сохранении тайны. Если мы правы – а мы оба можем только гадать, – это сопротивление ее мнению и тому, чтобы она его высказывала. Но мы оба лишь строим предположения.

– Да, но обычно это у нас неплохо получается, – напомнил я. – Есть кое-какой опыт.

Квирк пожал плечами:

– Поживем – увидим.

– Кстати, кто-то устроил нечто похожее на профессиональное покушение на Рейчел. Два дня назад.

– До чего же вовремя ты сообщаешь об этом властям!

– Я говорю об этом сейчас. Слушай.

Он выслушал – я рассказал ему о случае с двумя автомобилями на Линнвэе. Рассказал о пикетчиках в Бельмонте и о швырянии тортов в Кембридже. Рассказал о последних неприятностях в буфете "Первой совместной".

– Замечательно вы проводите время, вы, свободные художники, – позавидовал Квирк.

– Да, время-то идет, – ответил я.

– Эпизод на Линнвэе – единственное, что серьезно. Дай-ка мне номера машин.

Я продиктовал.

– Может быть, они лишь попугать вас хотели, как и все остальные.

– Мне показалось, они профессионалы.

– Черт, все теперь профессионалы. Насмотрелись всяких телесериалов и строят из себя умников.

– Ну да, может быть, – сказал я. – Но у них есть подготовка.

– Заговор? – Квирк поднял брови.

– Не исключено.

– Но похоже?

Я пожал плечами:

– И в небе, и в земле сокрыто больше, чем снится вашей мудрости, Горацио[18].

– Единственный такой же умный парень, как ты, которого мне довелось встречать, – заметил Квирк, – был совратителем малолетних, пойманным нами в конце лета шестьдесят седьмого года.

– Остроумие зачастую не доводит до добра, – сказал я.

– Я заметил это, – ответил Квирк. – Во всяком случае, без дополнительных фактов я не готов признать существование заговора.

– Я тоже. Ты можешь сделать что-нибудь, чтобы не выпускать ее из виду?

– Я еще раз позвоню Каллахэну в "Ритц". Скажу ему, что ты вышел из игры, и он будет чуть внимательнее.

– Это все?

– Да, – ответил Квирк. – Это все. Мне и так нужно больше людей, чем у меня есть. Я не могу приставить к ней охранника. Если она вознамерится показаться на людях, я постараюсь обеспечить ей дополнительную защиту. Но мы оба знаем, что ни я не могу ее защитить, ни ты, если она этого не захочет. И даже тогда, – он пожал плечами, – это будет зависеть от того, насколько сильно кому-то хочется ее достать.

– Зато, когда этот некто ее укокошит, ты сразу же начнешь действовать. Задействуешь целую дюжину человек.

– Вали отсюда, – сказал Квирк. Складки, бегущие от носа к губам, стали глубже. – Я не нуждаюсь в лекциях о работе полицейского.

Я встал.

– Извини, – проговорил я. – Просто мне очень худо, вот я и ругаюсь на тебя.

Квирк кивнул:

– Если я что-нибудь узнаю про номера, откуда звонили, тебе сообщить?

– Да.

– О'кей.

С тем я и ушел.

14

Мы со Сьюзен сидели в забегаловке посреди Квинси-маркет, ели устриц, пили пиво и ссорились. Или что-то вроде того.

– Ну почему ты не остался в стороне? – спрашивала Сьюзен. – Ведь Рейчел просила тебя.

– Я должен был стоять и смотреть, как ее вытаскивают оттуда?

– Да. – Сьюзен выковыряла устрицу из раковины. В этих забегаловках вилок не дают. Просто предлагают устриц, улиток или креветок к пиву в бумажных стаканчиках. Тут же стоят миски с щипцами для устриц и тюбики с соусом. Это местечко называлось "Морж и Плотник".[19] Для забегаловки – очень претенциозное название, но, несмотря на это, мне здесь нравилось.

– Я не мог этого допустить, – произнес я. Под куполообразным потолком супермаркета люди носились туда-сюда по главному проходу. Бородатый мужчина в лыжной шапочке и зеленом свитере с широким воротом посмотрел на Сьюзен и что-то прошептал своему спутнику. Спутник тоже посмотрел на Сьюзен и кивнул. Они оба улыбнулись, но, заметив, что я взглянул на них, отвернулись и пошли прочь. Я заказал еще пива. Сьюзен потихоньку потягивала свое.

– Почему ты не мог остаться в стороне? – повторила она свой вопрос.

– Это с чем-то не согласуется.

– И с чем же?

Я пожал плечами:

– Наверное, с моей гордостью?

Сьюзен кивнула:

– Наконец-то мы до чего-то добрались. А раз уж мы добрались до этого, скажи, почему ты не позволяешь никому любоваться моей фигурой. Мне лично это льстит. Неужели так плохо, когда люди смотрят на тебя?

– Ты имеешь в виду этих клоунов, промелькнувших две минуты назад?

– Да. Кстати, если человек восхищается моей задницей, это еще не значит, что он клоун.

– Я же ничего не предпринял, – сказал я.

– Ты посмотрел на них.

– Ну, значит, они чересчур пугливы.

– А что если бы они посоветовали мне начать носить пояс?

Я рыкнул.

– Вот именно. Итак, что тобой руководило? – спросила Сьюзен.

– Гордость?

– Ну вот, мы до чего-то добрались.

– По-моему, ты повторяешься.

Сьюзен улыбнулась и жестом попросила у бармена еще пива.

– Да, но мы еще не закончили.

– И как прикажешь мне поступать, когда две высокопоставленные задницы вдруг хватают и тащат Рейчел?

– Тебе следовало стоять рядом и смотреть, чтобы ей не причинили вреда. Следовало вмешаться, если бы она позвала на помощь. И подержать дверь, когда они выходили бы.

– О Господи, – произнес я.

– А еще можно было бы повиснуть на ней, тем самым затруднив их задачу.

– Ну, – сказал я, – я бы так не смог. Может, я еще смог бы постоять в стороне, может, смогу в следующий раз, если придется. Но я не могу лечь на пол и позволить каким-то типам вышвыривать меня вон.

– Да, не можешь. Но не нужно было лишать Рейчел возможности одержать победу.

– Я смотрю на это по-другому.

– Конечно по-другому. А ещё ты не понимаешь, когда во время вечеринки кто-нибудь вдруг начинает заигрывать со мной. Все мои ухажеры мигом разбегаются, узрев твой хмурый взгляд.

– Я лишаю тебя возможности самостоятельно справиться с ситуацией?

– Конечно, – ответила она. В уголке ее рта блестела капелька соуса. Я протянул руку и снял ее большим пальцем. – Как правило, я не нуждаюсь в твоей защите, – продолжила она. – Раньше я абсолютно спокойно обходилась без тебя и сама отшивала тех, кого хотела отшить.

– А если они не отшиваются?

– Тогда я позову тебя. Ты ведь рядом. С тех пор как мы встретились, на вечеринках ты не отходишь от меня дальше чем на два метра. Я допил пиво.

– Давай прогуляемся к Фонейл-Холлу, – предложил я. Было половина пятого, и народу было немного. – Может быть, я куплю тебе рогалик.

– Я не жалуюсь на свою судьбу, – сказала Сьюзен, беря меня под руку. Голова ее чуть склонилась ко мне на плечо, и от ее волос шел легкий запах цветов. – Я тебя понимаю, и мне в некотором роде даже нравятся твои собственнические замашки. Кроме того, я люблю тебя, а это все меняет.

– Можно свернуть на эту лестницу и направиться домой, – предложил я.

– Успеем. Ты обещал, что мы будем много гулять, есть, пить и глазеть на людей.

– А потом?

– Кто знает, – протянула Сьюзен. – Может быть, сольемся в экстазе.

– Тогда пошли быстрее.

Супермаркет "Квинси[20] был огромным зданием, построенным из гранитных блоков. Как раз недавно его отремонтировали. По обеим сторонам длинного центрального прохода располагались лавки, где продавали йогурты с фруктами, охотничьи колбаски в тесте с кислой капустой, рулеты с омарами, огромные сандвичи, рогалики, деревенский паштет, салат по-гречески, цыплят под сладким и кислым соусом, пирожки, пирожные с глазурью, устриц, творожный пудинг, свежие фрукты (еще с черенками), мороженое, сладкие ватрушки, цыплят «барбекю», пиццу, пончики, опять пирожки, заливное из утки, сандвичи с ростбифом и чатни на свежеиспеченном хлебе, сушеные персики, орехи кешью и прочее. Еще там были мясные лавки, сырные лавки, магазинчики, где торговали молотым кофе, фруктовые лавки и ларьки, где продавали корейский женьшень. Снаружи по обеим сторонам тянулись аркады с другими лавками и кафе, а в отремонтированных кирпичных зданиях находились магазины одежды, специализированные магазины и рестораны. Это место считается самым привлекательным для туристов в Бостоне, и оно того стоит. Если вы оказываетесь в этом районе с девушкой, трудно не схватить ее за руку. Вокруг бродят фокусники и уличные музыканты. Здесь никогда не бывает пусто, а уж в часы наибольшего наплыва посетителей воцаряется полный хаос. Мы остановились, купили две палочки с дольками свежих фруктов и дыни и съели их на ходу.

вернуться

18

Цитата из пьесы В. Шекспира "Гамлет", акт I, сцена 4 (перевод М. Лозинского).

вернуться

19

"Морж и плотник" – стихотворение Л. Кэрролла, герои которого едят устриц.

вернуться

20

Кисло-сладкая фруктовая приправа к мясу.

16
{"b":"389","o":1}