ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Это не тот человек, которого можно "таскать", – перебил я. – Если она присоединится к нам, значит, вам повезло.

– Знаете что, костолом, мне наплевать на ваш тон, – нахмурилась Рейчел Уоллес. – Но меня беспокоит – и это совершенно естественно, – что ваша подруга будет отвлекать вас от работы, за которую мы вам платим. Если будет действительно жарко, о ком вы сперва побеспокоитесь, о ней или обо мне?

– О ней, – ответил я.

– Тогда я настаиваю, чтобы она проводила с нами как можно меньше времени.

– Так и будет, – сказал я. – Сомневаюсь, что она сможет долго выносить ваше присутствие.

– Пожалуй, я могу изменить свое мнение по поводу сегодняшнего вечера, – протянула Рейчел Уоллес.

– Пожалуй, я тоже могу изменить свое, – протянул я в ответ.

– Подождите! Подождите же, – снова вмешался Тикнор. – Я уверен, Рейчел не имела в виду ничего плохого. Ее точка зрения совершенно обоснованна. И вы, Спенсер, наверняка понимаете это.

Я ничего не ответил.

– С сегодняшним ужином все понятно, – продолжил Тикнор. – Вы назначили свидание. И никак не могли знать, что понадобитесь Рейчел сегодня же. Я уверен, Рейчел будет рада поужинать с вами обоими.

Рейчел Уоллес промолчала.

– Может быть, вы позвоните вашей даме и попросите ее встретиться с вами?

Рейчел Уоллес не понравилось, как Тикнор сказал "дама", но она сдержалась и ограничилась взглядом, который он не заметил или сделал вид, что не заметил, – не могу сказать, что именно.

– Где мы ужинаем? – спросил я у Рейчел.

– Я хотела бы поужинать в лучшем ресторане города, – сказала она. – У вас есть предложения?

– Лучший ресторан города располагается отнюдь не в городе. Это в Марблхэде, местечко "У. Розалии".

– Какая кухня?

– Кое-что из североитальянской. Много фирменных блюд.

– И никаких суррогатных мясных шариков? Никакой пиццы?

– Ничего подобного.

– Вы знаете этот ресторан, Джон?

– Я там не бывал, но слышал, что это замечательное место.

– Очень хорошо, поедем туда. Скажите вашей подруге, что мы встретимся с ней в семь. Я позвоню и закажу столик.

– Мою подругу зовут Сьюзен Силверман.

– Отлично, – сказала Рейчел Уоллес.

4

Ресторан "У Розалии", располагается в отремонтированном коммерческом здании в одном из самых "бедных" районов Марблхэда. Правда, обыкновенному человеку может показаться, что в этом "бедном" районе живет достаточно обеспеченный класс. Когда-то в этом коммерческом здании, наверное, занимались финансовыми махинациями.

Чтобы попасть в ресторан, нужно было подняться по лестнице, там была дверь, а за ней – маленький бар без стульев. Сьюзен стояла у стойки с рюмкой "шабли" и разговаривала с молодым человеком в вельветовой куртке и клетчатой рубашке. У него были усы гвардейца с закрученными вверх кончиками. Мне захотелось задушить его этими усами.

Мы на мгновение остановились в дверях. Сьюзен не видела нас. Уоллес поискала глазами метрдотеля.

На Сьюзен был двубортный пиджак из верблюжьей шерсти и узкая юбка, а под жакетом – блузка цвета лесной зелени с вырезом. Высокие сапоги исчезали под юбкой. Меня не покидало ощущение, что, когда я случайно встречаюсь с ней в слегка необычной обстановке, непременно должны звучать трубы и фанфары. Я подошел к ней и сказал:

– Прошу прощения, но один ваш вид заставляет мое сердце петь, словно апрельский день уже летит на крыльях весны.

Она обернулась ко мне, улыбнулась и сказала:

– Мне все это говорят. – Затем показала на молодого человека с гвардейскими усами: – Это Том. – А потом добавила озорно улыбаясь: – Том был так любезен, что предложил мне рюмку "шабли".

– Только это? – спросил я у Тома.

– Простите?

– Это конец одной старой шутки, – ответил я. – Рад познакомиться.

– Ну, – сказал Том, – я тоже.

Метрдотель в темной бархатной "тройке" уже стоял рядом с Рейчел Уоллес.

– Забирай свое вино и пошли, – сказал я.

Она улыбнулась Тому, и мы направились к Уоллес.

– Рейчел Уоллес, – представил я, – Сьюзен Силверман.

Сьюзен протянула руку:

– Привет, Рейчел. Мне кажется, у вас замечательные книги.

Уоллес улыбнулась, пожала ей руку и ответила:

– Спасибо. Рада познакомиться с вами.

Метрдотель отвел нас к нашему столику, положил меню и сообщил:

– Я сейчас пришлю официантку, она примет ваш заказ.

Я сидел напротив Сьюзен, слева от меня села Рейчел Уоллес. Она, конечно, была милой женщиной, но рядом со Сьюзен выглядела так, будто ее слишком долго стирали с отбеливателем. У нее было сильное, умное лицо настоящей американки, но Сьюзен могла дать ей сто очков форы. Впрочем, Сьюзен всем могла дать фору.

– Расскажите мне о Спенсере, – попросила Рейчел. – Вы его давно знаете?

– Я встретила его в семьдесят третьем, – сказала Сьюзен, – но, кажется, знала его всегда.

– Это только кажется, что всегда. Я просто хорошо заговариваю зубы, – вставил я.

Рейчел не обратила на меня никакого внимания.

– А какой он?

– Такой, какой есть, – ответила Сьюзен. Тут подошла официантка принять заказ на коктейли.

– Нет, я имею в виду вообще, какой он? От него, вероятно, будет зависеть моя жизнь. Я должна знать о нем побольше.

– Мне не хотелось бы говорить об этом в его присутствии, но вы вряд ли найдете кого-то лучше.

– Или даже такого же, – вставил я.

– Ты начинаешь преодолевать стеснительность и уже не преуменьшаешь своих достоинств, – сказала Сьюзен. – Раньше ты слишком тушевался.

– Может ли он на время подавить свое отвращение к радикальному феминизму настолько, чтобы защищать меня?

Сьюзен посмотрела на меня и сделала большие глаза.

– Не лучше ли тебе самому ответить на этот вопрос? – спросила она.

– Мне кажется вопрос спорный. Мое отвращение к радикальному феминизму не доказано. Мы, собственно; даже не установили, что вы – радикальная феминистка.

– Я научилась распознавать отвращение к радикальному феминизму и редко ошибаюсь, – сказала Рейчел Уоллес.

– Допустим, вы правы, – ответил я.

– Иногда он страшно достает, – сказала Сьюзен. – Вы хотите, чтобы он успокоил вас, но он это знает, а потому даже пальцем не пошевелит. Но вас успокою я. Ему, в общем-то, наплевать на радикальный феминизм. Однако если он говорит, что будет вас защищать, значит, так тому и быть.

– Я никого не достаю, – буркнул я. – Просто, если я скажу, что не испытываю никакого отвращения, ее это не убедит. И я ничего не смогу доказать, пока что-нибудь не случится. Слова тут не помогут.

– Слова порой помогают, – сказала Сьюзен. – И особенно интонации. Но ты такой эгоист, что не будешь ни с кем объясняться.

Официантка вернулась с вином для Сьюзен, пивом "Беке" для меня и очередным мартини для Рейчел Уоллес. Те пять, что она уже выпила после полудня, казалось, никак на нее не подействовали.

– Пожалуй, я не стану повсюду таскать ее за собой, – сказал я Рейчел.

– Самец, – ответила Рейчел. – Принципы самца. Он зациклился на этом и не может ни объясниться, ни извиниться, ни заплакать, ни выразить свое чувство.

– Зато я могу выйти из игры. И сделаю это через минуту.

Голова Уоллес резко повернулась в мою сторону. Она смотрела напряженно и жестко, Сьюзен погладила ее по руке.

– Дайте ему время, – сказала она. – Он вам понравится. Его трудно отнести к какой-нибудь категории. Но он будет охранять вас. Будет беспокоиться о том, как бы с вами чего не случилось. И он убережет вас от опасности. – Сьюзен потягивала вино. – Он действительно сделает это, – сказала она Рейчел.

– А вы, – спросила Рейчел, – о вас он беспокоится?

– Мы с ним беспокоимся друг о друге, – ответила Сьюзен. – Сейчас я забочусь о нем.

Рейчел Уоллес улыбнулась, лицо ее смягчилось.

– Да, – кивнула она. – Именно так все и выглядит.

4
{"b":"389","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Академия магии при Храме всех богов. Наследница Тумана
Пропавший
Византиец. Ижорский гамбит
Я тебя выдумала
В тихом омуте
Смерть от совещаний
О чем весь город говорит
Монтессори с самого начала. От 0 до 3 лет
Кастинг на лучшую любовницу