ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я получил разрешение на проведение операции «Лорд Гергей», Серж, – слегка смягчившимся голосом произнес Виркур. – Вы первый, кого я ставлю об этом в известность.

– А почему вдруг такая спешка, Этьен? – удивился Кайданов.

– Вы ведь сами обратили наше внимание на леди Элеонору, мой друг.

– И что же? – насторожился Кайданов.

– Вы оказались правы, Серж. Она его ищет.

С леди Элеонорой Кайданов познакомился в Ясире. Яфетянки вообще отличаются привлекательной внешностью, но эта женщина была настоящей красавицей. Кроме того, она была аристократкой, возможно, даже жрицей. Во всяком случае, проживающие в Ясире яфетяне относились к этой женщине с величайшим почтением, а это верный признак того, что перед вами особа высокого ранга. Впрочем, леди Элеонора в Ясире провела всего несколько дней, после чего покинула не только город, но и планету. В последние годы немало знатных яфетян прониклось страстью к межзвездным путешествиям, а фамильное золото, ценимое на всех цивилизованных планетах, послужило им надежным пропуском в чужие миры. Поэтому Кайданов, официально числившийся в Ясире представителем известной арнаутской фирмы, занимающейся межпланетными перевозками, не удивился, услышав просьбу леди Элеоноры, и без проволочек оформил ей все необходимые документы.

Насторожило Сержа одно обстоятельство: леди Элеонора вскользь упомянула господина Понсона, известного арнаутского банкира. Именно в доме банкира Понсона тогда еще совсем молодой Серж впервые увидел яфетян, правда, уже мертвыми. Лорд Гергей и его супруга были убиты в загородном особняке, приобретенном у Понсона буквально за неделю до трагической кончины. По официальной версии, которую тут же подхватила арнаутская пресса, яфетян убили по ошибке. Вскользь упоминалось и о двухлетнем сыне лорда, скорее всего похищенном грабителями. Возможно, похитители собирались потребовать за него выкуп, но, видимо, обстоятельства сложились для них не слишком удачно, поскольку, несмотря на все старания полиции, след мальчика так и не удалось обнаружить.

– Эта женщина приняла вас за яфетянина? – спросил Виркур, пристально глядя на Сержа, словно видел его впервые в жизни.

– Не совсем. Просто она сказала, что моя фамилия созвучна названию одного из склавинских племен – кайданам.

– Любопытно.

– Это простое созвучие, Этьен. Кстати, с представителями племени кайданов мне приходилось сталкиваться в Ясире. Судя по всему, это действительно очень многочисленное племя, а его вожди занимают весьма высокие посты не только в Склавинии, но и в соседних королевствах.

– Я не уверен, что это просто совпадение, Серж. – Рука Виркура потянулась к пульту управления. – Взгляни-ка на этого человека.

Сказать, что Кайданов был удивлен, – значит ничего не сказать. Человек, чье изображение появилось на экране, был похож на него как две капли воды, разве что годами чуть моложе. На всякий случай Серж посмотрел в зеркало, словно бы специально для этой цели поставленное генералом в кабинете. Виркур усмехнулся, видимо, он был очень доволен произведенным эффектом.

– А почему он в наручниках?

– Этот снимок был сделан в зале суда, сразу после вынесения приговора. Сержа Кайданова осудили на двадцать лет каторги за крупную аферу.

– Вы меня пугаете, Этьен.

– Я сам испугался, Серж, когда увидел вас в наручниках и тюремной робе, которая, оказывается, была в ходу и пятьсот лет назад. К счастью, я вовремя вспомнил, что нахожусь в архиве.

– Так этому снимку пятьсот лет?

– Представьте себе. Компьютерный диск хранил облик вашего предка долгие столетия, чтобы явить его в нужный час изумленному потомку. Этот ваш, уж не знаю, сколько раз «пра» дедушка был женат и имел детей, по-моему, троих. Тем не менее суд не внял увещеваниям адвокатов и упек Кайданова на каторгу. Прямехонько на Яфет.

– Так на этой планете пятьсот лет назад находилась федеральная тюрьма?

– Да. На Яфете была создана колония для особо опасных преступников. Туда же собирались отправить несколько миллионов бродяг, мешавших нормальному развитию общества, но, как водится, запоздали с этим решением. Через год после суда над вашим предком на Арнауте вспыхнул бунт, Федерация развалилась на несколько планет, враждующих между собой. Та же картина наблюдалась и на планетах Союза. Впрочем, кому я это рассказываю, вы ведь историк по образованию, Серж, и должны знать, во что нам обошлась эта заварушка. На какое-то время человечество даже потеряло возможность совершать межзвездные и межпланетные перелеты. К счастью, через двести лет все наладилось, но к тому времени все уже давно забыли о Яфете, как, впрочем, и о многих других малонаселенных планетах.

– А сколько заключенных тогда находилось на Яфете?

– Двадцать тысяч мужчин и две тысячи женщин. Плюс чуть более тысячи охранников, среди которых большинство составляли, естественно, мужчины.

– Но это невозможно, Этьен! – возмутился Кайданов. – Не могли они так чудовищно размножиться на совершенно не оборудованной для проживания планете. Ведь сейчас население Яфета составляет почти миллиард человек.

– Вы попали в самую точку, Серж. Все специалисты, к которым мы обращались за разъяснениями, говорили то же самое. То есть теоретически это, конечно, возможно, если не брать в расчет трудности с питанием, с болезнями и прочим и если допустить, что все женщины, попавшие на Яфет, были чрезвычайно плодовиты и произвели на свет по десятку отпрысков. Может, был пущен в ход какой-нибудь инкубатор, разработанный специально для этих целей.

– И кто же придумал этот инкубатор?

– А вот это я как раз и хотел бы узнать, – воскликнул Виркур раздраженно. – Во всяком случае, наша наука не имеет к этому ни малейшего отношения.

Вновь открывшиеся обстоятельства заставили Кайданова призадуматься. С Яфетом что-то явно было не так, но и предположение генерала об инопланетном разуме, высказанное, надо полагать, сгоряча, показалось Сержу слишком смелым. До сих пор человечеству ни разу не приходилось сталкиваться с иными цивилизациями, несмотря на все предпринимаемые усилия. Тем более фантастической выглядела в этом свете гипотеза о неведомых существах на обычной во всех отношениях, захолустной планете Яфет.

Виркур открыл ключом допотопный сейф и выложил на стол перстень, сделанный из неизвестного металла. Перстень Кайданову был знаком. Он лично снял его с пальца лорда Гергея восемнадцать лет тому назад. Ничего необычного в нем не было, если, конечно, не считать родового знака в виде головы какого-то чудовища. Перстни, подобные этому, носили все представители знатных семей на Яфете.

– Вам удалось установить, из какого металла он сделан?

– К сожалению, нет. Это сплав, но входящие в него компоненты на известных нам планетах не встречаются.

Кайданов взял перстень, повертел его в пальцах и хотел уже было вернуть генералу, но Виркур остановил его:

– Вы передадите перстень Георгию, Серж. Так будет лучше всего. В конце концов, он имеет на него все права.

– Мы сильно рискуем, – нахмурился Кайданов. – Мальчика могут убить, как убили когда-то его отца.

– Георгий уже далеко не мальчик, – резко возразил Виркур. – Ему исполнилось двадцать лет. Насколько мне известно, на Яфете он считается совершеннолетним и имеет все права на наследство.

– Не уверен, – покачал головой Кайданов. – На Яфете вообще и в Склавинии в частности существует очень сложная система наследования. Там царит матриархат, Этьен. Георгий по склавинским законам принадлежит к роду своей матери, а не отца. После вступления в брак он перейдет в род своей жены, не порывая при этом с родом матери.

– Но ведь правят в яфетских королевствах мужчины! – возмутился Виркур.

– Разумеется, – кивнул Кайданов. – В данном случае речь идет о наследовании власти.

– Черт знает что, – поморщился Виркур. – Но в любом случае Георгий – наш единственный шанс. Он должен занять подобающее ему место на Яфете, и ваша задача, Серж, сделать все, чтобы это произошло как можно скорее.

2
{"b":"393","o":1}