ЛитМир - Электронная Библиотека

Константин добросовестно проштудировал весь имеющийся под его рукой материал и пришел к выводу, что в этом городе его ждет масса разных приключений. Взять хотя бы такое немаловажное обстоятельство – в Ясире не было ни полиции, ни городской стражи, а потому забота о безопасности горожан лежала на них самих. В городе был бургомистр, но выполнял он чисто представительские функции. По словам Сержа Кайданова, беспокоить бургомистра по пустякам вроде пропавшей собственности или невзначай оборванной жизни в Ясире не принято. Подобные недоразумения обычно разрешались с помощью ассоциаций, в которые входили практически все жители города. Каждая такая ассоциация имела своего небесного покровителя, но выходцы из Федерации и Союза принадлежали к разным конфессиям и никак не могли сойтись во мнении, какому же богу им, в конце концов, кланяться на Яфете.

Впрочем, отсутствие небесного покровителя не помешало ассоциации чужаков адаптироваться к буйной городской жизни, и голос ее представителей все громче звучал на городских и квартальных собраниях. Город Ясир был поделен на четыре квартала, и к межклановым и межплеменным разборкам добавились еще и межквартальные. Прежде эти разборки велись по преимуществу холодным оружием, однако с приходом новых жителей с других планет в вольном городе зазвучали револьверные выстрелы. Слава богу, здесь пока не было автоматического оружия и бластеров, которые были категорически запрещены для ввоза на планету Яфет Союзным и Федеральным законодательствами. К сожалению, ни Союз, ни Федерация не могли гарантировать, что запрещенное оружие сюда не доставят контрабандисты. Не исключено, что они его уже доставили и на планете есть секретный склад, где чудовищный инструментарий смерти ждет своего часа.

Из космопорта до офиса Кайданов с Шепелем доехали на допотопной карете, влекомой четверкой ухоженных лошадей, по чудовищно пыльной дороге. Вольный город был окружен давно пересохшим рвом и хиленькой каменной стеной, обветшавшей до полного безобразия. Судя по этим стенам и распахнутым настежь воротам, в Ясире не ждали нападения врагов. По словам Сержа, окрестные королевства давно уже признали независимость города и не были заинтересованы в том, чтобы этот очаг вольнодумцев был разрушен. Именно в Ясире представители разных кланов, племен и королевств могли почти безбоязненно встречаться для разрешения споров и ведения переговоров.

Но отсутствие внешнего врага отнюдь не означало, что жителям города не о чем беспокоиться и не от кого прятаться. Иначе зачем эти узкие окна, похожие на бойницы, и толстенные стены местных зданий. Возводившие эти сооружения архитекторы и строители больше заботились о безопасности жильцов, чем об их комфорте.

Холеные лошади влекли скрипучий экипаж по узким улочкам вольного города, а Константин Шепель никак не мог привыкнуть к мысли, что чуть ли не по мановению волшебной палочки переместился из блестящего столичного Зальцбурга в средневековое захолустье, где по улицам разъезжают всадники, облаченные в кольчуги, с мечами у бедра. Шепель, не успевший переодеться, надо полагать, производил странное впечатление на местных жителей своим арнаутским костюмом. Впрочем, никто на него пальцем пока не показывал, а в офисе известной арнаутской компании по пассажирским перевозкам, расположенном чуть ли не в центре Ясира, его встретили почти сердечно.

Немногочисленный персонал компании состоял исключительно из граждан Федерации, которые рады были любому человеку, прибывшему с цивилизованной планеты, где из кранов текла горячая вода, а магазины ломились от товаров, способных скрасить жизнь людей, измученных тяжелой службой. Разумеется, все клерки компании были сотрудниками Комитета внешней разведки, но это вовсе не означало, что пребывание в этой дыре вызывало у них романтический восторг.

Мрачное серое двухэтажное здание с первого взгляда не понравилось Константину. Впрочем, работа есть работа, надо же как-то оправдывать полученное майорское звание и новый оклад, который впятеро превышал его прежний скромный заработок. Шепель поднялся на второй этаж и без споров занял выделенные ему апартаменты, состоящие из небольшой комнаты и таких же размеров спальни, где с трудом уместилась армейская походная кровать, доставленная с Арнаута.

– Антуан Рубикс, – представился провожатый Шепеля, молодой, но уже успевший сильно облысеть человек. – Капитан Комитета внешней разведки и по совместительству кассир.

В комнате стояли обтянутый кожей диван, стол и кресло. На правах хозяина Шепель расположился в кресле, предоставив диван в полное распоряжение гостя.

– Вам еще повезло, господин майор, – вздохнул Рубикс, – а мне вместо кресла подсунули два стула местного производства. Впрочем, не буду жаловаться на быт и повергать вас в тоску. Полковник Кайданов поручил мне ознакомить вас с обстановкой, и я готов приступить к своим обязанностям по первому же вашему требованию.

– Сколько сейчас служащих в компании?

– Пятнадцать человек, включая вас и господина полковника. Шесть человек числятся охранниками, остальные выполняют обязанности клерков.

– Большой наплыв пассажиров?

– Я бы не сказал. Если в месяц наберется тридцать – сорок клиентов, то это большая удача. Яфетяне неохотно покидают родную планету. А вы сюда прибыли в качестве заместителя господина полковника?

– Нет, у меня другая миссия.

Взгляд Рубикса значительно потеплел. Судя по всему, он принял Шепеля за конкурента и сейчас был рад, что ошибся на его счет. Если судить по внешнему виду, то унылый Рубикс был службистом и ревниво относился к успехам своих собратьев по профессии.

– Работа вашего подразделения на планете Яфет была признана очень успешной, – поделился Шепель хорошей новостью. – Я сам читал приказ, подписанный министром. Так что поздравляю вас с майорским званием, господин Рубикс.

Антуан порозовел. Шепель придвинул саквояж и достал из него бутылку дорогого дельфионского коньяка. Рубикс воровато оглянулся на дверь:

– Вообще-то, со спиртным у нас здесь строго. Провоз его из Федерации и Союза запрещен, а здешнее пойло не стал бы пить даже последний арнаутский босяк.

– Это нектар, дорогой друг. Надо же нам обмыть ваши новые погоны.

– Наливайте, – махнул рукой Рубикс. Нектар смаковали молча. Антуан, отвыкший от спиртного, даже слегка захмелел, на закаленного в пирах Шепеля доза в сто граммов никак не подействовала. Зато совместное нарушение приказа сблизило собеседников, они даже перешли на «ты».

– Нам удалось внедрить своего человека в окружение леди Элеоноры. Сейчас он здесь, на Яфете. Мне поручено во что бы то ни стало установить с ним связь.

– Я тебе не завидую, – покачал головой Рубикс. – Тяжелейшая задача. Впрочем, упираться придется нам всем. По последним нашим данным, леди Элеонора является верховной жрицей храма Артемиды в Склавинии. Кроме того, она родная племянница супруги короля Аббадина леди Климентины. Обе являются представительницами клана Борей, самого могущественного в королевстве. Видимо, король Аббадин узнал, что она покинула родную планету, и теперь с нетерпением ждет ее возвращения.

– Зачем?

– Чтобы убить. За голову леди Элеоноры обещана умопомрачительная награда. И все члены ассоциации воров и наемных убийц Ясира жаждут сорвать куш.

– А что, здесь есть и такая ассоциация?

– Есть, и довольно многочисленная. На Яфете процветает кровная месть. Так что многие прибегают к помощи ясирских головорезов, дабы свести счеты со своими противниками и не навлечь при этом беды на свой клан.

– И эти убийцы действуют по всей планете?

– Во всяком случае, в ближайших королевствах. При поимке вне стен Ясира их казнят без суда.

– А кто может стать членом этой ассоциации?

– Практически любой. Принадлежность к племени или к клану не имеют ровным счетом никакого значения. Я догадываюсь, почему ты об этом спрашиваешь, Константин, а потому предупреждаю: на протяжении двадцати лет наша служба пыталась внедрить в ассоциацию своих людей, но, к сожалению, безуспешно. Их принимали в ассоциацию, но больше их никто никогда не видел. А спрашивать, куда пропал господин имярек, в Ясире не принято.

17
{"b":"393","o":1}