ЛитМир - Электронная Библиотека

Все присутствующие издали громкий вздох облегчения. Сэр Джон вновь был в мире живых, по крайней мере в настоящее время.

Под зорким взглядом Абдула миссис Стоукс подала ужин, который превзошел тот, что был подан накануне, но Мелли опять едва притронулась к своей порции. Грейс озабоченно наблюдала за ней. Это не было похоже на Мелли. Ее отцу не стало хуже под надзором бабушки Уигмор, и по крайней мере он начал пить.

К концу ужина племянница миссис Стоукс, Инид, постучала в дверь столовой и вошла. Вид у нее был взволнованный.

– Простите, пожалуйста, милорд, преподобный отец, леди, но я только что ходила в комнату сэра Джона, чтобы забрать поднос с ужином…

Мелли вскочила со стула.

– Что-нибудь случилось?

– Нет, мисс. Он… он выглядит все так же. Ничего не ел, но бабушка поит его целый день травяным чаем, и он его пьет, а это уже перемена к лучшему. За исключением этого он такой же, как и утром. Только…

Ее пальцы нервно выкрутили угол фартука.

– Только я немного поговорила с ним… Я не хотела причинить вреда… с ним приятно поболтать, но… – Она посмотрела на Абдула, а потом на Фрея. – Я рассказала про мистера Абдула, а затем я проговорилась, что в доме, кроме язычника, есть еще и священник. И теперь он хочет повидаться с ним. Наедине и как можно скорее.

Мелли ахнула, а Грейс и Доминик переглянулись.

Инид добавила:

– Мне очень жаль, мисс. Я знаю, что не должна была говорить об этом. – Абдул велел ей замолчать.

Грейс села рядом с Мелли и взяла ее за руку.

– Мелли, нет никакого повода думать о худшем… Мелли начала всхлипывать.

Фрей отложил салфетку и поднялся от стола со словами:

– Ну, мисс Петтифер, не стоит беспокоиться, когда вы не знаете, чего именно он хочет. Я пойду и побеседую с ним, я должен был с самого начала именно так и поступить. Просто посидите здесь и выпейте чашечку чая. Я поговорю с вами после того, как повидаю вашего отца.

К удивлению Грейс, Мелли подавила рыдания и кивнула.

– Чай – это неплохо, – пробормотала она, и Грейс сделала Инид знак, чтобы та немедленно принесла чайник.

Фрей поднялся наверх и представился сэру Джону. Он никогда прежде не встречался с ним, но, хотя его и потряс бледный и измученный вид пожилого джентльмена, его также воодушевил живой взгляд его мудрых глаз.

– Могу ли я вам чем-нибудь помочь, сэр? – спросил он. Сэр Джон с гримасой боли на лице отмахнулся от предложения.

– Поставь себе стул, мальчик. Я потом выпью эту отраву. – Он указал жестом на бутылочку с опиумом, стоящую на прикроватном столике. – Она затуманивает разум, так что я подожду, пока не скажу то, что должен сказать.

Фрей сел, сложил руки и стал ждать. Сэр Джон внимательно осмотрел его.

– Неттертон? Я знавал Хэмфри Неттертона в юности, ваш отец?

Фрей кивнул:

– Да, сэр. Меня назвали в его честь.

– Хороший малый был твой отец. Я расстроился, когда узнал о его смерти. – Сэр Джон шмыгнул носом. – Я, правда, лучше был знаком с твоим дядей Седриком. – Он покачал головой. – Я не верил, когда мне сказали, что он стал пастором. Нет, только не Седди Неттертон.

– Он сейчас епископ, сэр.

– Боже правый! И куда только катится этот мир? – Он улыбнулся Фрею. – Он, наверное, ужасно напыщенный.

– Ужасно. – Фрей улыбнулся в ответ.

– По-прежнему считает каждое пенни?

– Да, сэр.

Старик начинал нравиться Фрею все больше и больше.

– Значит, не так уж он и переменился. Я тоже, к сожалению. Я не могу удержать деньги, он не может их потратить. Итак, насчет этого дела с моей дочерью.

– Сэр?

– Я хочу, чтобы вы огласили имена в это воскресенье. Ее и д'Акра. Все уже устроено.

Фрей нахмурился. Он колебался, но так и не отважился возразить.

– Сэр, прошу прощения, если это прозвучит дерзко, но… Сэр Джон взмахнул ослабевшей рукой.

– Вы хотите сказать, что Мелли не любит д'Акра, а он не любит ее, так? Я все это знаю.

Фрей открыл рот, чтобы возразить, но сэр Джон перебил его:

– Вы хотите сказать, что несправедливо было организовывать брак моей дочери, когда она была еще ребенком, с человеком, которого она не знает, и что ей должна быть предоставлена возможность самой выбрать себе друга?

– Ну… да, сэр.

– Так не говорите этого. Я все это знаю, но у меня есть свои причины. – Он открыто посмотрел на Фрея. – Я загнан в угол, малыш. У меня не осталось ни шиллинга, и я по уши в долгах. Если мне и суждено спасти Мелли от последствий моего неразумного поведения, то сделать это можно только через брак. Я бы предпочел не делать этого насильно, но в сложившейся ситуации…

– Понимаю. – Фрей и вправду очень хорошо понимал старика. Бедность – это ловушка, и не ему винить сэра Джона за то, что тот хотел спасти Мелли от нее.

Но Фрей чувствовал, что должен настаивать, должен попробовать разрешить эту ситуацию. Это была… это была его обязанность как священника.

– Но вы ведь понимаете, что лорд д'Акр не намеревается делать это нормальным браком? Для него это всего-навсего белый брак, брак по расчету.

Старик пожал плечами:

– Он мне сказал то же самое. Он смирится с этим. А если нет… – Он помолчал. – Вы можете себе представить Мелли пытающейся заработать себе на жизнь, служа гувернанткой? Обороняя свою честь от всевозможных нахалов?

Эта картина привела Фрея в ужас.

– Нет, сэр.

– Так что даже если это и будет брак по расчету, то могло бы быть и хуже. Д'Акр молод, красив, и у него доброе сердце. Даже если он не полюбит ее, он никогда не обидит мою девочку.

Фрей сказал с усилием:

– Да, я знаю.

Сэр Джон пристально посмотрел на него:

– Откуда?

– Я учился с ним в школе. Мы друзья.

– А, значит, вы думаете, она будет с ним в безопасности?

– Да, – неохотно признал Фрей. – В безопасности, но несчастлива.

Сэр Джон отмахнулся от него нетерпеливым взмахом руки:

– В моем положении счастье – это роскошь.

– Да, сэр, – горько согласился Фрей. В его положении все выглядело точно так же.

Сэр Джон пронзил его взглядом, словно пытаясь что-то выведать, но сказал только:

– Итак, в воскресенье вы огласите имена.

– Если лорд д'Акр согласится.

– Он согласится. Просто огласите имена.

– Да, сэр Джон.

Фрей вернулся в столовую. Он взглянул на Доминика, затем на Мелли и провел пальцем между шеей и воротником, словно он был слишком тугим.

– Он хочет, чтобы я обвенчал мисс Петтифер с лордом д'Акром как можно скорее.

– Что? – воскликнули одновременно трое сидящих за столом.

Фрей продолжал:

– Он написал вашему священнику, мисс Петтифер, чтобы тот огласил имена в вашем приходе. Документы у меня здесь, я уже подписал их как свидетель и отправлю их как можно скорее.

Мелли расплакалась и выбежала из комнаты. Грейс последовала за ней. Доминик выругался и отошел к окну. Он постоял там, глядя в ночную темноту, и выругался еще раз.

– Он выглядит ужасно, Доминик, – сказал Фрей. – Я думаю, он умирает и знает об этом. Он сделает все, чтобы обеспечить будущее своего ребенка. Его нельзя винить за это. Ее обстоятельства таковы…

Доминик бросил на него непроницаемый взгляд:

– Мне известны ее обстоятельства, черт возьми! Двое мужчин стояли бок о бок, глядя в темноту за окном.

– Он хочет, чтобы я огласил имена в воскресенье. Доминик вновь выругался:

– Черт, я готов предоставить ей дом и постоянный источник дохода, но старый дурак и слушать не желает, а она не хочет помочь мне его уговорить. Он считает, что она не может сама о себе позаботиться.

– Что ж, она и вправду очень молода и немного избалована…

– Не надо об этом. Моя мама тоже была молода и избалована, и ей приходилось заботиться о себе и маленьком ребенке в другой стране.

– И посмотри, чем все закончилось. Она тоже знает, что он умирает, Доминик. Это видно по ее глазам. Она согласилась на это, чтобы он мог обрести покой.

Доминик сердито покосился на друга и начал мерить комнату шагами.

46
{"b":"39","o":1}