ЛитМир - Электронная Библиотека

Но все равно, она не собирается влюбляться в этого милого Брэма Бишопа!

* * *

Глори не могла вспомнить, когда она чувствовала себя такой беззаботной, юной и счастливой. Она решила плыть по течению.

Брэм перебирал джинсы различных цветов и фасонов:

– Вот, – сказал он в конце концов. – Примерь эти три пары! Если ни одни не подойдут, продолжим поиски.

– Да, сэр, – у Глори опять вырвался смешок.

– У тебя есть ковбойская рубашка? – поинтересовался Брэм.

– Нет.

– Моя работа никогда не закончится, – он покачал головой. – Сейчас что-нибудь найдем.

– Брэм, – зашептала Глори, – этот магазин слишком дорогой для меня! Я могу позволить себе только пару джинсов!

Брэм схватил ее за плечи.

– Я покупаю жене одежду! Кроме джинсов надо непременно купить и рубашку!

Глори открыла было рот, чтобы запротестовать, но Брэм быстро поцеловал ее в губы.

– Пожалуйста, Глори, позволь сделать тебе подарок! Это доставит мне большое удовольствие… Да ведь и идея была моя! Как жена, ты должна с благодарностью принимать все мои подарки.

– Что ж, если на то пошло…

– Ну, вот и хорошо. – Он снова прикоснулся к ней губами. – Благодарю тебя!

Они обменялисьь взглядами и нежными улыбками. Брэм развернул Глори к примерочной.

– Иди, – сказал он. – А я буду сидеть в этом кресле и ждать демонстрации мод!

Оказавшись в маленькой кабинке, Глори с трудом влезла в джинсы и провела руками по бедрам. Ничего более облегающего ей еще не доводилось носить. Она должна была признать, что выглядит в них не так уж плохо!

– Простите, – послышался из-за занавески голос продавщицы.

Глори откинула штору.

– Да?

– Ваш муж хочет, чтобы вы примерили эту рубашку. Он говорит, и, по-моему, совершенно прав, что она того же оттенка, что и ваши зеленые глаза. – Женщина улыбнулась. – А вот мой муж после тридцати лет совместной жизни вряд ли помнит, какого цвета у меня глаза. Вы недавно поженились?

– Да, недавно, – медленно произнесла Глори.

– По тому, как вы смотрите друг на друга, сразу видно, что вы очень влюблены. Это прекрасно! Примерьте эту рубашку, дорогая. Джинсы на вас прямо как влитые!

Глори взяла рубашку и задернула штору. Она стояла как вкопанная, глядя на свое отражение в большом зеркале, а слова продавщицы эхом отдавались в ее голове. Ерунда, думала она. Эта женщина видит то, что хочет видеть. Они с Брэмом не обменивались влюбленными взглядами.

Отказавшись думать о словах продавщицы, вероятно, чтобы не испортить удовольствие от прогулки с Брэмом, Глори застегнула рубаху. Довольная своим отражением в зеркале, она распустила волосы. Решив, что туфли на высоком каблуке не подходят к джинсам, она босиком вышла из примерочной.

– Внимание, – произнесла она, подойдя к Брэму на расстояние десяти футов. – Засим представлюсь… Глори из Техаса. – Она грациозно взмахнула руками, затем медленно повернулась, чтобы Брэм мог рассмотреть ее со всех сторон. – Ну как?

Брэм неотрывно смотрел на Глори и слышал бешеное биение своего сердца. Он понял, что Глори – самая красивая женщина из всех, которых он когда-либо видел. Ему живо представилось, как она в этих джинсах играет с детьми. Их детьми. Он думал – нет, знал, – что постепенно влюбляется в Глори Карсон!

Брэм подошел к улыбающейся Глори, обеими ладонями нежно взял ее лицо и страстно поцеловал.

– О, Боже мой! – произнесла продавщица со вздохом. – В нашем магазине еще никогда не было такой романтической сцены!

Брэм поднял голову, вспомнив вдруг, где находится. Глори покраснела.

– Мы возьмем рубашку и джинсы, – обратился Брэм к продавщице. – А еще ей нужны носки и теннисные туфли.

– Разумеется, – ответила продавщица. – Полагаю, ваша жена останется в обновках?

Брэм посмотрел прямо в глаза Глори.

– Да, моя жена останется в этом. Остальное, пожалуйста, запакуйте.

– Конечно, конечно, – заторопилась продавщица.

– Спасибо, Брэм, – сказала Глори. – Это великолепный подарок!

– Пожалуйста, миссис Бишоп. – Он помолчал. – Кстати, выглядишь ты прекрасно! Наша одежда просто создана для тебя.

Глори засмеялась.

– Я и чувствую себя прекрасно! Знаешь, в этих джинсах я кажусь себе просто неотразимой!

– Да, я бы сказал, – ответил Брэм, – что в тебе открылось нечто, раньше мне неведомое. Интересно, какие тайны я еще в тебе открою?

Тут вернулась продавщица с целым ворохом теннисных туфель и расставила их перед Глори для примерки.

Когда они подъезжали к апартаментам Брэма, Глори пребывала все в том же легкомысленном настроении. Оказавшись в его огромной гостиной, она внимательно оглядела массивную мебель, явно принадлежащую мужчине.

– Тебе подходит, – кивнула она.

– Тсс, – улыбнулся он. – Ты же здесь живешь, забыла? Твои замечания по поводу мебели неуместны!

Глори засмеялась.

– В этой комнате слишком мужская обстановка, а мой коттедж выглядит так, будто создан специально для женщины. Я представляю себе, что тут стоит одно из моих любимых цветастых кресел.

Брэм обнял Глори и посадил себе на колени.

– Сейчас люди вступают в брак в более позднем возрасте, чем раньше, – заметила Глори. – Значит, у каждого имеется какая-то собственность. Было бы несправедливо требовать, чтобы они расстались с ней. Мы придем к компромиссу, и этот дом будет нашим общим домом.

– Ты, как всегда, права. – Брэм крепко поцеловал ее и принялся покрывать поцелуями ее тонкую шею. – Кое-что от тебя, кое-что от меня сольется в одно целое, и это будет потрясающе!

Он все еще имеет в виду мебель? – как во сне размышляла Глори, поглощаемая огнем желания.

– Как удобны эти рубашки, – заметил Брэм, раздевая Глори.

– Да, сделаны с умом, – ответила она, расстегивая рубашку Брэма. – Особенно мне нравятся застежки! – Она скользила пальцами по груди Брэма, с удовольствием ощущая упругие, вьющиеся волоски и крепкие мускулы.

Со стоном наслаждения Брэм высвободил рубашку Глори из джинсов, расстегнул манжеты, стянул ее и бросил на пол.

– Ты сомнешь мою новую рубашку, – засмеялась она.

– Куплю другую.

– Эти джинсы слишком тесны, я не уверена, что их легко удастся снять!

– Полагаясь на опыт многочисленного населения штата Техас, – произнес он, широкими шагами направляясь в спальню, – могу заключить беспроигрышное пари: самые узкие джинсы можно снять.

– Как? Скажи.

– Не только скажу, но и покажу, Глори. Это гораздо эффективнее.

Они занимались любовью на просторной постели Брэма. Любовью изысканной, новой и в то же время удивительно знакомой. Они ласкали друг друга, целовались, их руки не останавливались ни на миг.

Когда Брэм горячо и нежно целовал ее грудь, Глори наслаждалась охватившим ее томительным чувством.

– О, Брэм, – шептала она.

Он не мог оторваться от ее груди, упиваясь неповторимым ощущением.

Судорожное, неистовое напряжение, которое они испытали, постепенно становилось почти болезненным.

– Глори!

– Да! Пожалуйста, Брэм! Скорей!

Он навис над ней и глубоко вошел в нее, отчетливо ощущая все ее тело.

И опять начался танец любви. Только их, неповторимый танец, со все убыстрявшимся ритмом. Этот танец уносил их все дальше от реальности. Они парили в экстазе, медленно спускались на землю, крепко обнимали друг друга, наслаждаясь переполнявшим их блаженством.

– Глори!

– Гмм, – промурлыкала она, крепко прижавшись к нему.

– Ты до сих пор не назвала мне все причины разводов.

– Ах, это, – сонно протянула она. – Ну, две из них, думаю, к тебе, Брэм, никак не относятся. Если, конечно, твоя жена будет верить в вечную любовь, о которой ты говорил.

– Что же это за причины?

– Пятая причина заключается в том, что любовь проходит и чувства больше нет. Причина же девятая заключается в том, что один из партнеров влюбляется в кого-то еще. На первый взгляд кажется, что это одно и то же, но это не так.

13
{"b":"390","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Основано на реальных событиях
Ликвидатор
Финская система обучения: Как устроены лучшие школы в мире
Реальность под вопросом. Почему игры делают нас лучше и как они могут изменить мир
Кто эта женщина?
Скиталец
Персональный демон
Навсе…где?
Странник