ЛитМир - Электронная Библиотека

Георгия умилила сказка, рассказанная Катериной. Он даже припомнил, что в раннем детстве няня читала ему одну интересную книжку, где многочисленные боги и богини вели себя приблизительно так же, как и их коллеги на Яфете. Правда, действие той книжки происходило на далекой старушке Земле. Кстати, и имя богини показалось ему знакомым.

– Вероятно, ты слышал о ней от матери, Елены Гергей, – предположила Катерина. – Впрочем, она была жрицей Афродиты.

Оказывается, у всех двенадцати кланов Склавинии были свои небесные покровительницы. В роли жриц при них выступали только женщины, что же касается мужчин, то у них тоже были свои боги, которые покровительствовали не кланам, а племени в целом, курируя, в основном, те или иные профессии. Покровителем воинов племени кайданов был Перун, а покровителем ремесленников – Гефест. Впрочем, мужские боги никогда не вмешивались в дела кланов и редко снисходили до вмешательства в дела королевств. Перун мог даровать победу в битве, Гермес – поспособствовать успешной сделке, но право на королевский трон в Склавинии могла даровать только богиня Артемида руками своих жриц из клана Борей.

– Следовательно, Аббадин получил свой трон благодаря твоей тетке Климентине?

– Он получил его по воле богов, – возразила Катерина. – Это они предначертали на века путь склавинских кланов.

Оказывается, в Склавинии на королевский престол поочередно восходили знатные представители всех без исключения двенадцати кланов. В нынешнем поколении королем должен был стать представитель клана Гергей, рожденный от мужчины из клана Мюреев, но Аббадин, истребивший всех знатных мужчин кланов Мюреев и Гергеев, тем самым поломал сложившийся за века порядок вещей, чем вверг Склавинию в смуту. Впервые за многие сотни лет знатные девицы из клана Борей остались без мужей, предназначенных им волею богов, следовательно, не могли воспользоваться своим правом передачи власти в надлежащие руки. Попраны были и права других кланов, которые в свой черед должны были выдвинуть своих претендентов на королевский престол. Первыми в этой очереди стояли только-только появляющиеся на свет представители клана Ферей, которые считались нареченными женихами невест из клана Борей. Но, увы, этим невестам, казалось бы, не суждено было родиться, ибо все мужчины из клана Гергей, которые должны были стать их отцами, утонули в крови по воле клятвопреступника и узурпатора Аббадина. В этой ситуации чудом уцелевший лорд Георгий Гергей становился чудовищной угрозой для правящего сейчас в Склавинии короля, ибо стоило только кому-нибудь из девиц Бореев родить девочку, как многочисленный и пока что лояльный к Аббадину клан Ферей тут же предъявил бы свои законные права на престол и наверняка протолкнул бы к власти лорда Георгия Гергея, чтобы через тридцать лет один из членов их клана стал полноправным правителем королевства.

– Теперь ты понял, как важно мне родить от тебя девочку? – спросила Катерина.

– А если ты родишь мальчика, он что же, не вправе наследовать своему отцу?

– Разумеется, нет, – вскинула бровь Катерина. – Он станет нареченным женихом невест из клана Верой и, став лордом Вероном, будет править вместе с братьями одной из самых цветущих провинций Склавинии.

– А всего таких провинций в вашем королевстве двенадцать, по числу кланов?

– Да, но правитель одной из них, Бореи, управляет и всем королевством.

По мнению Георгия, в Склавинии сложилась не столь уж глупая система власти, где королю незачем было хлопотать о расширении границ королевства, ибо отвоеванные им у соседей земли наследовал не его сын, а всего лишь зять. В свою очередь, лордам, правителям провинций, незачем было враждовать с соседями, ибо эта провинция все едино ускользала из рук сыновей, а взамен они получали другую.

– А король правит Склавинией до своей кончины?

– Нет, короли и лорды правят тридцать лет, после чего уступают трон наследникам, а сами становятся пожизненными сенаторами. Цикл короля Аббадина истекает в этом году, он должен уступить трон Гергеям. А поскольку из Гергеев уцелел только ты, то никаких споров о наследовании не возникнет.

– А раньше такие споры возникали?

– Разумеется. Доходило даже до вооруженных стычек между кровными родственниками, но избрание претендента на власть в провинции или королевстве является делом конкретного клана. Посторонние в их борьбу никогда не вмешивались.

– Ты хочешь сказать, что Мюреи сами дали повод для вмешательства короля, затеяв разборку внутри клана?

– Увы, – развела руками Катерина. – Я, правда, не знаю подробностей, но дело обстояло именно так.

Ситуация, в которую попал Георгий Кайданов, мягко говоря, ни в какие ворота не лезла. В конце концов, дело сотрудника Комитета внешней разведки собирать информацию, а не участвовать в борьбе за престол, да еще в качестве претендента. Чего доброго, эти пылкие женщины из клана Борей действительно объявят его королем Склавинии. Конечно, король Аббадин изрядная сволочь, но, положа руку на сердце, следует признать, что прав на власть у него больше, чем у лейтенанта Кайданова, уроженца планеты Дельфион и полноправного гражданина Федерации.

– А ты уверенна, что никто из моих братьев и сестер, родных или двоюродных, не уцелел?

– Увы, в этом нет никаких сомнений, – вздохнула Катерина. – Сейчас важно, чтобы тебя благословила богиня Артемида. Это очень серьезное испытание, Георгий. История Склавинии знает немало случаев, когда богиня отвергала претендентов на том основании, что в их происхождении имеются темные пятна.

– Какие еще пятна? – не понял лейтенант.

– Ну, скажем, претендент рожден от мужчины не того клана.

– Иными словами – у его мамы был любовник?

– Да.

– Надеюсь, за это не казнят?

– Всякое случалось, – туманно ответила Катерина. – Но ты можешь не волноваться. С тобой все будет в порядке, ибо у моей сестры Элеоноры не возникло ни малейшего сомнения в том, что ты – истинный лорд Гергей.

К сожалению, сомнения на этот счет были у самого Георгия, точнее, у него не было никаких сомнений по поводу своего откровенно плебейского происхождения, напрочь отсутствовало и желание нацепить корону. Он надеялся, что богиня Артемида не допустит ошибки на его счет и не пропустит к трону столь сомнительного претендента. Хорошо бы еще до начала этого испытания намекнуть королеве Изабелле, что сам Георгий не рвется в короли и ни под каким видом не станет оспаривать вердикт, вынесенный на его счет богиней. И вообще, он предпочел бы жить на Яфете в качестве частного лица, не впутываясь ни в какие политические интриги.

– И когда состоится эта проверка?

– Сегодня ночью. Будем надеяться, что богиня Артемида даст согласие на ваше с королевой Изабеллой соитие.

– А нельзя ли как-то отвертеться от этой почетной обязанности?

– Ты меня удивляешь, милорд, – строго глянула на Георгия Катерина. – Если ты боишься, то напрасно. Я ведь буду с тобой и в случае надобности сумею успокоить Изабеллу, потерявшую над собой контроль.

Потрясающая планета! Мало того, что жена подталкивает мужа в объятия другой женщины, так она еще и собирается присутствовать при этом беспрецедентном акте. Георгий уже собрался разразиться по этому поводу бурной тирадой, но, взглянув в карие невинные глаза Катерины, передумал. В конце концов, раз леди не находит в таком положении дел ничего предосудительного, то с какой же стати волноваться джентльмену. Тем более что этот джентльмен самозванец да еще и профессиональный разведчик, которого, чего доброго, могут в любой момент разоблачить и с треском выкинуть с чужой планеты. Это еще лучший вариант, а о худшем лейтенанту Кайданову думать не хотелось.

Шепель прибыл на Яфет вместе с Сержем Кайдановым. Пассажирский космический корабль без приключений доставил его в космопорт, выстроенный совместными усилиями Союза и Федерации в вольном городе Ясире. Персонал здесь был смешанный. Союз и Федерация бдительно следили друг за другом на всех независимых планетах, не желая уступать оппонентам ни пяди чужой земли. Здание яфетского космопорта практически ничем не отличалось от подобных сооружений на других планетах и абсолютно не вписывалось в царящий в Ясире архитектурный стиль, который, впрочем, тоже отличался заметной эклектичностью. Город был основан людьми, изгнанными из своих королевств либо добровольно покинувшими родные пределы, дабы поискать счастья на чужбине.

16
{"b":"393","o":1}