1
2
3
...
21
22
23
...
65

Доминик улыбнулся в ответ:

– Я всегда готов выслушать новые идеи.

– Хорошо. – Оно резко вскочила на ноги и одарила его уже совершенно другой улыбкой. – В таком случае я сама им заплачу.

Доминик быстро схватил ее за руку и остановил.

– Платить моим слугам? Не смеши меня! Ты не можешь им платить!

Она вырвала руку.

– Почему нет?

– Почему нет? Потому что ты сама наемная компаньонка, вот почему!

Девушка пожала плечами:

– У меня есть кое-какие сбережения.

– Мне все равно. Я этого не потерплю. Это мои арендаторы, как ты совершенно верно заметила, и они здесь, чтобы привести мой замок в порядок.

Грейс вызывающе сложила руки на груди. Он сменил тактику:

– Ну, Грейсток, не будь такой недотрогой. Неужели так сложно – всего лишь один маленький поцелуй за человека. – Доминик прикоснулся к ее щеке тыльной стороной пальцев. – Огромное удовольствие, и никакого ущерба твоим сбережениям.

Она отдернула голову от его руки. У нее не было никаких сбережений – она была наследницей. Опасность угрожала ее драгоценному сердцу. Его поцелуи были смертельны.

– Нет, ваша цена слишком высока.

– Как насчет одного поцелуя за всех? Разумеется, это должен быть особенный поцелуй.

Грейс серьезно покачала головой:

– Нет, ваша цена все еще слишком высока.

– Но ты же поцеловала меня совершенно бесплатно, когда мы только познакомились.

Из его уст это прозвучало так, будто она была девицей сомнительного поведения, бросавшаяся на шею первому встречному.

– Ничего подобного! – возмущенно сказала Грейс. – Вы украли тот поцелуй… те поцелуи… обманным путем.

– Обманным путем? Это как же?

– Я не знала, что вы лорд д'Акр, когда вы впервые поцеловали меня.

– Это точно, – улыбнулся он. – Ты назвала меня невозможным цыганом. Если ты предпочитаешь видеть меня таким, то я буду твоим цыганским любовником, Ясные Глазки.

– Не смейте называть меня так. И я вас вовсе не предпочитаю, – солгала Грейс. – Это не имеет никакого отношения к нашему общественному положению, зато имеет огромное отношение к тому факту, что вы помолвлены с мисс Петтифер.

Доминик кивнул:

– Понятно, но это не объясняет другие поцелуи. Те, среди щепок, и еще один на кухне. И еще тот, на конюшне.

– Их вы тоже украли.

– Нет. К тому времени ты совершенно точно знала, кто я такой. И, не отрицай этого, Грейсток, ты поцеловала меня в ответ. С большим энтузиазмом. Или ты хочешь сказать, что это не твои пальцы были в моих волосах и не твой язык у меня во рту?

При этих словах Грейс почувствовала, как ее охватывает жар. Судя по хитрому выражению его лица, он прекрасно понял, какое воздействие на нее оказывает.

– Глупости, ты застал меня врасплох, – неуверенно ответила она. – Я не понимала, что происходит.

Доминик улыбнулся:

– В таком случае я постараюсь почаще заставать тебя врасплох. Результат неизменно получается восхитительным.

И прежде чем она успела моргнуть, Доминик нагнулся и поцеловал ее. Затем облизнул губы.

– М-м… дикий мед. – Он улыбнулся как сытый кот.

– Я не… – начала она, собравшись с мыслями. Но он уже ушел, насвистывая на ходу.

Доминик вышел из дома через боковую дверь. Ее так легко было дразнить. И так приятно целовать. Он все еще ощущал слабый вкус меда на губах. На сердце у него было легче, чем за последние много лет.

Группа людей, ожидавших его снаружи в молчании, стерла улыбку с его лица. Что бы она ни думала, он не мог не заметить полуразрушенные дома, тощих детей в старых одеждах и запущенные фермы, нуждающиеся в новом оборудовании и современных методах управления. С тех самых пор, как он приехал в Вульфстон, Доминик ни о чем другом не думал.

За исключением чародейки с веснушчатым лицом.

Наследство отца оказалось совсем не таким, как он ожидал. Доминик ожидал увидеть замок в нормандском стиле, а не фантастический винегрет из феодального замка, дворца и дома в готическом стиле со сказочной башенкой. Он ожидал, что дом будет роскошным, заполненным дорогими вещами, а не пустым, ободранным, с листьями, заполнившими залы и коридоры. Он ожидал увидеть процветающее поместье, населенное богатыми арендаторами, почитающими имя Вульфов.

Поскольку все, что он слышал о Вульфстоне, подтверждало это, точно так же как книги и инвентарные списки. Только оказалось, что книги были подделаны, а списки больше не соответствовали действительности.

Он так тщательно продумал свою месть. Он хотел распродать все красивые вещи, разбить поместье на несколько участков и продать по частям. Он хотел, чтобы имя Вульфов погибло, забытое и, по возможности, презираемое, чтобы знаменитая ветвь семьи закончилась на нем.

Но его отец уже сделал большую часть этого. Этот ублюдок еще раз обокрал его, на этот раз он украл его месть. А теперь, глядя на лица людей, ожидающих его во дворе, Доминик просто не мог уехать отсюда, бросив все на произвол судьбы. Сохранив при этом самоуважение.

Он подошел ближе, изучая людей с робкой надеждой в глазах, готовых к любому разочарованию. Было заметно, что они постарались выглядеть как можно лучше. Одеты они были бедно, но аккуратно. Лица и руки у всех были абсолютно чистыми.

– Итак, вы пришли работать, – сказал он. Широкоплечий молодой человек примерно одних с ним лет вышел вперед.

– Да. Леди велела нам прийти. Доминик кивнул.

– А ты?..

– Таскер, сэр. Джейк Таскер. – Мужчина держал голову со странной смесью вызова и гордости. Он спокойно встретил взгляд Доминика.

– Таскер. – Доминик задумчиво повторил имя. Она что-то говорила про Таскера, и уже тогда его имя показалось ему знакомым. Он встречал его в книгах и переписке. – Встаньте в стороне. – Он указал на скамью, на которой сидел старик. – Я поговорю с тобой позже. Следующий? – Доминик посмотрел на двух молодых людей около двадцати лет.

Скрипучий голос отозвался со скамьи:

– Мы, Таскеры, служили Вульфам более шести сотен лет. – За этим последовал звук плевка.

Джейк Таскер прервал его с недовольством:

– Дед, заткнись и пошли домой. Здесь работы для Таскеров не будет.

Однако старик не умолкал.

– Шесть сотен лет, – упрямо повторил он. Доминик проигнорировал его. Ему было все равно, как долго семья проработала здесь. Шестьсот лет, шестьдесят или шесть – это ничего не значило. Это был просто прием на работу, работу за деньги, и больше ничего.

– И Леди велела нам прийти.

Этот старик раздражал его. Доминик посмотрел на него ледяным взглядом.

Старик радостно рассмеялся.

– Вы только посмотрите! Эти глаза холодны как лед. Да, вы будете настоящим Вульфом из Вульфстона, молодой хозяин. В вас течет быстрая кровь Хью Лупуса.

Доминик моргнул. Он совершенствовал этот холодящий душу взгляд с самого детства. Наверное, потерял навык. Он не только не произвел никакого впечатления на мисс Грейсток, но теперь еще этот старик радостно рассмеялся и поздравил его с ним.

А он не хотел, чтобы это считали чем-то полученным от далеких предков. Это был его холодящий душу взгляд, черт возьми!

Джейк Таскер покосился на деда и устало побрел к воротам. Доминик нахмурился. Ему нужно было поговорить с Таскером. В отчетах по поместью было множество несоответствий, и Доминику казалось, что этот человек мог бы помочь ему во всем разобраться. Ему нравился спокойный взгляд его голубых глаз.

– Таскер, куда это, черт возьми, ты собрался?

– Я ухожу.

– Вернись! – приказал Доминик. Таскер заколебался, но потом сказал:

– Не вижу смысла. Не хочу оставаться, чтобы меня оскорбляли.

– Тебя пока никто не оскорблял. Мне необходимо поговорить с тобой наедине, – твердо сказал Доминик.

Таскер поразмыслил над его словами, а затем недовольно вернулся и сел рядом со стариком.

Доминик повернулся к остальным. Двоих он послал заниматься огородом, двоих рубить дрова и делать все, что скажет миссис Стоукс, а остальных направил чистить большую лужайку перед замком и убирать конюшню. С завтрашнего дня он организует постоянное расписание работы.

22
{"b":"39","o":1}