ЛитМир - Электронная Библиотека

Он ни за что бы не признался даже самому себе, что чертов напиток начинает ему нравиться.

В глубокой задумчивости Доминик прокладывал себе дорогу в толпе, заметив, что народу тут собралось довольно много, но не утруждая себя размышлениями по поводу такого столпотворения. Звонкий голос прервал его размышления:

– Вульф! Доминик Вульф! – Чья-то ладонь ударила его между лопаток с такой силой, что он чуть было не споткнулся.

Доминик обернулся и увидел перед собой модного человека, одетого в хорошо сидящие серые брюки, жилет в белую и серую полоску и элегантный черный пиджак, лишь слегка поношенный на лацканах.

Доминик от удивления открыл рот.

– Фрей, это ты? Боже мой! – Он схватил молодого человека за руку и от души ее пожал. – Фрей Неттертон! И вдруг здесь! Давай выйдем, выпьем чего-нибудь.

Его друг оглянулся по сторонам и наморщил нос.

– Согласен. Кажется, нашим соседям еще только предстоит открыть для себя чудодейственные свойства мыла.

Доминик ухмыльнулся. Некоторые люди, слава Богу, никогда не меняются, и Фрей был одним из них. Его друг мог быть беден, как церковная мышь, но по-прежнему привередлив.

– Не могу поверить, что ты и вправду здесь, Фрей. И что привело тебя в эти дикие земли Шропшира? Бьюсь об заклад, ты не знал, что я здесь. Почти никто этого не знает.

– Да уж! Как вспомню, что старый Дженкинз, бывало, хвалил тебя за великолепный почерк, начинаю жалеть, что ты никогда не используешь его, чтобы поддерживать контакт со своими друзьями. – Фрей аккуратно провел пальцем по отвороту воротника, чтобы ослабить его, не нарушая изящности всего костюма. – Не говоря уже о том, что ты позволяешь им умереть от жажды в такую жару.

Доминик рассмеялся и распорядился, чтобы напитки вынесли наружу, к скамейке, расположившейся в тени.

– Боюсь, что это всего-навсего эль. Высшее сословие здесь обычно не обслуживают.

Фрей схватил свою кружку и сделал большой глоток.

– Вот так лучше. Кстати, кого это ты назвал высшим сословием, лорд д'Акр, владелец всех здешних земель? – Он критично осмотрелся вокруг. – Деревня – ведь часть поместья, не так ли?

Доминик посмотрел на свою кружку, и его лицо вытянулось.

– Да, но на самом деле все, что ты видишь, мне еще не принадлежит. Мне только предстоит закрепить за собой поместье.

Фрей нахмурился:

– Как это закрепить? Ведь твой отец умер, так? А ты его единственный сын.

– Да, но завещание довольно запутанное. Фрей фыркнул:

– Ты хочешь сказать, он все еще пытается заставить тебя танцевать под свою дудку, даже из могилы?

Доминик расслабился. Ему бы следовало знать, что Фрей был одним из немногих, кто его понимал.

– Это ты верно подметил. Отец пытается манипулировать мной даже из могилы, так что я должен заработать свое наследство.

Фрей задумчиво отпил еще эля.

– Неплохой эль. И что же ты должен сделать?

– Быть почтительным сыном и наследником. И жениться на девушке, которую он выбрал мне в жены, когда мне было шестнадцать.

Фрей от изумления разинул рот.

– Ты мне никогда не говорил!

– Он мне тоже. Я узнал всего лишь несколько недель назад. – Доминик состроил гримасу. – Он хочет, чтобы я обеспечил Вульфстону наследников, но я этого не сделаю.

– Откажешься жениться? – Фрей пожал плечами. – Справедливо. Тебе же не нужна земля или лишний доход.

Доминик покачал головой:

– Нет, я женюсь, черт бы его побрал. Я не позволю ему лишить меня моих прав, но и по-своему ему все обделать не удастся.

– Так священнику это… – Фрей неубедительно закашлялся. – Ну и кто же эта счастливица? Она хорошенькая? Она в тебя уже влюбилась?

– Вовсе нет. Она простенькая, не блещет умом и делает это из-за денег.

Фрей с недоумением уставился на него.

– Боже мой! Зачем брать на себя такую обузу? Если бы я решил жениться, я бы выбрал хорошенькую девушку. Правда, сейчас я не могу этого сделать, жениться, я хочу сказать. Нужно подождать, пока мой чертов дедушка протянет ноги.

– Он все еще не выпускает кошелька из рук?

– Нет, как будто это спасательный плот, – угрюмо сказал Фрей. – Он держит меня, а следовательно, и мою мать, и сестер впроголодь. Не представляю, как, он предполагает, мы должны жить на эти деньги да еще оплачивать выходы девочек в свет.

Доминик сочувственно кивнул. Дядюшка Фрея обладал огромным состоянием, но был при этом ужасно скаредным, как будто нищета была добродетелью.

– Не будем об этом здесь говорить. – Он кивнул головой в сторону трактира, откуда любой мог бы услышать их разговор. – Почему бы тебе не приехать в Вульфстон? – Доминик нахмурился. – Ты, кстати, так и не сказал мне, почему ты приехал. Ведь ты не знал, что я здесь.

Фрей хитро на него посмотрел.

– Викарий церкви Святого Стефана стар и болен и уехал со своей дочкой в Лидс.

Доминик не понял.

– А зачем тебе этот викарий? Он что, твой родственник? – Доминик сделал большой глоток, понемногу привыкая к вкусу эля.

Фрей смахнул с пиджака воображаемую пылинку.

– Нет, не родственник. – Затем с легким смущением он добавил: – Вообще-то я новый викарий церкви Святого Стефана… Разве мама не говорила тебе, что невежливо плеваться элем в викариев? Это проявление грубости и неуважения. К счастью, как твой новый духовный пастырь я могу наставить тебя на путь истинный. – Он стер капельки эля, которыми Доминик обрызгал его от неожиданности.

– Ты викарий? Ты? Ты шутишь! Фрей с достоинством заметил:

– Выкажи хоть немного уважения человеку церкви, язычник. Да будет тебе известно, что несколько лет назад архиепископ Кентерберийский лично рукоположил меня.

Доминик издал резкий смешок.

– Бедняге, наверное, завязали глаза. Вол чара вроде тебя, одетый в овечью шкуру.

– Овечья шкура? – Возмущенный Фрей поправил отвороты пиджака. – Возможно, он был сшит и не специально для меня, но это, к твоему сведению, мериносовая шерсть лучшей выделки. А что касается волков, то волком в нашей компании всегда был ты.

Доминик покачал головой:

– Ты – священник? Но почему? Его друг пожал плечами:

– Надо же мне где-то достать денег. Для бизнеса у меня не хватит мозгов, и я не могу позволить, чтобы меня убили в армии: тогда после смерти дяди мать с сестрами останутся вообще без средств к существованию. К дипломатической службе у меня талантов нет, так что остается только церковь.

Доминик рассмеялся.

– Мне, кажется, этого не понять. Ты новый викарий… Где?

– В церкви Святого Стефана. Всего лишь на несколько месяцев, пока не найдут кого-нибудь на постоянную работу. У этого прихода репутация одного из беднейших в Шропшире.

– А где эта церковь Святого Стефана? Фрей неодобрительно покачал головой.

– Прямо здесь, в этой твоей деревне, язычник ты этакий.

– Боже правый!

– Вот именно. Я рад, что тебе хоть это известно, – сердито сказал его друг. Он поставил кружку и поднялся. – Благодарю за угощение, Доминик. А теперь мне пора отправляться в дом викария. Я провожу первую службу в воскресенье. Ты, разумеется, придешь?

Доминик закатил глаза и издал мученический стон.

– Великолепно! – Фрей хлопнул его по плечу. – Я знал, что ты не подведешь старого друга. – Он протянул ему руку и мягко сказал: – Я очень скучал по тебе и очень рад был с тобой увидеться.

Не говоря ни слова, Доминик пожал руку друга. Он тоже был чертовски рад видеть Фрея. Он посмотрел на кипу багажа, сваленную на ржавую тележку. Старомодные обтрепанные чемоданы, отмеченные все же гербом Неттертонов, могли принадлежать только Фрею.

– А где же твой экипаж? – Это была особая гордость и радость Фрея.

Фрей покачал головой и произнес голосом проповедника:

– Сельский священник не может разъезжать в экипаже, более подходящем для спорта, нежели для сельских визитов. – Он продолжил своим нормальным голосом. – Приехал на почтовой. Все равно пришлось продать карету и пару. Это были великолепные лошади, видел бы ты их! Но… – Он вздохнул. – Мне нужны были деньги. Так что епископ одолжил мне свою древнюю двуколку. – Он произнес это слово с отвращением и скорчил рожу, к вящему удовольствию своего друга. – Она прибудет на этой неделе.

31
{"b":"39","o":1}