ЛитМир - Электронная Библиотека

– Великолепная идея, – сказал он совершенно другим, озорным тоном.

– Прошу прощения? – Его голос насторожил ее.

– Ты же собиралась поскрести меня как следует, помнишь? – Доминик заложил большие пальцы рук за пояс брюк. – Так что давай вместе найдем кухню, и тогда ты сможешь меня как следует почистить. – Он подмигнул. – Но предупреждаю, что хотя в целом я дюжий мужчина, но некоторые части моего тела довольно деликатны и требуют соответствующего обращения.

Девушка решительно не смотрела, куда указывали большие пальцы его рук. Она с достоинством ответила:

– Мне нужна горячая вода только потому, что Мел… мисс Петтифер захотела выпить чашечку чаю.

Доминик тут же погрустнел.

– Так ты не собираешься меня мыть?

– Я скорее сварю вас в масле, – откликнулась она ласково.

Он усмехнулся и пошел по коридору. Девушка проводила его глазами, любуясь размашистой походкой. Вид его обнаженной спины завораживал ее.

Помыть его! Она старалась не улыбаться. Ну и глупости же он иногда говорит.

Все время, пока Грейс искала кухню, в голове у нее крутился один и тот же вопрос: как это возможно, что мужчина, достигший его возраста – а ему, должно быть, уже около тридцати, – так никогда и не видел дом своего отца? Это была загадка. Он сам был загадкой. То задорный и дразнящий, а в следующее мгновение – замкнутый и нелюдимый…

И в то же время как он ей нравится…

Наконец Грейс обнаружила кухню и, остановившись на пороге, принялась угрюмо изучать ее. Это была огромная невероятно старомодная кухня с каменным полом. Девушка без труда могла представить, как тут готовили средневековый пир. Поросята и бараны на вертелах и огромные котлы над огнем. Никакой цивилизованной пищи. Здесь не было даже нормальной плиты. Придется разжечь огонь, а затем подвесить над ним котелок.

Ее сестра Фейт рассказывала о женах солдат, сопровождавших армию во время войны в Испании, которым пришлось научиться жить с тем, что давала им природа, чтобы пополнять скудный армейский рацион. Фейт это казалось нужным и полезным навыком. Грейс в то время не разделяла ее интереса.

Теперь же, прислушиваясь к урчанию в животе, она признавала свою ошибку. Мелли, сэру Джону и ей самой нужно было что-то есть, а лорд д'Акр, по-видимому, и не собирался ничего предпринимать по этому поводу.

Грейс вспомнила, что видела рядом с домом огород. Там должны расти овощи, а из них можно приготовить суп. Интересно, могла бы Грейс отправиться в поход с армией? Могла бы она позаботиться о своей семье? Могла. Она была Грейс Мерридью!

Она столько раз наблюдала за поварихой у них дома, хотя самой ей позволяли только нарезать печенье или смешать тесто под надзором старших. И насколько сложным может быть приготовление супа? Нужно ведь просто нарезать, вскипятить и размешать. Не более того.

Она поспешила на огород, обнесенный высокой каменной стеной. На первый взгляд ничего, кроме сорняков, там не было. Но присмотревшись, Грейс увидела, что там растут кервель, тимьян и петрушка. А еще она нашла несколько кривых морковок. Собравшись с духом, Грейс вытянула еще с десяток каких-то корешков и обнаружила несколько картофелин и репок. Если смешать их с ячменем и слегка повядшими луковицами, найденными в кладовой, из них получится неплохой суп.

Грейс отнесла овощи на кухню, почистила их и разложила на столе с чувством глубокого удовлетворения.

Она посмотрела на огромный пустой очаг и вдруг поняла, что прежде чем стать Грейс Мерридью, поварихой, ей придется побыть Грейс Мерридью, истопником. На кухне в отличие от спальни сэра Джона не было уже сложенных дров, которые нужно было только разжечь. Тут не было даже совка для угля и ящика для дров.

Требовалось найти какое-нибудь топливо. Оставалось только надеяться, что оно не все промокло во время дождя. Грейс зажгла лампу и вышла на улицу, чтобы обыскать служебные постройки. Первая была вся в паутине, но, к своему облегчению, Грейс обнаружила там целую груду сухих дров, колоду и топор. Вокруг колоды были раскиданы щепки, но на приготовление супа их не хватит. А куски дерева в поленнице были слишком большими – ей их не донести.

Грейс в смятении посмотрела на топор, затем глубоко вздохнула. Она собиралась объехать весь мир и пережить множество приключений. Ей нужно уметь разводить огонь. Грейс Мерридью, дровосек!

Подтащив большое полено к колоде, поверхность которой была испещрена тысячей зарубок от топора, Грейс взгромоздила полено на колоду и потрогала лезвие. Острое.

Грейс глубоко вздохнула и подняла топор, как это обычно делают мужчины. Затем обрушила его на полено, вложив в это движение всю силу. Топор со свистом рассек воздух и вонзился в колоду. Тьфу ты!

Она вытянула застрявшее лезвие и предприняла еще одну попытку, на этот раз стараясь прицелиться получше. Топор увяз в полене, но за исключением этого ничего не изменилось. Очевидно, потребуется не один удар.

Грейс вырвала топор из древесины и взмахнула им еще раз. На этот раз топор отскочил от полена, вывернув ей руку. Как же было больно! Она потерла запястье и с ненавистью посмотрела на топор. Она разрубит это полено. Она сделает это!

Грейс вновь взмахнула топором. Он ударил по полену, но не разрубил его. Удар! Она попробовала еще раз. И еще. И еще. Запястье болело, но у нее получалось все лучше и лучше. Грейс наконец приноровилась и начала расщеплять дерево при каждом ударе. Полено уже было почти разрублено на две половины. Она схватилась за него и попробовала разорвать его, но древесина не поддавалась, а рука все еще болела и соскользнула.

– Ой! – вскрикнула Грейс.

– Что, черт возьми, вы здесь делаете? – услышала она знакомый голос позади себя.

Глава 4

Иногда глупо спешить, иногда – откладывать. Мудрые все делают в надлежащее время.

Овидий

Грейс была слишком изумлена, чтобы что-то ответить. Ее рука горела. Сама не понимая, как это произошло, она вдруг обнаружила, что стоит лицом к лицу с лордом д'Акром.

– Почему вы рубите дрова? Эта работа не для… – Доминик замолчал, нахмурившись. – Вы повредили руку. – Он опустил взгляд и посмотрел на ее руку, которую девушка осторожно придерживала другой рукой, пробормотал что-то на иностранном языке и сказал: – Дайте посмотреть.

Она попыталась увернуться, но он без каких-либо усилий завладел ее ладонью.

– Не глупите. Я могу помочь. – Доминик мягко отодвинул пальцы, которыми она прикрывала больную руку. – Это заноза, и довольно большая.

Он поднял ее руку и внимательно осмотрел ее при свете лампы, стараясь не причинить девушке боли. Грейс прикусила губу. Она знала: когда что-то болит, нужно на чем-нибудь сосредоточиться.

Она посмотрела по сторонам. Можно было сосредоточиться на пауке, ползущем по потолочной балке, или на мужчине, стоящем перед ней.

Грейс не любила пауков, так что сфокусировалась на мужчине.

Завороженная игрой света и тени на его сильном худощавом лице, она, не сводя с него взгляда, рассматривала высокие скулы, сильную, темную от щетины челюсть. Он был так близко, что она могла рассмотреть поры на его коже, ощутить его запах – нежный экзотический аромат, в котором смешались запахи мужчины и лошади. Его рот превратился в тонкую линию, губы были плотно сжаты, возможно, от злости.

Это был прекрасный рот. Еще считая Доминика возмутительным потрепанным цыганом, Грейс уже заметила этот твердый красивый рот, созданный божественным резцом. Две глубокие четкие линии ограничивали его. Не складки, которые появляются, когда человек улыбается. Несмотря на то озорство, которое она уже замечала несколько раз в его глазах, он не производил впечатления человека, идущего по жизни смеясь.

Доминик нежно прижал кожу вокруг занозы, и Грейс вздохнула от боли, пронзившей ее насквозь.

– Не беспокойтесь, я вытащу ее, – сказал он глубоким голосом, который должен был успокоить ее, но вместо этого всколыхнул в ней неведомые до сих пор эмоции.

10
{"b":"39","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Бодибилдинг и другие секреты успеха
Последний Фронтир. Том 1. Путь Воина
День Нордейла
Девушка с глазами цвета неба
Посольство
Смерть от совещаний
Наследник для императора
Ложь во спасение