1
2
3
...
25
26
27
...
83

Конюшня, как называли амазонки помещение, выделенное под проживание рабов-кентавритов, находилось в глухом углу крепости. Это было самое убогое строение из всех, виденных Георгием в Амазонии. К слову сказать, помещения, в которых амазонки содержали своих лошадей, выглядели настоящими дворцами по сравнению со скорбной обителью кентавритов.

– Кентавриты удивительно нечистоплотны, – поморщилась Халима. – Чтобы загнать их в воду, приходится применять кнут.

Запах здесь действительно был не из самых приятных. Неудивительно, что чистоплотные амазонки, привыкшие ублажать себя цветочными маслами и благоухающие, как клумбы, обходили это место стороной. Стерегли кентавритов рослые бабищи, затянутые в кожу. Кайданов принял их за амазонок, но ошибся. Женщины, вооруженные хлыстами и дубинками, были надсмотрщицами, как пояснила Халима. Их ассоциация с давних пор сотрудничала с амазонками. Кентавритов надсмотрщицы ненавидели люто и не давали им спуску. Повинуясь знаку Халимы, профессиональные садистки хлыстами и понуканиями выгнали из конюшни трех волосатых и грязных существ, в которых при некоторой доле фантазии можно было опознать особей мужского пола. Георгий был потрясен, он никак не хотел верить, Что виденные им сегодня поутру кентаврийки, изящные, как статуэтки, и эти похожие на орангутангов существа принадлежат к одной расе. Мысленно он попытался подстричь кентавритов, чтобы сделать их похожими на людей, но увы. Лысыми они выглядели бы еще более отвратительно. И дело было не только в откровенно лошадиных мордах, но и в отсутствии интеллекта в глазах.

– Нет, они не глупые, – возразила Халима. – Умнее собак. Хорошо понимают человеческую речь, но сами не говорят. Очень послушные и заботливые мужья. Кентаврийки не знают с ними горя, тем более что у каждой из них раньше было по десятку таких жеребцов. Но в битве они жутко свирепы, особенно корда им противостоят другие самцы. Я имею в виду мужчин.

– Но ведь женщины этого племени разумны?

– Конечно, – удивленно вскинула бровь Халима. – Поэтому мы их изолировали друг от друга во избежание неприятностей. Но изредка мы их сводим Для получения потомства. Девушки-рабыни, которых ты видел сегодня, лорд Георгий, родились в Амазонии, поэтому они практически безопасны, поскольку не переняли у своих матерей навыки управления самцами. Но вольные кентаврийки, а таких еще немало в горах, коварны, как навьи, и им в руки лучше не попадаться. Кстати, кентаврийки не дают потомства от наших мужчин, а вот наши женщины могут рожать от этих уродов, но только девочек-кентавриек.

Халима неожиданно смутилась и умолкла. Внимательно слушавшие ее фригийки-надсмотрщицы странно ухмыльнулись, но Кайданов, сбитый с толку увиденным, не обратил на их поведение никакого внимания. Он впервые столкнулся с фактом, не укладывающимся в строгие научные концепции, согласно которым в мире нет и не может быть расы, отличной от земной. На Яфете эта раса была, и ее существование никоим образом нельзя было списать на галлюцинацию. Судя по всему, кентавриты представляли собой потомков землян и аборигенов Яфета, обитавших на этой планете с незапамятных времен. Но тогда выходит, что и миф о кентаврах Бритте и Симпилиусе, убитых богиней Артемидой, имел под собой реальную основу?

Шепель не заметил, как перешел границу. Собственно, никакой черты, обозначенной полосатыми столбами, между Склавинией и Ясиром не было, просто юркая Селена, скользнув в узкую расщелину между двух огромных камней, заявила, что отсюда начинается тайная тропа, ведущая к замку Борисфен, и поэтому следует удвоить осторожность, дабы не нарваться на стражников. Константин окинул взглядом огромное каменное плато, простирающееся до самого горизонта, и пришел к выводу, что спрятаться от чужих глаз здесь просто негде и надо быть уж очень близоруким стражником, чтобы не увидеть бредущих мимо троих людей. Третьим в их компании был жрец Исав. Шепель понятия не имел, зачем уважаемому человеку понадобилась пользоваться тропой воров, если он мог отправиться в ту же Склавинию по нормальной дороге, проторенной порядочными людьми.

– Исав – изгой, – противно хихикнула Селена. – Он бастард, к тому же проклятый самой Артемидой. Если бы его мать не пустила в свою постель чужого мужа, он бы сейчас был одним из самых влиятельных лордов Фригии. Не только во Фригии, но и в Склавинии у него немало недругов, готовых вздернуть его на первом же суку, как только он попадется им в руки. Почтенный Исав слишком долго промышлял грабежами караванов на Асейском перевале, чтобы рассчитывать на теплый прием в этих королевствах.

Характеристика, что называется, была исчерпывающей. Впрочем, какой еще жрец должен служить богу, покровительствующему ворам и наемным убийцам?! Шепель попробовал было намекнуть Хряку, что подобный попутчик станет обузой человеку, озабоченному глобальными проблемами, но понимания не встретил. И дело тут было не в Хряке, за Исава хлопотал сам верховный жрец Агрипа, которому ясирский пахан не мог отказать по причинам не только религиозного характера. Впрочем, Исав должен был покинуть Шепеля еще на полпути к замку Борисфену, ибо встреча с леди Элеонорой не входила в планы хитроумного жреца. Константин не без основания заподозрил, что верховный жрец храма Гермеса о чем-то договорился с лордом Дарлеем, и результатом этих договоренностей явилась дальняя командировка Исава. По этому поводу Серж Кайданов высказал вполне резонное, на взгляд Шепеля, предположение, что лорд Дарлей не столько озабочен проблемами Аббадина, сколько пытается обделать собственные делишки в обход короля. В конце концов, если Аббадину можно подмять под себя королевство вопреки всем обычаям, то почему бы лорду Дарлею не повторить его ход конем?

Горное плато путники миновали без приключений, зато в зеленой долине, у звонкого веселого ручья их подстерегала крупная неприятность. Видимо, в какой-то момент они потеряли бдительность, чем не замедлили воспользоваться всадники с серебряными кабаньими мордами на плащах. Было их шестеро, облаченных в кольчуги чуть ли не с головы до пят.

– Королевские стражники, – шепнула Константину Селена, отрывая потрескавшиеся губы от прохладного ручья.

Шепель понимал, что в нем сразу же опознают чужака, стоит ему только открыть рот, ибо яфетяне хоть и говорили на одном с арнаутцами языке, но все-таки заметно отличались от них произношением. Конечно, можно было сказаться немым, но подобные фокусы с королевскими стражниками не проходят. Константину совсем не улыбалось подвергнуться испытанию раскаленным железом. Кроме того, у него на груди висел медальон ассоциации воров, без которого нельзя было пройти по тайной тропе. Обыск означал верную смерть для него и для его спутников. Он медленно поднимался с земли под прицелами трех заряженных арбалетов. Еще два были нацелены на Исава и один на Селену, которую стражники, видимо, приняли за подростка. Под плащом у Константина было два армейских револьвера, но выхватить их из-за пояса он явно не успевал. Болты арбалетов прошьют его раньше, чем он опустит руки.

– Куда путь держите? – вежливо полюбопытствовал один из стражников.

– Я иду в Сигурд, – отозвалась Селена, выдвигаясь вперед. – А эти двое меня сопровождают.

– Из какого ты клана?

– Из клана Дарлеев. Мой отец владеет скобяной лавкой у Южных ворот. Его зовут Арамом, может, слышали?

– Почему молчат твои спутники?

– Видимо, потому, что вы их пока ни о чем не спрашиваете.

– Похвальная скромность для людей, вооруженных мечами. Вы разве не слышали указ короля Аббадина, запрещающий простолюдинам носить оружие?

– Но ведь мы идем из Инезы вот уже несколько ней, – робко запротестовал Исав. – Видимо, указ зачитали в наше отсутствие.

– Указ огласили два месяца назад, – процедил сквозь зубы стражник. – Его нарушителей ждет бичевание и каторжные работы сроком на десять лет. Не усугубляйте свою вину, сложите оружие.

Стражник выразительно повел арбалетом в сторону Шепеля. Константину представилась очень удобная возможность сбросить с плеч плащ, не навлекая на себя подозрений верных псов короля Аббадина. Выхода у него не было. Десять лет каторжных работ – слишком большой срок для майора внешней разведки. Шепель сделал вид, что запутался в складках своего неуклюжего одеяния. Селена и Исав догадались, что сейчас последует, и напружинились, готовясь к бегству. Зато стражники, видимо, впервые видели армейские револьверы и не сразу сообразили, какую опасность они для них представляют. Шепель открыл огонь с обеих рук, одновременно прыжком уходя с линии огня. На таком расстоянии промахнуться было невозможно, но трое стражников все же успели спустить тетивы арбалетов. Один из выпущенных ими болтов сбил шапку с головы Селены, два других просвистели в опасной близости от Константина, но, к счастью, ни он, ни его спутники не пострадали. Исав и Селена подхватили под уздцы коней, потерявших всадников, не дав им разбежаться по лесу.

26
{"b":"393","o":1}