ЛитМир - Электронная Библиотека

Он слез с лошади у парадного входа, а когда никто не подбежал, чтобы забрать у него коня, разглядел пару молодчиков, работавших над починкой окна, и свистнул им. Один из них посмотрел на него, и Фрей подозвал его жестом, Когда мужчина подошел достаточно близко, Фрей кинул ему поводья.

– Отведи лошадь на конюшню и присмотри затем, чтобы ее напоили и как следует почистили. – Он вложил в его руку медную монетку, и тот пошел прочь абсолютно счастливый.

Фрей позвонил в дверь. Ее открыл мальчик, тот самый мальчик, который пытался чуть раньше удрать с его багажом, только теперь его нос был в грязи, а волосы в паутине. Фрей привередливо сморщил нос.

– Я пришел повидать лорда д'Акра, – сказал он.

– Простите, его здесь нет, – сказал мальчишка и попытался закрыть дверь.

Неохотно, поскольку это была его вторая лучшая пара, Фрей поставил ботинок в проем двери и не дал ему этого сделать.

– Послушай, ты, мелкий… – К счастью, он вспомнил, что теперь является священником, а они выше препирательств. Он возобновил разговор более подобающим его сану тоном: – Сын мой. Я приехал с визитом к лорду д'Акру. Он ожидает меня.

Паренек нахмурился:

– Я вам не сын, и я уже сказал, что лорда д'Акра здесь нет.

– Это просто такое выражение, – объяснил ему Фрей, – Л новый викарий, и сейчас я войду в дом и подожду твоего хозяина. Я разговаривал с лордом д'Акром с час назад, и он пригласил меня сюда. Он сказал, что направляется домой. – Фрей распахнул дверь и вошел. Он оглядел сумрачный серый холл. Доминик, конечно, сказал ему, что условия здесь спартанские, но не до такой же степени.

Он взглянул на паренька сверху вниз и спросил:

– А ты кто такой будешь? Мальчик выпятил грудь колесом:

– Билли Финн. Я личный главный фактотум лорда д'Акра.

– Боже правый! Мальчишка скорчил гримасу.

– Вы бы так со мной не разговаривали, если бы на мне была униформа, – пробормотал он.

– Никакая униформа не придаст лоска мальчику с волосами, в которых полно паутины, – строго заявил Фрей. – А теперь проводи меня в гостиную и раздобудь напитки и что-нибудь перекусить.

Мальчик пригладил волосы, вытер руки о брюки, а затем с недовольной миной на лице распахнул дверь.

– Тогда вам сюда.

– Какой стиль и воспитание! – Фрей уже было вошел в комнату, когда мягкий голос позади него сказал:

– Вы ищете лорда д'Акра? Боюсь, что его сейчас нет.

Он обернулся и увидел на лестнице девушку, показавшуюся ему воплощением мягкости и нежности. Она спускалась по ступеням осторожно, с серьезным выражением лица, которое очаровало его. У нее было круглое приятное лицо, обрамленное темно-каштановыми кудрями, просто зачесанными назад и собранными в узел на затылке, из которого во все стороны торчали сбежавшие кончики непослушных волос. Она заметила его взгляд и покраснела. Ее рука невольно поднялась к волосам.

– Простите, сегодня столько дел, у меня волосы в беспорядке…

– Вы очаровательны, – заверил ее Фрей. Она с сомнением взглянула на него.

– Билли, дорогой, не мог бы ты попросить миссис Стоукс прислать нам чаю и ее великолепного лимонного печенья… – Она повернулась к Фрею. – Или вы хотите кофе? Или что-нибудь покрепче?

– Чай с лимонным печеньем – именно то, что нужно, – сказал он, удивившись самому себе. Он ненавидел чай. Он наблюдал за тем, как она делает распоряжение. Наверное, ему придется теперь привыкнуть к чаю. Ведь именно этот напиток обычно пьют священники.

– Пожалуйста, присаживайтесь, – предложила она. – Простите, боюсь, не расслышала вашего имени.

Он тут же поклонился:

– Хэмфри Неттертон к вашим услугам. Я старый друг Доминика, то есть лорда д'Акра.

– А я мисс Петтифер. – Она сказала это так, будто он должен был знать, кто она такая. Она протянула руку, и он взял ее в свою. Как и вся она, ее рука была маленькая и мягкая. Ее глаза были карими, точь-в-точь такого же цвета, как ее волосы. Кожа была кремовой.

Они стояли, глядя друг на друга, пока Фрей не очнулся достаточно, чтобы прервать затянувшееся молчание.

– Я также новый викарий церкви Святого Стефана.

– О! – Лицо ее скривилось. – О-очень рада п-познакомиться, – выговорила она и расплакалась.

Фрей понял, что в подобных обстоятельствах у мужчины есть только один выход. Он прижал девушку к груди и обнял ее, давая ей возможность выплакаться на его аккуратно завязанном шейном платке.

Она рыдала у него на груди, дрожа в его руках как маленькая мышь. Он обнимал ее, гладил по спине и пытался как-то успокоить. Ее кудри щекотали его нос. Он вдохнул ее аромат. Она пахла… он нахмурился, пытаясь понять, что это за аромат. Что-то сладкое и простое… как мыло и… анютины глазки? Разве анютины глазки пахнут? Он не был в этом уверен, но именно этот цветок она ему и напоминала.

– Простите, – сказала она через несколько мгновений. – Не знаю, что на меня нашло.

– Ну, ну, – успокаивал он. – Вы же сказали, что дел сегодня очень много.

Она посмотрела на него глазами, полными слез.

– Мой отец очень болен. С ним доктор. Он сжал ее крепче.

– Успокойтесь, уверен, все будет в порядке.

– Я б-боюсь, он опять собирается… – Она не смогла этого сказать. Ее губы дрожали.

Не долго думая Фрей поднял ее лицо за подбородок и нежно поцеловал. На вкус она была как сладости и мята.

– Все будет в порядке.

Она сморгнула и неуверенно улыбнулась:

– Вы очень добры, но я боюсь худшего. Папа уже несколько дней хочет поговорить со священником… я думаю, он хочет примириться с Богом, прежде чем… прежде…

Она смотрела на него трагическим взглядом.

– А теперь вы здесь, и он может с вами поговорить, и я боюсь, что он скоро умрет. – Ее лицо опять скривилось, и она вновь принялась орошать слезами его шейный платок. Он и так безнадежно испорчен, подумал Фрей, вновь поглаживая ее по спине.

Бедняжка! Если ее отец умирает…

Боже правый! Да ведь он и был священником, который должен был помочь отцу мисс Петтифер обрести покой. Фрей сглотнул. Ему еще никогда не приходилось приходить на помощь умирающим. Оставалось только надеяться, что она ошибается.

Мисс Петтифер схватила его за рукав.

– Вы ведь поможете мне? Правда? Фрей вынужден был согласиться.

– Я не хочу, чтобы вы сейчас встречались с папой. Я боюсь, что… боюсь, что как только он с вами поговорит… – Она замолчала, не в силах продолжать.

Что он испустит дух, молча продолжил за нее Фрей.

– Разумеется, если вы так считаете, то я пока что останусь здесь. Но если ему станет хуже, то мне придется подняться к нему.

Она кивнула:

– Да, разумеется. Благодарю вас. – Она выглядела виноватой. – Он прикован к кровати… так что он не узнает, что вы здесь, если ему кто-нибудь не скажет. Но я обещаю, что если он… если ему станет хуже…

Фрей взял ее за руку.

– Я знаю. – Он закрыл глаза, чтобы помолиться о скорейшем выздоровлении ее отца.

Но вместо этого поймал себя на том, что вспоминает вкус этих мягких сладких губ…

Фрей не хотел целовать ее. Он не знал, что на него нашло. Это было так странно. Слава Богу, она не оскорбилась. Было бы ужасно, если бы она подняла крик.

Если уж говорить об этом, то она вообще почти не отреагировала. Наверное, он теряет квалификацию.

Разумеется, девушка не реагировала, сказал он сам себе. Ее отец умирает. Что значит поцелуй незнакомого человека, когда у нее такое невообразимое горе? Он помнил, как он чувствовал себя, когда умирал его отец. Бедняжка. Он сжал ее еще крепче.

Она была такая мягкая…

Глава 12

Твой соблазнитель, Возможность!

Джон Драйден

Грейс достигла берега озера и стала выбираться на него. Доминик застонал, и девушка обернулась, чтобы посмотреть, в чем дело. Он застонал вновь.

– Вам плохо? – крикнула она.

– Я в агонии, – отозвался он, совсем не походя на человека, который неважно себя чувствует. Он не спускал с нее своих янтарных глаз, светящихся от удовольствия. Застыдившись, девушка прикрылась руками.

35
{"b":"39","o":1}