ЛитМир - Электронная Библиотека

Доминик недоверчиво посмотрел на нее.

– Это просто смешно. Ты не можешь так думать.

– И все же я так думаю. Вульфстон не просто земля, это живое сообщество. Люди здесь зависят друг от друга, и, кроме того, они зависят от тебя.

– Тогда пришло время, чтобы они перестали зависеть ото всех на свете и научились сами стоять на ногах. Они невежественные, суеверные и закостенелые и…

– Даже если и так, то чья же это вина? Доминик уставился на нее.

Грейс продолжила:

– Твои предки много лет управляли здесь! И хотя ты, конечно, можешь сколь угодно отрицать свою ответственность…

– Конечно, это не имеет ко мне никакого отношения…

– Ты не можешь и не должен принимать ответственность за их прошлое, но ответственность за их будущее лежит на твоих плечах, особенно если ты собираешься продать их дома и фермы без их разрешения.

Он очень долго ничего не говорил, и Грейс уже решила, что рассердила его. В конце концов, это было очень мило с его стороны – планировать заграничные поездки с ней, но следовало все же напомнить ему, что у него есть дом здесь. Что он принадлежит этому месту. Он мог путешествовать сколько угодно, но ему нужен был дом, куда он мог бы вернуться.

– Ты действительно хотела бы жить здесь? – спросил он.

– Да, здесь великолепно. И у меня никогда не было дома, настоящего собственного дома.

– Ты стала бы жить здесь со мной? И помогла бы мне восстановить поместье?

Она кивнула.

– Мы могли бы превратить его в нечто совершенно особенное, Доминик.

– Ты уверена в этом? – Его взгляд пронзил ее насквозь. Грейс улыбнулась:

– Уверена. Он глубоко вдохнул.

– Тогда так мы и поступим.

– А как же сэр Джон?

– С ним я справлюсь, – сказал Доминик. – Пока ты принадлежишь мне, я могу справиться с чем угодно. – Он заглянул ей в глаза, и его взгляд стал властным. – А ведь ты принадлежишь мне, не так ли?

Его взгляд и слова глубоко взволновали ее.

– Да, а ты мне.

Они доехали до Вульфстона, держась за руки. Грейс никогда еще не была так счастлива. Она была влюблена. Наконец-то!

Глава 15

Сбирайте розы, поспешите,

Ведь время так жестоко,

Благоухающий сегодня

Цветок погибнет скоро.

Роберт Херрик

Когда они вошли через парадную дверь, с лестницы вниз сбежала Мелли. Она была в панике.

– Он убивает папу! Он опять пустил ему кровь, и папа лежит там без сознания! Помогите мне! Пожалуйста, помогите мне! – Она повернулась и побежала обратно наверх.

Грейс с Домиником следовали за ней.

В комнате сэра Джона они увидела доктора, отгоняющего Мелли, у которой началась истерика. Рядом с ним стоял тазик, наполовину наполненный свежей яркой кровью.

Сэр Джон лежал на спине без движения, его кожа была почти такой же бледной, как подушка под головой. Грейс увидела, что его грудь слегка поднимается и опадает.

– Он жив! – воскликнула она. – Мелли, успокойся! Он жив, и мы не дадим ему умереть.

Мелли расплакалась.

Доминик, убедившись в том, что сэр Джон и вправду все еще дышит, повернулся к доктору. Доктор, поймав его взгляд, невольно попятился.

– Я же приказал вам больше этого не делать! – сказал Доминик тихим пугающим голосом.

– Я… я… это было необходимо, – начал оправдываться доктор. – У него воспаление, видите? – Он откинул одеяло и показал большую красную опухоль на правой стороне живота.

– Но он и так потерял много крови! И он не ел несколько дней! – страстно перебила его Мелли. – Он слишком слаб, чтобы перенести кровопускание. Мне кажется, вам просто нравится пускать ему кровь. Вы самый настоящий мясник!

Грейс попыталась как-то разрядить обстановку:

– Разве нет никакого другого способа излечить это? Она жестом показала на опухоль. – Я хочу сказать, без кровопусканий.

Но доктор был слишком возмущен обвинениями Мелли. Не глядя ни на кого, он побросал свои вещи в саквояж.

– Я ухожу! Я не останусь здесь ни на секунду. Не желаю, чтобы меня оскорбляли!

Мелли была шокирована.

– А как же папа? Не можете вы его бросить просто так! Доктор фыркнул:

– Я больше ничего не могу для него сделать. Он умирает. Наступила напряженная тишина.

– Умирает? – всхлипнула Мелли. Грейс обняла подругу.

Доктор кивнул на опухоль сэра Джона.

– Его печень сильно вздулась. Я думаю, это рак печени. Или отравление. Если он начнет кашлять кровью, вы поймете, что это. В любом случае ничем помочь уже невозможно.

– Но мы же не можем просто стоять и смотреть, – сказала Грейс.

Доктор пожал плечами:

– Давайте ему опий от болей. Если боль станет сильнее, увеличивайте дозу.

– Если в этом случае невозможно совершенно ничего сделать, тогда зачем вы пускали ему кровь? – хмуро поинтересовался Доминик.

Доктор неуютно поежился.

– Вам и вправду это нравится, – обвинила его Грейс.

– Я ухожу, – заявил он.

– Вот именно, – подтвердил Доминик. – Вы уезжаете из Вульфстона.

Доктор неуверенно посмотрел на него.

– Вы покидаете поместье, – пояснил Доминик. – Я не считаю, что вы вообще доктор. И я не желаю, чтобы человек, который наслаждается видом чужих мучений, лечил моих людей.

Грейс заметила эти слова, даже если больше этого никто и не заметил. «Моих людей».

Глаза доктора округлились от шока.

– Вы не можете этого сделать!

Доминик пригвоздил его к месту взглядом своих янтарных глаз.

– Я лорд д'Акр, и я не желаю, чтобы на моей земле жила кровожадная пиявка и паразитировала на моих людях. У вас две недели на сборы.

– Да как вы смеете…

– Тогда одна неделя. А если после этого вы все еще будете здесь, я пошлю своих людей, чтобы выдворить отсюда вас и вашу любезную супругу. – Он сделал паузу. Мужчина изумленно таращился на него. Доминик добавил: – А если вы не уберетесь отсюда, когда я досчитаю до трех, я сброшу вас с лестницы. Один, два…

За дверью показался Абдул и попросил зловещим голосом:

– Отдайте кровопийцу мне, прошу вас, сэр. У нас на родине знают, как поступать с подобными ему. – Он улыбнулся доктору жутковатой улыбкой. – Я с удовольствием…

Доктор вскрикнул от ужаса и опрометью бросился прочь из комнаты.

Абдул подмигнул Грейс.

– Теперь мы от него избавились. – Он повернулся к Мелли и спросил у нее заботливым голосом: – Скажите, кого нам пригласить для заботы о вашем отце, мисс Петтифер? У вас есть кто-нибудь на примете? Пустой взгляд Мелли давал понять, что она об этом не умывалась.

Одна из сестер Тикел подала голос от двери:

– Бабушка Уигмор – лучшая целительница в этих метах.

Абдул кивнул, не поворачивая головы.

– Спасибо, Тэнси. Что выдумаете, мисс Петтифер? Следует ли мне послать за этой бабушкой Уигмор?

Мелли обернулась к Грейс за помощью.

– Она не может быть хуже этого доктора, – сказала рейс. – К тому же она опрятная и знает о травах больше, ем кто-либо еще. И она мне нравится, Мелли. Нам будет наамного спокойнее, если она будет поблизости.

Абдул поклонился:

– Тогда Тэнси сейчас побежит быстрее ветра и приведет эту травяную бабушку для вас, ситт.

Что Тэнси и сделала.

Бабушка Уигмор кинула на сэра Джона один взгляд и пробормотала:

– Отравление, сказал он? Или рак? Ну может быть. А может быть, и нет.

Она приподняла веко сэра Джона и заглянула в его глаз.

– Да, с печенью у него что-то неладно. – Она взглянула на воспаление у него на животе и наморщила нос. – Я думаю, это и есть источник всех проблем. Это может быть фурункул, а может быть и кое-что похуже. Подождем. Я поставлю припарку, и посмотрим, что оттуда выйдет.

– А что может выйти? – испуганно спросила Мелли. Старушка сморщила лицо.

– То, что причиняет страдания вашему отцу, молодая мисс. То, что доставляет ему страдания.

Сэр Джон открыл глаза и сказал усталым голосом:

– Тогда приступай поскорее.

45
{"b":"39","o":1}