ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Найди меня
LYKKE. Секреты самых счастливых людей
48 причин, чтобы взять тебя на работу
Семья в огне
GET FEEDBACK. Как негативные отзывы сделают ваш продукт лидером рынка
Эрхегорд. Старая дорога
Полночный соблазн
Цифровая диета: Как победить зависимость от гаджетов и технологий
Призрак Канта

Грейс огляделась вокруг, но не нашла места, где могла бы выбраться из воды. Берег был слишком крутой.

– Так вы уже давно здесь?

– Достаточно давно. – Не сводя с нее глаз, Доминик положил пиджак поверх стопки ее одежды.

Достаточно долго для чего, подумала она. В данный момент Грейс была укрыта водой, видна была только ее голова, но что, если он видел, как она лежала на воде? На ней не было ничего, кроме нижней рубашки и панталонов. А она знала, что, намокнув, они становятся почти прозрачными.

Доминик присел на траву и стал стягивать с себя сапоги.

– Что вы делаете?

– Разуваюсь.

– Это я вижу, но зачем?

Он внимательно посмотрел на нее, как бы подчеркивая всю банальность этого вопроса.

– Потому что я не хочу их испортить.

Грейс наблюдала за тем, как он стащил сначала один, а затем и другой сапог, снял носки, бросил их рядом с сапогами и встал. Он расстегнул верхние пуговицы своей рубашки и стащил ее через голову. И вновь на нем не оказалось нижней рубашки.

– Немедленно прекратите! – приказала Грейс.

– Прекратить что? – вежливо спросил он и начал расстегивать брюки.

– Не смейте! – крикнула она из воды, беспомощная и возмущенная.

– Не сметь чего, Грейсток? – Она не видела хитрых искорок в этих глазах, но точно знала, что они там. – Не сметь плавать, ты это хочешь сказать? Не беспокойся обо мне, я великолепный пловец. – Доминик закончил расстегивать брюки и стащил их. Грейс закрыла глаза руками. – Что с тобой, Грейсток? Ты ведь тоже превосходная пловчиха, или ты умеешь только лежать на воде?

Она не убирала рук от лица. Он никоим образом не мог видеть, что она подсматривает в щелочку между пальцев. Настоящий дьявол! На нем все же было нижнее белье.

– Если вы хотите поплавать, то отвернитесь, чтобы я могла выйти.

– Да ладно, там полно места.

– Не в этом дело.

Мужчинам и женщинам категорически запрещалось плавать вместе, если только они не были муж и жена, но и тогда это было очень смело.

Доминик скинул брюки и бросил их на ее одежду.

– Не волнуйся, Грейсток. Никто ведь не увидит.

А вот это была ложь. Она видела! Ладони ее были прижаты к глазам, но пальцы были слегка расставлены, и девушка не могла отвести от него глаз.

Он потянулся, чтобы расслабить напряженные мускулы. Во рту у нее пересохло несмотря на то что Грейс со всех сторон окружала вода. Он был великолепен, стройный и мускулистый, с широкими плечами, широкой грудью и узкими бедрами. Ноги его были длинные и сильные, а контраст между белым бельем и загорелым телом только привлекал ее внимание к тому месту, где ткань вздымалась.

Он был весь покрыт загаром. Скорее всего у него была привычка плавать без одежды. Как только эта мысль пришла ей в голову, он запихнул большие пальцы за пояс своего последнего одеяния.

– Не смейте! – завопила она. Он широко улыбнулся:

– Грейсток, ты негодная девчонка, ты все-таки подглядывала все это время. Так, так, так!

Девушка почувствовала, как ее лицо охватил огонь, и нырнула под воду, чтобы охладить разгоряченные щеки. Когда она вынырнула, он все еще стоял на берегу, наблюдая за ней. Его ноги были широко расставлены, а ткань подштанников, казалось, выпирала еще больше. Она быстро отвернулась.

– Не отворачивайся из-за меня. Я не против того, чтобы ты смотрела. Мне даже приятно, что ты хочешь понаблюдать за тем, как я раздеваюсь.

– Я не хочу! – возмутилась Грейс, оскорбленная его словами, несмотря на то что какая-то часть ее знала, что это правда. – И я не смотрела! Просто взглянула на секунду и то только потому, что я вам не доверяю.

– Не доверяешь мне?

– Нет! А теперь, пожалуйста, отвернитесь и дайте мне выйти из воды.

Доминик тут же отступил в сторону и сделал вежливый приглашающий жест.

– Если хочешь выбраться, не обращай на меня внимания. Я даже помогу тебе. Берег очень скользкий. – Он подошел к краю и протянул руку, как лакей, помогающий леди выбраться из кареты. Только ни один лакей не носит так мало одежды. Да и леди обычно одета основательнее.

– Вы прекрасно знаете, что я не выйду из воды, пока вы стоите там полуголый. Идите поплавайте в той части озера, а я пока выйду. – Грейс указала в дальний конец озера.

– Но зачем тебе вообще вылезать? Это мое озеро. Я не прочь поделиться им с тобой.

– Я не собираюсь препираться с вами ни минутой дольше! – сказала она резко. – Я хочу выбраться отсюда, так что идите-.

– Но ты так очаровательно препираешься. – Доминик нахмурился. – Тебе холодно?

Она с благодарностью ухватилась за этот предлог.

– Да, мне холодно и нужно выйти на берег. Пожалуйста, поторопитесь.

– Разумеется. Если тебе холодно, то тебя нужно как можно скорее согреть, – сказал он и нырнул в воду.

Грейс воспользовалась моментом и поплыла как можно скорее к берегу – не к тому месту, где лежала ее одежда, а к тому участку, что был поближе. Она не хотела рисковать: она ведь могла столкнуться с ним в тот момент, когда он будет выныривать. Она вылезет на берег, а затем прикроется ветками, чтобы в безопасности добраться до своей одежды.

Он все не выныривал, и так как она уже почти достигла берега, то чем ближе она подплывала, тем больше волновалась. Он уже давно находится под водой. Может быть, он ударился головой? Может быть, зацепился за какую-нибудь корягу, затопленные корни деревьев или, может быть, запутался в водорослях?

Она остановилась и встала. Вода доставала ей только до груди. Грейс осмотрела поверхность озера, но там была лишь рябь. Доминик вошел в воду довольно далеко отсюда, а блестящая и переливающаяся поверхность воды была совершенно непрозрачной.

Сколько времени уже прошло? Одна минута? Две? Трудно сказать. Грейс начала всерьез волноваться. Никто не мог удерживать дыхание под водой так долго. С ним что-то произошло!

– Скучала по мне? – Вода всколыхнулась, и Доминик вынырнул прямо перед ее носом.

– Что… – Грейс не смогла произнести ни слова, поскольку Доминик тут же обхватил ее руками и крепко прижал к себе. Грейс испытала такое облегчение, что на мгновение тоже обняла его. Доминик сильно сжимал ее в объятиях, одной рукой придерживая за талию, а другой гладя по спине. Они стояли в холодной воде, его кожа была холодной, но тело разгоряченным, Грейс чувствовала каждый его вздох, каждый удар сердца.

А затем рука Доминика опустилась ниже и сжала ее ягодицу, и тут Грейс очнулась.

Она стояла полуголая, в одной нижней рубашке, он тоже был почти голый, и она чувствовала каждый его напряженный мускул, прижатый к ней. Грейс попыталась оттолкнуть Доминика.

– Нет-нет, – возразил он, прижимая ее еще сильнее. – Ты сказала, что тебе холодно, так что я согреваю тебя. Я чувствую, как ты дрожишь.

Грейс еще раз толкнула его.

– Согреваете меня, как же! Вы ведете себя просто непристойно.

Доминик ослабил объятия, но все еще держал Грейс, обняв за талию. В его глазах плясали огоньки, как солнце на воде. Белые зубы блестели.

– Ты дрожишь. – Его улыбка была самим воплощением мужского самодовольства.

Она ударила его по руке и скрестила руки на груди.

– Если я и дрожу, то это потому, что думала, что вы можете утонуть. Куда вы исчезли? Вы не могли оставаться под водой так долго.

– Мог. Я же там был.

– Но ведь прошло несколько минут. – Ее сердце все еще колотилось от испуга за него.

– Я же говорил, что я великолепный пловец.

– Но мой зять Николас тоже великолепный пловец, а он не может оставаться под водой так долго. – Грейс приходилось держаться одной рукой за него, так как она не доставала до дна ногами.

Он пожал плечами:

– Николас, возможно, не провел детство, ныряя за монетками, которые богачи бросают с лодок. Волей-неволей вырабатывается способность оставаться под водой как можно дольше. – Его голос был тихий и глубокий.

– Что? Зачем вы ныряли за монетками?

– Если сложить все эти монетки, то иногда можно и купить что-нибудь поесть.

33
{"b":"39","o":1}