ЛитМир - Электронная Библиотека

Доминик, стоявший позади Грейс, сказал так тихо, что только она могла расслышать:

– Ты ведь никогда бы не подумала, что он родился рабом, не правда ли?

Грейс повернулась.

– Он раб? – Она ненавидела рабство.

– Больше нет, – мягко сказал Доминик. – Фактически я купил его, чтобы спасти ему… жизнь. Я освободил его, разумеется, но он решил остаться и работать на меня. – Он увидел ее взгляд и добавил: – За довольно приличное жалованье.

Его оговорка заинтриговала ее.

– А почему ты его купил? От чего именно спас? Но Доминик продолжал, словно бы и не слышал ее:

– И не думай, будто можешь увидеть подобное одеяние где-нибудь еще в мире. Он оделся так, чтобы произвести впечатление на местных жителей.

Если таков был его план, то он сработал. Парадный зал начал наполняться народом. Люди появлялись отовсюду, вытягивая шеи, чтобы рассмотреть огромного иностранца, и уже начали обсуждать его. Сестры Тикел стояли рядком, вытаращив глаза и разинув рты, приглаживали волосы и расправляли юбки, бросая на великана игривые взгляды.

Он на них особо не смотрел. Казалось, ему было абсолютно все равно, какой эффект производит его появление.

– Это часть его тактики, – прошептал Доминик на ухо Грейс. – Он с самого начала дает понять, что он совершенно чужой здесь. Таким образом, ему наплевать на популярность и он не собирается под них подстраиваться. Если бы он сейчас был в Турции, то, без сомнения, оделся бы как английский джентльмен, только это было бы какое-нибудь уникальное и неповторимое английское одеяние, так, чтобы никто и не подумал бы принять его за настоящего англичанина. В Аравии он однажды оделся русским. Костюм меняется, но усы неизменны.

– А почему он не хочет подстраиваться?

– Он устанавливает свой авторитет.

– Авторитет?

– Абдул мой… вообще-то нет слова, которое емко бы описывало его работу, но, думаю, понятие «мажордом» охватывает все его обязанности. Он будет заниматься домом. Он может заняться и всем поместьем, это зависит от того, какое мнение сложится у него о способностях Джейка Таскера.

– Это будет зависеть от Абдула? – удивилась Грейс. – Разве вы не имеете права голоса?

– Разумеется, имею, но я уже давно понял, что лучше всего предоставить Абдулу возможность действовать, как он считает нужным. Его методы нетрадиционны, но неизменно эффективны. Кроме того, он думает о моих интересах в первую очередь, в последнюю и в перерывах. Он тот самый редкий драгоценный алмаз – неподкупный слуга.

Тут Абдул оказался перед ними и поклонился своему гос-подину. К ее удивлению, он обратился к Доминику по-арабски. Грейс была потрясена звучанием этого языка. Она изучала язык, но ей еще никогда не доводилось слышать его из уст человека, для которого он был родным. К сожалению, он говорил слишком быстро, чтобы она могла его понять. Доминик склонил голову и сказал по-английски:

– Добро пожаловать в дом моего отца, Абдул. Как видишь, он нуждается в твоих талантах.

Абдул выпрямился и окинул взглядом остальных людей, находящихся в комнату, а затем посмотрел на Грейс, пригвоздив ее к месту пронизывающим взглядом. Она выпрямилась, чувствуя себя неудобно под его изучающим взглядом, и стала рассматривать его с тем же вниманием. Его черные глаза сверкнули, он перевел взгляд с нее на лорда д'Акра и обратно, а затем прочистил горло.

– Это мисс Грейсток, – послушно пояснил Доминик. Грейс протянула руку, и, к ее удивлению, Абдул низко нагнулся и поднес ее руку к своему лбу в уважительном приветствии. Девушка поздоровалась с ним на своем неуверенном арабском:

– Приветствую, Абдул, да пребудет с тобой мир.

Он бросил на нее удивленный взгляд, а затем его рот расплылся в широкой улыбке, и он ответил достаточно медленно, чтобы она могла его понять:

– Благодарю вас, ситт, да пребудет с вами также мир. – «Ситт» по-арабски означает леди.

Грейс была в восторге. Она впервые попробовала говорить по-арабски, и у нее все получилось. Может быть, у нее получится побольше попрактиковаться с Абдулом, прежде чем она отправится в Египет. Она взглянула на мужчину, стоявшего рядом с ней. Если она поедет в Египет. Встреча с ним разрушила все ее планы.

После того как лорд д'Акр представил его Мелли и мистеру Неттертону, Абдул повернулся и оглядел комнату, видимо, не замечая людей, которые собрались на него посмотреть.

– Вы позволите? – спросил он Доминика. Доминик кивнул. Абдул подошел к любопытной толпе.

Не издав ни единого звука и, насколько могла рассмотреть Грейс, не делая ни одного движения, он выдворил их всех обратно на служебную половину дома.

– Что он собирается делать? – спросила она Доминика.

– Заниматься хозяйством, – ответил тот. – К завтрашнему вечеру он осмотрит дом с подвала до чердака, познакомится со всеми, кто здесь работает, выяснит, что они делают и как. А затем он организует все это еще лучше, а после этого он сделает то же самое с поместьем. Он гений.

– Как интересно. А ты что будешь делать?

– Больше ничего, слава Богу. Я затем и привез сюда Аб-дула, чтобы он мог привести дом и поместье в состояние, достаточное для того, чтобы получить неплохую выгоду при продаже.

– Ты все еще хочешь продать поместье? – недоверчиво спросила Грейс.

– А почему бы и нет? – отрезал он и вышел из комнаты. Грейс проводила его грустным взглядом.

После неспокойной ночи она поднялась рано, оделась и проскользнула вниз, направляясь в конюшню. Дом стал выглядеть намного лучше: работа всех слуг начала давать результаты. Сияющая резьба по дереву, хорошо выбитые коврики, легкий аромат роз в воздухе. Как он мог все еще желать расстаться с этим поместьем?

В полной тишине она оседлала Мисти и выехала из конюшни в утреннюю прохладу, утянув за собой длинный шлейф мечтаний.

Грейс направилась в сторону холмов, где только начинало восходить солнце. Занимался еще один замечательный день. Может быть, фермерам и был нужен дождь, но сложно не наслаждаться солнечным днем. Солнечный свет – это драгоценный подарок небес.

Ее размышления были прерваны топотом лошадиных копыт. Грейс обернулась. Позади был виден туман, стелющийся по долине, и высокий мужчина с янтарными глазами, приближавшийся к ней на массивной черной лошади.

Не раздумывая ни секунды, она пустила лошадь в галоп. Копыта глухо застучали по свежей влажной земле. Этот неожиданный вызов воодушевил ее. Ей понравились внезапный призыв к действию и чувство полета над полями. Она наслаждалась ощущением копыт Мисти, громыхающих под ней по земле, взрывая грязь, в то время как холодный воздух наполнял ее легкие и щипал кожу, ее глаза слезились, а кровь пела.

А еще ей нравилось сознавать, что большой черный конь, мчащийся позади, медленно, но неуклонно догонял маленькую кобылку.

«Я Вульф… Мы выбираем добычу и преследуем ее. Считай, что я тебя предупредил, мисс Жертва».

Смеясь, Грейс достигла вершины холма, все еще впереди него. Она соскочила с лошади и стояла там, уперев руки в бока, задыхаясь от долгой скачки, смеясь и наслаждаясь своей победой. Доминик спрыгнул с Экса, обхватил Грейс за талию, закружив ее на месте, а затем крепко прижал к себе. А потом они целовались, целовались, как будто не могли остановиться, целовались и прикасались друг к другу, как будто они расстались несколько недель, а не часов назад.

– Я всю ночь глаз не сомкнула, – проговорила Грейс, задыхаясь между поцелуями.

– Я тоже. – Доминик взял ее лицо в ладони и покрыл поцелуями.

После первого всплеска эмоций они отошли друг от друга и просто стояли так, глядя друг другу в глаза.

– Я достану пальто, хорошо? – спросил Доминик. Она знала, что он имеет в виду. У нее пересохло во рту.

– Да, трава все еще сырая. – Она вытерла руки о юбку. Она хотела этого, она ворочалась и вертелась в постели всю ночь, мечтая об этом, но сейчас она внезапно начала нервничать.

Доминик достал пальто, предусмотрительно свернутое и пристегнутое к седлу. Он все спланировал заранее. Она и вправду была жертвой. Она попробовала улыбнуться, но губы ее дрожали.

43
{"b":"39","o":1}