ЛитМир - Электронная Библиотека

– Счастливо, дорогая, – сказал Брэм и, насвистывая какую-то веселую мелодию, пошел к двери.

– Тебе тоже счастливо, – ответила Глори, дыша уже ровнее.

* * *

Закрыв за собой входную дверь, Брэм тотчас же перестал насвистывать. Итак, Глори Карсон объявила ему войну. Она снова командует, да еще устраивает ему нагоняй, напоминая, какая пропасть их разделяет. Она надежно спряталась за непроницаемой стеной.

Что ж, доктор Карсон забывает об одном очень важном факте. Он – Брэм Бишоп из «Бишоп констракшн», и строить дом – его профессия. Но, кроме того, у него имеется и кое-какой опыт в разрушении…

Глава седьмая

Подняв глаза, Глори увидела в дверях Марго.

– Я только зашла попрощаться.

– Приятного вечера, – улыбнулась Глори.

– Сегодня я заметила, что вы не упоминали об этом красавчике Брэме Бишопе. А как продвигается ваше предсвадебное обучение? Кажется, это так называется?

Глори мгновенно почувствовала, что горячая краска стыда заливает ее лицо, и в памяти всплыла проведенная с Брэмом ночь любви.

– Весьма успешно, – ответила Глори. – Любой профессиональный психолог рад узнать нечто новое, относящееся к его специальности. Например, я поняла, что зря побуждала молодые пары строго соблюдать семейный бюджет, чтобы избежать ссор. Наоборот, строгость в этом вопросе вызывает лишнее напряжение. Иногда надо потакать своим желаниям, делать послабления. И при самом скудном бюджете можно выкроить деньги на развлечения, на любимые блюда.

– Интересно, – заметила Марго.

– И еще одно: очень важно сердечно прощаться утром перед уходом на работу, а вечером при встрече тоже проявлять теплоту и заинтересованность, поскольку… Что вы так улыбаетесь, Марго?

– Я? – Секретарша удивленно подняла брови. – Ничего, просто мне приятно видеть вас такой оживленной. У вас сияют глаза.

– При чем тут глаза? Как только, проведя тренинг с Брэмом, я соберу необходимые сведения, то обязательно составлю курс предсвадебного обучения и начну его внедрять. А когда пройдут две недели нашего эксперимента, мистера Бишопа я больше никогда не увижу.

– Глори Карсон, я уже стала матерью, когда вас еще на свете не было. Мне понятно, что с вами происходит. По-моему, вы сами с собой не до конца честны! Душа моя, когда вы сказали, что больше никогда не увидите Брэма Бишопа, блеск вдруг исчез из ваших глаз. Словно облако закрыло солнце. – Она помолчала. – Ну, я пойду, а то опоздаю на автобус.

Тишина, наступившая после ухода Марго, плотной пеленой накрыла Глори, стало трудно дышать.

– Я держу под контролем свои чувства, – произнесла Глори вслух.

Но неужели и правда блеск вдруг исчез из моих глаз, когда я сказала о том, что больше никогда не увижу Брэма?

Марго – фантазерка, начитавшаяся любовных романов и насмотревшаяся сентиментальных фильмов. Уйдет Брэм – и все. Глори вздохнула. Конечно, ей будет не хватать его… несколько дней… и ночей.

Прекрати немедленно, Глори Карсон! – приказала она себе, вскочив на ноги.

Она ничуть не сожалела о своем решении быть женой Брэма в физическом смысле, пока они вместе. Господи, это так естественно, если две недели живешь с человеком как его жена!

Жена?

Да, миссис Брэм Бишоп. И теперь до конца своих дней она будет хранить сладостные, драгоценные воспоминания о нем и о том, как они занимались любовью.

Они с Брэмом ведь никому не причиняют вреда тем, что делают это. Никому.

Но она не позволит себе влюбиться в Брэма. До этого просто не надо доводить, вот и все. Главное – держать себя в узде, не распускаться.

* * *

– Ох, я так наелась, что, кажется, сейчас лопну, – простонала Глори. – Такой замечательной пиццы я еще никогда не ела. Спасибо, Брэм!

Брэм улыбнулся.

– Забавный ресторанчик, – продолжала Глори, оглядывая просторный зал. – Шумный, конечно, но забавный. Идея поставить официантов и официанток на роликовые коньки мне явно по душе.

– Это я его построил. Ты видишь перед собой детище «Бишоп констракшн».

– По-моему, я тебе завидую. – Она помолчала. – Да, точно завидую!

– Почему?

– Потому что у тебя есть ощутимый, видимый результат твоей работы. Это, наверное, очень приятно.

– Конечно, приятно. В каждом моем детище много нового. В строительном бизнесе жирок не нагуляешь, в любой момент нужно быть готовым ко всему: разнообразие архитектурных, инженерных, дизайнерских решений, новые материалы… А конкуренция?! Но ты ведь тоже сделала неплохую карьеру, не так ли?

– Да, но несколько иную. Мне приходится постоянно убеждать себя, что я приношу пользу и помогаю людям. Пары, которым я даю советы в области брачных отношений, не приходят ко мне поблагодарить за то, что я для них сделала.

– Почему?

– Потому что я напоминаю им о трудном периоде в их отношениях. – Глори засмеялась. – Из меня бы вышла неплохая наседка! У меня здорово получается выталкивать птенцов из гнезда.

– Из тебя бы вышла прекрасная мать, – произнес Брэм, внимательно посмотрев на нее. – Счастлив будет ребенок, которому ты отдашь свою материнскую любовь!

– Спасибо, Брэм, – тихо произнесла Глори, – ты очень добр ко мне.

– А еще я полагаю, что твой муж, отец этого ребенка, тоже будет очень счастлив.

Из нее бы вышла замечательная жена и мать? Она никогда об этом не задумывалась по той простой причине, что в ее планы не входило брать на себя эти обязанности.

Не понимала она только одного: почему слова Брэма наполнены такой нежной теплотой, таким мягким сиянием, что ей хотелось запомнить их, упиваться ими, как неким бесценным даром.

– Эй, – позвал Брэм, постучав костяшками пальцев по столу, – есть кто дома? У тебя такой вид, будто я сказал тебе, что ты непревзойденный кандидат на рытье канав!

– Что? Ах, прости. Я витала где-то в облаках. – Глори чуть заметно улыбнулась.

– Ты готова? Может, уже пора уходить и ехать ко мне? – осведомился он.

– Да, с удовольствием.

– У нас впереди целый вечер, отдохнем и расслабимся. А ты все еще в своем деловом костюме!

Глори возвела глаза к небу:

– Ну вот, ты опять о моей одежде.

– Потому что из-за нее ты кажешься такой… такой натянутой, такой чопорной. А если б ты переоделась во что-нибудь более удобное… Что бы ты, например, надела дома?

– Платье, если холодно. Шорты и майку, если жарко.

– А джинсы?

Глори наклонилась к нему.

– Нет, потому что у меня их нет.

– Тсс, не так громко, а то тебя попросят покинуть город. Нельзя жить в Техасе, мэм, и не иметь хотя бы одной пары джинсов. Это противозаконно!

– Ладно, партнер, – засмеялась она. – Прежнюю Глори из Чикаго, как я догадываюсь, собираются арестовать!

– Теперь ты Глори из Техаса, – произнес Брэм, став вдруг серьезным. – Ты живешь здесь и принадлежишь этому краю. Вместе со мной. Полагаю, нам надо пойти купить тебе джинсы.

– Стоп, – Глори подняла руку. – Полегче. Ты намерен преобразить меня в нечто такое, чем сама я быть не хочу. Это главная проблема великого множества браков, Брэм!

Некоторое время Брэм смотрел в никуда, затем взглянул на Глори.

– Как хочешь, – сказал он. – Но вот что. У моего брата Блю ранчо «Качающийся Би», и если мы соберемся к нему в гости, что ты наденешь?

– На ранчо, настоящее техасское ранчо? К лошадям, коровам, свиньям и прочей живности?

– Именно.

– Что ж, я бы не возражала все это посмотреть и, может быть, даже впервые в жизни прокатиться на лошади! А значит, мне понадобится соответствующее обмундирование, то есть джинсы.

– Оказывается, не так уж трудно уговорить тебя переодеться! Ты легко адаптируешься к своей новой большой семье. Ну пошли!

– Мной командуют?

– Нет, нет, – Брэм встал. – Упаси Бог, Глори. Ну же, вперед, поищем ближайший магазин.

Да, думала Глори, когда они вышли из ресторана, Брэм вьет из меня веревки, а мне – приятно. Это неоспоримый и довольно опасный факт.

12
{"b":"390","o":1}