ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я… мне кажется, да.

– Хорошо, тогда мы оставим вас присматривать за отцом. Можете отдавать любые распоряжения, которые сочтете необходимыми. А нам с мисс Грейсток тем временем нужно кое-что обсудить. Наедине.

– Правда? – Грейс это совсем не понравилось, но времени задавать вопросы у нее не было, поскольку одной рукой он взял ее за руку, другую положил ей на спину и выволок из комнаты. – Что нам обсуждать? Мне кажется, нам нечего обсуждать, особенно наедине.

Он не ответил. Только загадочно улыбнулся и повел ее дальше.

– Спасибо за то, что поддержали Мелли, – сказала она. Доминик закатил глаза.

– Фергюсон просто шарлатан.

Грейс была с ним полностью согласна. Доминик провел ее в один из залов, срочно нуждавшихся в генеральной уборке, усадил на стул и поставил себе еще один стул напротив нее. Поставил он его настолько близко, что их колени соприкасались.

Грейс попыталась отодвинуться, но он наклонился.

– Начнем с самого главного, – сказал Доминик и взял ее руку. – Ты тут кое-что пропустила.

И прежде чем Грейс поняла, о чем он говорит, он поднял ее ладонь и взял два ее пальца в рот.

Все произошло слишком неожиданно, чтобы Грейс могла что-то возразить. Она попыталась вырвать руку, но он крепко держал ее, а его золотисто-медовые глаза сияли над ней. Грейс зажмурилась, чтобы не видеть этого гипнотизирующего взгляда, но добилась лишь того, что стала острее ощущать его губы на своих пальцах.

Доминик сосал их в медленном гипнотизирующем ритме. Раньше пальцы Грейс сосали только телята и овцы, но сейчас происходило что-то совершенно иное. Каждое его сильное медленное движение пронзало ее насквозь. Ее трясло как в лихорадке.

В то же время его язык ласкал ее кожу. Его колени раздвинули ее ноги, и он придвинулся еще ближе. Она ощутила его теплоту, почувствовала его мужской аромат и поняла, что должна сопротивляться.

Грейс вспомнила, как радостно улыбалась ему Мелли, с огромным усилием вырвала руку и отодвинула свой стул подальше.

– Да что вы тут…

– Восхитительный мед, – сказал Доминик самым обычным тоном, как будто не сделал только что ничего из ряда вон выходящего. – Напоминает дикий мед греческих нагорий. Должно быть, рядом с ульем много тимьяна. – Он улыбнулся. – И разумеется, добавился еще и твой аромат. Восхитительно!

Девушка смотрела на него, ошарашенная его нахальством.

Он улыбнулся еще шире, протянул к ней руку и нежно надавил снизу на ее подбородок. Грейс тут же сжала губы.

– А то я могу подумать, что ты пытаешься соблазнить меня на поцелуй. Разве я не говорил, что не способен сопротивляться соблазнам?

– Уж мне-то это известно! – попытка произнести это едко не удалась.

– Да, и, кроме того, нам нужно поговорить. Нас там ждут люди.

– Люди?

– Да, дюжина или около того людей ждут снаружи. Когда я спросил у них, что они здесь делают, они сказали, что Леди в сером велела им прийти сюда на работу.

– О! – сглотнула Грейс.

– Вот именно, о, Грейсток!

– Ну… – Грейс сглотнула еще раз. – Я встретила несколько человек, когда выходила погулять сегодня утром. Одно за другое, и я… предложила им работу.

Доминик приподнял бровь.

– Ты наняла слуг для моего дома? Девушка покраснела.

– Извините. Я знаю, что это было самонадеянно с моей стороны, но я не думала, что у вас найдется время искать прислугу самому. А вы вчера сказали…

Он все молчал, и Грейс начала нервничать еще больше.

– Простите. Я думала, что смогу помочь таким образом, а этим людям действительно необходима работа.

Мужчина нахмурился.

– Ты хочешь сказать, что они к тебе приставали?

– Нет, нет! Они меня ни о чем не просили. – Грейс прикусила губу, но природная правдивость пересилила учтивость. – Любому видно, что они живут в ужасных условиях, стоит только взглянуть! Здесь повсюду нищета.

– Нищета?

– Взять хотя бы детей. Все тощие, их одежда поношена, переделана и вся в заплатах. А их дома: крыши протекают, некоторые отсырели и начинают разваливаться, но они ведь всего лишь арендаторы и потому не могут сами производить ремонт.

Доминик нахмурился еще больше. Он что, думает, что она все это выдумала?

– Среди них есть люди, чьи семьи работали на вашу семью, семью Вульфов, сотни лет! Земля здесь плодородная, так что поместье должно процветать, но люди бедствуют. Позвольте мне рассказать о тех, кто ждет снаружи, чтобы получить возможность поработать.

Она стала по пальцам перечислять:

– Джейка Таскера и его семью выгнали с фермы, на которой его предки работали на протяжении семи поколений, после того как сгорели сарай и все животные, находившиеся в нем. Его отец погиб при тушении пожара. Впервые за всю свою жизнь они не смогли уплатить ренту вовремя, но ваш управляющий…

– Не мой управляющий!

– Хорошо, управляющий семьи Вульфов отказался предоставить ему возможность уплатить долг. Джейк Таскер, его мать и его престарелый дедушка живут в жалкой лачуге на краю леса и берутся за любую работу, которую могут раздобыть.

Она отогнула другой палец.

– Три сестры Тикел поддерживают…

– Хорошо, хорошо. – Он поднял руки. – Я не слепой. И думаю, ты можешь рассказать слезливую историю про каждого жителя поместья.

Девушка улыбнулась:

– Не про каждого. Только про тех, что ждут снаружи. – Она успокоилась, увидев, как хорошо он принял критику в адрес своей семьи. Не все лорды признавали обязанности, которые на них накладывало положение. Даже дедушка, несмотря на все свои недостатки, никогда не забывал о своих арендаторах. И тут ей в голову пришла одна мысль. – А вы можете себе это позволить? – спросила она в ужасе. – Потому что если не можете…

– Мое финансовое положение тебя не касается.

– Конечно, нет, и я знаю, что с моей стороны очень невежливо спрашивать об этом. Так что если вы не хотите отвечать, то просто скажите, что это не мое дело.

– Что я только что и сделал, – заметил Доминик.

– Да, я просто хотела дать вам время еще раз все обдумать, – сказала Грейс примирительным тоном.

Доминик сдержал улыбку.

– Не то чтобы тебя это касалось, но я могу позволить себе держать хоть сотню слуг.

– Хорошо, – облегченно вздохнула Грейс. Доминик продолжал, словно не слышал ее.

– Не знаю, как тебе удалось столько узнать о местных жителях за столь короткое время…

– Честно говоря, я и сама этого не понимаю, – призналась Грейс. – Просто все они считали, что я и так уже все про них знаю. Им всем очень хотелось поговорить со мной.

Доминик загадочно посмотрел на нее.

– Вот это мне понятно, – сказал он тихо.

Он надолго замолчал. Грейс понятия не имела, о чем он думает. Наконец он произнес:

– Итак, ты хочешь, чтобы я нанял всех людей, что ждут снаружи?

– Да, пожалуйста.

– В качестве одолжения тебе?

– Д-д-да, и еще потому, что они ваши арендаторы и очень нуждаются. И поскольку в замке необходимо произвести генеральную уборку.

– Но также и как одолжение тебе.

Почему он упорно называл это одолжением? Что-то тут не так. Грейс ему не доверяла. Так что она осторожно сказала:

– Если вам угодно рассматривать это так.

– Да, угодно. Я предложу тебе одну сделку. Я найму всех людей, что ждут снаружи… за поцелуй.

Ага! Она правильно не доверяла ему! Грейс медленно облизнула губы, притворяясь, что обдумывает его предложение. Его глаза следили за движениями ее языка, и девушка почувствовала легкое возбуждение. Она играла с огнем.

– Поцелуй, говорите? – Она взглянула на его рот. Доминик смотрел на ее. Грейс знала, что дразнить его опасно, но никак не могла устоять перед этим искушением. Он был спокоен и полон решимости. Она склонила голову и игриво посмотрела не него. – За каждого человека, которого вы наймете?

– Да. – Его голос стал напряженным.

– Просто один поцелуй?

Он кивнул. Он не сомневался, что она согласится.

– У меня есть идея получше, – промурлыкала девушка с улыбкой.

21
{"b":"39","o":1}