ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он обернулся и попытался ударить меня коленом в пах. Я повернулся к нему боком и отбил удар. Потом обеими руками ухватил его за рубашку, дернул вверх и одновременно толкнул назад, так что его ноги оторвались от земли, а спиной он прижался к стене рядом с дверью. Дверь приводилась в движение пневматически, й в этот момент она медленно и плавно закрывалась. Я приблизил свое лицо вплотную к лицу Малреди и спросил:

– У тебя действительно есть двоюродный брат по имени Минго?

– Что тебе надо, козёл?! – заорал он. – Пусти меня, мудак! Кто ты, придурок?!

– Ты знаешь, чем я занимаюсь, детка Майкл, – ответил я. – Знаешь, потому что сразу убежал, как только узнал меня.

– Я тебя не знаю! Пусти, мудак!

Я шарахнул его разок об стенку.

– Ты пытался недавно устроить аварию Рейчел Уоллес и мне. Теперь я ищу Рейчел Уоллес и найду ее любой ценой.

Позади я услышал шаги, и кто-то крикнул:

– Эй, ты!

Оттащив Малреди от стены, я ударил его спиной по засову на двери. Она открылась, и я толкнул его в проем, вышвырнув на снег, а затем выскочил сам. Дверь захлопнулась. Малреди попробовал встать на ноги. Я пнул его в живот – на ногах у меня были ботинки "Херман" с двойной подкладкой и на толстой подошве. Он судорожно охнул. Пинок опрокинул его на спину. Он попытался откатиться, но я встал коленом ему на грудь. Он крякнул.

– Я сделаю из тебя отбивную, Майкл, если ты не выполнишь то, что я скажу, – пообещал я. Затем я выпрямился, поднял его на ноги, взял сзади за шиворот и повел к своей машине. Он согнулся от боли, из него как будто выпустили воздух, и тащить его было легко. Я швырнул Малреди на водительское сиденье, ногой протолкнул на пассажирское, влез вслед за ним и дал задний ход. В зеркале я заметил трех, нет, четырех мужчин и девушку из диспетчерской. Я тут же врубил третью скорость и вылетел со стоянки, пулей промчавшись мимо сторожки. Охранник с удивлением посмотрел на нас. Я повернул направо к мотелю Говарда Джонсона, а потом – на Юго-восточную автостраду.

Дорога, отражающаяся в зеркале, была чистой. Снег равномерно ложился на асфальт. Рядом со мной Малреди потихоньку приходил в себя.

– Куда ты меня везешь? – спросил он сиплым от напряжения голосом.

– Покатаемся, – ответил я. – Я буду задавать вопросы, а когда ты на них ответишь и мне понравятся эти ответы, я высажу тебя в каком-нибудь подходящем местечке.

– Я ничего ни о чем не знаю.

– В таком случае, – усмехнулся я, – я тебя куда-нибудь отвезу и, может быть, убью.

– За что, парень? Мы тебе ничего плохого не сделали, не собирались даже. Мы хотели просто попугать тебя и бабу.

– Ты имеешь в виду госпожу Уоллес, козел?

– Чего?

– Называй ее госпожой Уоллес, а не бабой.

– Хорошо, конечно, госпожа Уоллес. Согласен. Мы вовсе не хотели убивать тебя или госпожу Уоллес.

– Кто приказал вам?

– Чего?

Я покачал головой:

– Ты наживешь себе неприятности, парень, очень серьезные неприятности. – Я сунул руку под куртку, достал револьвер и показал ему. – "Смит-и-вессон", – пояснил я, – тридцать восьмой калибр, ствол четыре дюйма. На большом расстоянии не очень, но идеально подходит, чтобы выстрелить в парня, сидящего рядом.

– О Боже, мужик, опусти пушку. Я просто не понял вопрос. Я хотел сказать: "Что ты говоришь?" Я отвечу. Тебе не нужна эта чертова пушка, понял?

Я опустил револьвер. Мы уже въехали в Милтон, но машин из-за обильного снегопада почти не было.

– Я спросил, кто приказал вам немножко попугать нас на шоссе?

– Мой двоюродный брат Минго. Он пообещал нам две сотки. Сказал, что мы получим две сотни, если сделаем это. Минго, парень. Ты его знаешь?

– Почему Минго хотел, чтобы вы напугали госпожу Уоллес и меня?

– Я не знаю, парень, это был всего лишь способ заработать. Свишер сказал, это хорошая плата. Сказал, что знает, как все попроще обделать. Он ведь сидел, Свишер-то. Минго не говорит "почему", парень. Он просто дает нам две сотни – и мы не задаем вопросов. Всего лишь покататься часика два за такие деньги. Парень, мы даже не знали, кто вы такие.

– Тогда как вы нас вычислили?

– Минго дал нам фотографию этой ба... госпожи Уоллес. Мы следовали за ней, когда ты отвез ее в Марблхэд. Болтались неподалеку, когда ты повез ее домой, а машин было немного. Тогда-то мы и сделали все, как он сказал... то есть Минго.

– А чем он занимается?

– В смысле, чтобы заработать?

– Нуда.

– Он трудится на какую-то богатую бабу из Бельмонта.

– И что делает?

– Не знаю. Всё. Водит машину. Таскает барахло, когда она ходит по магазинам. На побегушках. Всякая фигня. Вот этим и занимается.

– Как ее зовут?

– Богатую бабу? – Малреди пожал плечами. Он уже дышал спокойно. Я убрал револьвер. Он начал трепаться: очевидно, и раньше жизнь прижимала. Потихоньку расслабился.

– Не знаю, – сказал он. – По-моему, Минго никогда не говорил об этом.

На аллее Фернейс-Брук я свернул с автострады, развернулся и поехал обратно на север.

– Куда мы едем теперь? – спросил Малреди.

– Навестить братца Минго, – ответил я. – Ты покажешь мне, где он живет.

– Ну нет, парень, не выйдет. Минго меня прикончит.

– Это будет позже. А вот если ты не покажешь мне его дом, я прикончу тебя сейчас.

– Нет, парень, ты не знаешь Минго. Это такой сукин сын! Я тебя предупреждаю, не связывайся с Минго!

– Я сказал тебе, Майкл. Я ищу Рейчел Уоллес. И предупреждал тебя на складе, что добьюсь своего любой ценой. Такую цену, как ты, я смогу заплатить.

– Хрен с тобой, я все скажу, только ты меня отпустишь. Не хочу, чтобы он знал, что это я навел тебя. Ты не знаешь, что это за сука.

– Как его настоящее имя?

– Юджин, Юджин Игнациус Малреди.

– Проверим по телефонной книге.

В Милтоне я свернул с автострады, и мы посмотрели телефонную книгу в какой-то будке, но Уотертаун там не числился.

– Он в книге западных пригородов, – сказал Малреди. – А здесь только Бостон и южные пригороды.

– Ты наблюдателен, – заметил я. – Позвоним в справочное.

– Бог мой, ты думаешь, я вру? Нет, ни в коем случае. Ты понимаешь? Я тебя ни за что не надую, с твоей-то пушкой. Моя старушка вырастила неглупого ребенка. Я уже достаточно взрослый.

Я достал десять центов и набрал номер справочного.

– Уотертаун, пожалуйста, – сказал я. – Номер Юджина И. Малреди – а какой адрес, Майкл?

Он назвал мне адрес, а я назвал его оператору.

– Номер "восемь-девять-девять-семь-три-семь-ноль", – сообщила она.

Я поблагодарил и повесил трубку. Монетка выскочила обратно.

– О'кей, Майкл, ты свободен.

– Что, ты бросаешь меня здесь?

– Ну да.

– Парень, у меня нет пальто, я задницу отморожу.

– Возьми такси.

– Такси отсюда? У меня таких деньжищ нет.

Я взял десять центов, возвращенных автоматом.

– Держи, – сказал я. – Звони своему приятелю Свишеру. Пускай он приедет и заберет тебя.

– А если его нет дома?

– Ты же взрослый человек, Майкл. Придумай что-нибудь. Но я тебе скажу вот что: если ты позвонишь Минго и предупредишь его, то больше повзрослеть тебе не удастся.

– Я не собираюсь звонить Минго, парень. Иначе мне придется сказать, что это я навел тебя.

– На это я и рассчитывал, – ответил я, забираясь в машину. Майкл Малреди дрожал, засунув руки в карманы брюк и нахохлившись.

– Я тебе кое-что скажу, парень, – проговорил он. – Ты будешь сильно разочарован, если думаешь, что сможешь обойтись с Минго так же, как обошелся со мной. Минго тебя на хрен уделает.

– Посмотрим, – сказал я и, выжав сцепление, оставил его на дороге.

24

Уотертаун расположен рядом с Бельмонтом но только в географическом смысле. Это прежде всего город рабочих: дома там обшарпанные, часто на две семьи, и расположены близко друг к другу" а улицы толком не расчищены от снега. Я ехал очень медленно, из-за сильного снегопада приходилось быть крайне осторожным.

28
{"b":"389","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Еда, меняющая жизнь. Откройте тайную силу овощей, фруктов, трав и специй
Экспедиция в рай
«Я слышал, ты красишь дома». Исповедь киллера мафии «Ирландца»
Правила соблазна
Мои живописцы
Дед
Как развить креативность за 7 дней
PIXAR. Перезагрузка. Гениальная книга по антикризисному управлению