ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я тоже рад, благородная королева Изабелла, видеть одну из красивейших дам Яфета.

Изабелла порозовела в ответ на незамысловатый комплимент лорда Гергея, а ее подданные удивленно загудели. Похоже, Георгий, сам того не подозревая, брякнул какую-то бестактность и тем самым задел честь королевы. Впрочем, яфетская владычица, кажется, на него не обиделась.

– Сезон Охоты еще не начался, – сказала Изабелла. – Но я исполню желание гостя, если на то будет воля божественной Артемиды.

Георгий был слегка ошарашен. Во-первых, он ни о чем королеву не просил, а во-вторых, понятия не имел, кто такая божественная Артемида и почему нужно испрашивать у нее согласие. Королева Изабелла благосклонно кивнула гостю, грациозно развернулась и зашлепала босыми ступнями по деревянному полу террасы. Лейтенант, боясь в очередной раз попасть впросак, не рискнул смотреть ей вслед. Другое дело, что смотреть ему было некуда, ну, разве что в голубое до неприличия небо загадочной планеты Яфет.

– Твой муж, леди Катерина, отчаянный малый, – сказала с усмешкой Халима, проходя мимо в окружении дюжины товарок. – Какая жалость, что до Сезона Охоты еще целых два месяца.

Амазонки ехидно и как-то совсем по-бабьи захихикали. Катерина обиженно фыркнула, сердито посмотрела на смущенного Георгия и спросила:

– Зачем тебе понадобилась любовь королевы Изабеллы? Ты же знаешь, что до Сезона Охоты еще далеко.

– При чем тут эта ваша охота? – возмутился Георгий. – И ничего я у королевы не просил.

– Но ты же назвал ее самой красивой?

– А что, разве это чревато какими-то последствия ми? – растерялся лейтенант.

– Элеонора предупреждала меня, что ты плохо разбираешься в наших обычаях, но я не предполагала, что ты темен до такой степени. Разве родители ничего не рассказывали тебе о богах Яфета?

– Мне было всего два года, когда их убили. А на планете Арнаут легко можно сказать женщине, что она красивая, это ровным счетом ничего не означает. Это всего лишь комплимент, дань вежливости, и не более того.

– Фу, какая омерзительная планета. Там живут сплошные лицемеры.

– Но почему же лицемеры, – робко запротестовал Георгий. – Эта Изабелла действительно красивая женщина.

– Ты назвал ее самой красивой.

– Я назвал ее красивейшей из женщин.

– Ну, разумеется, у тебе же есть я, Элеонора, Кристина, Милица и Дарина. Впрочем, последней нужно еще дозреть до ложа милорда.

Кайданов почувствовал себя полным идиотом, ибо только идиот, имея столько жен, станет добиваться любви королевы Изабеллы. Возможно, такого же мнения придерживалась и Катерина, но яфетская вежливость мешала ей высказаться определеннее.

– А эти леди, я имею в виду Кристину, Милицу и Дарину, тоже сейчас находятся здесь, в Амазонии? – осторожно полюбопытствовал Кайданов.

– Как вы ненасытны, милорд.

– Ты меня не поняла, дорогая, я совсем другое имел в виду.

– Мои сестры ждут тебя в замке Борисфен. Это единственный замок, который нашим сторонникам из клана Борей удалось удержать за собой. К сожалению, наш клан раскололся после того, как тетя Климентина нарушила волю яфетских богов и встала на сторону своего супруга, короля Аббадина.

Эта тетя Климентина, насколько уяснил Георгий, была жуткой стервой. По словам Катерины, она науськала на родных и двоюродных сестер, а также племянниц своего мужа, короля Аббадина. А тот, презрев обычай, истребил едва ли не всех знатных представительниц клана Борей. В живых чудом остались только леди Элеонора, ее родная сестра Катерина и три их двоюродные сестры. Еще более плачевной оказалась участь кланов Гергей и Мюрей, знать которых была истреблена практически поголовно.

– Выходит, все мои родственники и со стороны матери и со стороны отца погибли?

– А ты разве не знал об этом?

Вообще-то, дядя Серж, то есть полковник Кайданов, рассказывал об этом отправляемому на задание лейтенанту, однако Георгий не то чтобы пропустил подробности смерти лордов, а просто не принял тогда их беды близко к сердцу. Но сейчас, слушая бесхитростную исповедь Катерины, он почувствовал прилив ненависти к подонку Аббадину, погубившему такое количество ни в чем не повинных людей. Знакомым показалось Георгию и название замка, в котором прятались от очумевшего от крови короля его нареченные невесты. Именно у замка Борисфен были отправлены на тот свет космодесантники Федерации, пытавшиеся установить силовой контакт с чужой цивилизацией.

– А что такое сезон охоты?

– Сезон Охоты – это период, когда амазонки ищут временных мужей для продолжения рода.

– Почему же временных, а не постоянных?

– Такова воля богини Артемиды, – строго отозвалась Катерина. – И шутки по этому поводу неуместны, милорд, тем более здесь, в Амазонии.

– Значит, мужчин в Амазонии нет?

– Если не считать рабов-кентавритов, но с ними амазонки никогда не вступают в половую связь и уж тем более не заводят от них потомства.

– Слова «тем более» наводят меня на некоторые размышления, – задумчиво проговорил Георгий.

– Извращенки есть везде, – отрезала Катерина. – Встречаются они и среди амазонок. О той же Халиме идут непристойные слухи, но она великая воительница, и волею богини Артемиды ей многое прощается.

– А что, эти кентавриты не совсем люди?

– Как можно называть людьми потомков кентавров, – брезгливо поморщилась Катерина.

– А где же амазонки берут мужчин в Сезон Охоты?

– Везде, – пожала плечами Катерина. – Они высаживаются в Склавинии, Фригии, Кроатии и прочих королевствах, хватая подвернувшихся под руку мужчин.

– И мужчины не протестуют?

– А кто сможет устоять против амазонок, опьяненных божественным напитком Артемиды? – пожала плечиками Катерина. – Случается, что амазонки теряют разум в любовном экстазе и разрывают на куски своих партнеров, но это бывает далеко не всегда, а в последнее время случается все реже. Говорят, что богиня Артемида пресытилась мужской кровью.

– Какой кошмар! – только и сумел вымолвить потрясенный Георгий.

– Но ведь они возмещают ущерб пострадавшим кланам и племенам, присылая им младенцев мужского пола, – заступилась за хулиганок Катерина. – Когда они вырастают, отличаются воинственностью и силой, поэтому кланы заинтересованы в том, чтобы амазонки охотились именно на их территориях, а племенные боги и богини оказывают им свое покровительство.

– А почему королева согласилась принять меня в Амазонии, да еще в неурочное время?

– Ее об этом просила леди Элеонора.

– Ну и что?

– Как это «что»? – возмутилась Катерина. – Элеонора – верховная жрица храма Артемиды в Склавинии. Амазонки просто не могли ей отказать. К тому же они терпеть не могут короля Аббадина, нарушившего волю богов.

– А где сейчас находится леди Элеонора?

– Она уплыла в Ясир.

– А почему уплыла?

– Потому что Амазония – это остров. Вы меня удивляете, милорд!

– Я предпочел бы, чтобы моя жена называла меня по имени и на «ты».

– Милорд Георгий, я оправдаю твое доверие, – склонилась в поклоне Катерина.

Видимо, обращение на «ты» здесь значило гораздо больше, чем на Арнауте, и Георгий забеспокоился, не попал ли он опять впросак, не взял ли на себя невыполнимых обязательств? Но Катерина ничего от него не требовала, а спокойно шла рядом, пока он знакомился с достопримечательностями крепости амазонок. Сооружение, что ни говори, было солидное. Создавалось впечатление, что его строили циклопы. Во всяком случае, поднять огромные монолиты на такую приличную высоту без помощи механизмов могли только великаны. Однако Георгий ошибся, по словам Катерины, стены крепости были сложены кентавритами в незапамятные времена. Сделали они это с помощью своих прародителей, кентавров Бритта и Симпилиуса, находившихся тогда в хороших отношениях с богиней Артемидой.

Но коварная Артемида отказалась выполнить условия заключенного с кентаврами договора и вместо того, чтобы предаться любовным утехам с Бриттом и Симпилиусом, просто умертвила изнывающих от страсти жеребцов с помощью яда, после чего амазонки, следуя примеру своей богини, перебили несчастных строителей. Воистину нет предела женскому коварству. С той незапамятной поры пролетело много лет, но жажда мести в сердцах кентавритов не угасла, правда, все их попытки посчитаться с амазонками заканчивались неудачно. Поклонницы богини Артемиды неизменно одерживали верх над сыновьями кентавров, что повергло в уныние их единственного уцелевшего отца Колосса. По слухам, он добровольно уединился в одной из пещер на горе Меру, бросив на произвол судьбы своих непутевых детей, чем незамедлительно воспользовались расторопные амазонки, разорившие Кентаврию почти дотла и обратившие кентавритов в своих рабов.

15
{"b":"393","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Индейское лето (сборник)
Молочные волосы
Марта и фантастический дирижабль
Борис Сичкин: Я – Буба Касторский
Йога между делом
Маленькое счастье. Как жить, чтобы все было хорошо
Соль
Институт неблагородных девиц. Чаша долга
Взлеты и падения государств. Силы перемен в посткризисном мире