1
2
3
...
29
30
31
...
65

Наступила долгая тишина, во время которой Доминик пытался сглотнуть горечь, скопившуюся в горле. Наконец он сел в кресло напротив Подмора и сказал:

– Когда моя мать была на смертном одре, я обещал ей, что сделаю все, что угодно, чтобы завладеть Вульфстоном. Она просила, умоляла меня забрать его ради нее. Так я и сделаю. Любыми доступными мне средствами.

Подмор глубоко вздохнул:

– Да, понимаю. Мне бы очень хотелось как-то вам помочь, но ваш отец основательно подошел к этому вопросу.

Доминик насупился. Он должен, он должен. Вульфстон будет принадлежать ему.

– Теперь по поводу поместья! Оно требует большого внимания, поскольку очень запущено. Надеюсь, что у меня есть ваше разрешение, как исполнителя воли моего отца, заниматься этим?

– Разумеется.

– Я нанял местного жителя, Джейка Таскера, в качестве временного управляющего и послал за Абдулом. Он займет место Идса.

Подмор с сомнением поджал губы.

– Умно ли это, милорд? У Абдула нет никакого опыта по управлению английским поместьем.

Доминик приподнял бровь.

– Абдул – гений. Подмор неуютно поежился в кресле.

– Да, но… он же совсем чужой здесь. Он может не понравиться местным. Английские сельские жители обладают довольно узким кругозором. В этих местах они называют людей из Шрусбери иностранцами, а это всего лишь в двадцати трех милях отсюда.

Доминик пожал плечами:

– Мне все равно, что они подумают об Абдуле. Он не должен им нравиться. Он приедет, чтобы выполнять работу – привести поместье в то состояние, которое обеспечит ему наивысшую цену. • Подмор взволнованно покачал головой:

– Боюсь, что с ним будут неприятности. Могли бы вы попросить его одеваться не слишком… экзотично? И побриться, чтобы он не выглядел таким свирепым.

– Его внешний вид – это его дело.

– В таком случае нанять вам слуг мог бы и я, а не Абдул. Если это место в таком запущенном состоянии, как вы говорите, будет…

– Не беспокойтесь. Прямо сейчас, пока мы с вами тут разговариваем, мой дом отчищают человек пятьдесят, не меньше, – сообщил ему Доминик. Он поднялся на ноги и вновь начал расхаживать из стороны в сторону. – Только прежде чем вы похвалите меня за проявление инициативы, должен сказать, что мне все это ужасно не нравится. Наемная компаньонка мисс Петтифер взяла на себя смелость собрать целую армию из местных жителей, чтобы чистить, драить и полировать.

Бровь Подмора дрогнула.

– Наемная компаньонка занимается наймом слуг? Доминик фыркнул:

– Да, но, должен сказать, это самая необычная компаньонка, которую вам когда-либо приходилось видеть. Для начала, у нее нет никакого уважения к титулам, она дерзит мне, приказывает своей госпоже, но в то же время защищает ее, как тигрица своего детеныша. Она заполнила мой дом местной деревенщиной и велела им все вычистить, заметьте, в моем доме, а когда я начал задавать ей вопросы, она заверила меня, что, если я не могу себе это позволить, она сама им заплатит! – Доминик фыркнул еще раз.

– Пожилая женщина? – деликатно поинтересовался Подмор.

– Вовсе нет.

– А… – Подмор сложил пальцы вместе и внимательно а них посмотрел. – И сколько лет может быть этой компаньонке?

Доминик беззаботно отмахнулся.

– Не знаю. Молодая. Думаю, того же возраста, что и мисс Петтифер. Сэр Джон сообщил, что она лишь недавно занялась такой работой, говорит – одна из «девочек Гасси», что бы это ни означало…

– Леди Огаста Мерридью. Она занимается девочками-сиротками и провела немало работы…

– …Но если послушать, как эта девушка разговаривает с мисс Петтифер, можно подумать, что они знакомы много лет. Она даже называет ее Мелли. Мелли! Не мисс Петтифер. Никакого уважения. – Сообразив, что начал произносить напыщенную речь, Доминик сел.

Подмор проницательно посмотрел на него.

– Полагаю, она красива. Доминик нахмурился.

– Красивая? Конечно, она… да кому какое дело, красивая она или нет? Это никакого отношения к делу не имеет.

Поверенный улыбнулся:

– Разумеется, нет.

Глава 10

Рассказ о своих бедах зачастую приносит утешение.

Пьер Корнель

После обеда Грейс уже валилась с ног от усталости. Она замучилась отвечать на вопросы и решать проблемы. Чем больше она осматривалась вокруг, тем больше находила дел. Ее руки и ноги болели. Было жарко, она была вся грязная, пыльная и до предела вымотанная. Сейчас бы не помешало как следует отмокнуть в горячей ванне, но для этого сначала нужно было организовать, чтобы подогрели воду, а кроме того, тут была только небольшая ванна, а ей хотелось именно полежать. И она не выдержала бы ту лавину вопросов, которые на нее посыпались бы, если бы она заявила о своем желании принять ванну посреди дня, даже не в субботу.

Нет, ванна не подойдет, однако она могла бы поплавать. Плавать Грейс умела. Когда ее сестра Фейт вернулась из Франции со своим молодым мужем, она рассказала всем своим сестрам о том удовольствии, которое приносит плавание в море, и на следующий год они все научились. Это было просто великолепно, и Грейс научилась плавать как маленькая лягушка. С тех пор она каждое лето умудрялась найти возможность поплавать, хотя это и считалось не совсем подобающим занятием для женщины.

Если она ускользнет сейчас, никто и не заметит. В это время дня все заняты. А лорд д'Акр уехал в Ладлоу по делу и ей не помешает.

Она постучала в дверь спальни сэра Джона и сделала реверанс.

– Сэр Джон, мисс Петтифер. Как вы поживаете, сэр Джон? – Честно говоря, Грейс казалось, что он выглядит неважно. Он похудел и побледнел. Она взглянула на поднос с ужином, состоявшим из миски куриного супа и тонких ломтиков хлеба с маслом, который он оставил нетронутым. Мелли поймала ее взгляд и едва заметно качнула головой. Сэр Джон все еще ничего не ел.

– Не жалуюсь, Грейсток. – Он пошевелился и сморщился от боли. – Старею, вот и все. Ты пришла сыграть с нами в карты? Я скоро выиграю у дочери все бобы.

– Благодарю вас, нет. Я пришла забрать поднос, сэр, и напомнить мисс Петтифер, что она хотела сходить днем на прогулку.

– Тогда отправляйся, Мелли, – тут же велел ее отец. – Не нужно сидеть в угрюмой комнате с больным отцом, когда можно быть на улице в такой замечательный день, как сегодня.

Мелли решительно покачала головой:

– О нет, сейчас слишком жарко, чтобы выходить на улицу, папа. Я схожу вечером, когда станет прохладнее.

Отец многозначительно улыбнулся:

– Беспокоишься о цвете лица, малышка? Ну, такой нежный цвет лица, как у тебя, следует защищать, не правда ли, Грейсток? Не много утонченных лондонских леди могли бы таким похвастаться. – Он озабоченно посмотрел на Грейс. – А вот тебе, Грейсток, следует уделять себе побольше внимания. Вообще-то, может быть, Мелли могла бы тебе помочь советом.

– Да, сэр Джон, благодарю вас, сэр Джон. – Грейс сделала реверанс и взяла поднос.

Если Мелли не хотела воспользоваться предлогом и сбежать на часок, ничего не поделаешь. Грейс отнесла поднос на кухню и с легким сердцем ушла. Она могла делать все, что хочет.

Она могла пойти к озеру в лесу, о котором говорила бабушка Уигмор, тому, которое обладает волшебной силой избавлять от веснушек. Грейс немного поплавает, и никто ничего не заметит. И ее веснушкам не будет ничего угрожать. По правде говоря, ей начинали нравиться ее веснушки, она стала заботиться о них.

Раньше Грейс и не подозревала, как страдают веснушчатые девушки. Все предлагали ей разнообразные рецепты по избавлению от этих украшений на лице. Миссис Парри прислала пахту. Бабушка Уигмор посоветовала использовать воду из озера Гуидиона. Даже миссис Тикел прислала лимоны с указанием умываться лимонным соком дважды вдень.

И мужчины с золотистыми глазами вслух разглагольствовали о том, где эти веснушки заканчиваются.

Часом позже Доминик выехал из Ладлоу. Жара была невыносимой, и к тому времени, как он попал в Лауэр-Вульфстон, ему ужасно захотелось пить. Ему хотелось пить до такой степени, что даже мысль о том, чтобы отведать горького эля местного трактира, не вызывала отвращения.

30
{"b":"39","o":1}