1
2
3
...
26
27
28
...
83

– Их будут искать, – кивнул жрец Гермеса на стражников, распластавшихся на зеленой травке.

– Давайте сбросим их в ложбинку и забросаем валежником, – предложила Селена.

– А лошади?.. – напомнил Исав.

– Трех мы оставим себе, – распорядился Шепель, перезаряжая револьверы. – Остальных расседлаем и отпустим на все четыре стороны. Вы умеете ездить верхом?

– Да уж как-нибудь, – криво усмехнулся Исав.

Жрец и Селена, надо отдать им должное, в критической ситуации вели себя достойно, да и сейчас не выглядели растерянными. Шепель предложил им облачиться в плащи стражников и остроконечные шлемы. Селене маскарад понравился сразу, Исав присоединился к ней после некоторого раздумья. По мнению жреца, в стране, охваченной гражданской войной, опасно носить знаки отличия одной из враждующих партий.

– Будем надеяться, что эта часть Склавинии контролируется сторонниками короля Аббадина, – усмехнулся Шепель, примеривая плащ, снятый с одного из стражников.

По словам Селены, до замка Борисфен оставалось три дня пешего пути. Верхом они должны были преодолеть это расстояние значительно быстрее. Константин легко вскочил в седло рослого гнедого коня. Жеребец недовольно фыркнул, но подчинился уверенной руке нового хозяина.

Дальнейший путь пролегал по лесной тропе. Если бы не Селена, то Шепель непременно заблудился бы в этих непроходимых склавинских дебрях. Константину не раз приходилось бывать на других планетах, но это были вполне обустроенные члены Федерации или Союза, где природа в ее первозданной красе практически не сохранилась. Тамошние леса напоминали благоустроенные парки, да по сути ими и являлись. Разве что на Дельфионе, где преобладало сельскохозяйственное производство, еще сохранялись жалкие остатки былой роскоши, но и они за последнее время были изрядно загажены туристами. На Яфете же, судя по всему, было немало мест, где не ступала нога аборигенов. Во всяком случае, вряд ли тропа, по которой они сейчас ехали, была протоптана людьми. Впрочем, представителей местной фауны Шепель пока не видел, за исключением птиц, которые улетали раньше, чем он успевал к ним присмотреться. Зато местная флора могла бы удовлетворить вкус самого взыскательного ботаника. Названия этих деревьев Константин даже не стал запоминать, разве что отметил про себя, что листья на них имеют синеватый оттенок.

– Пожалуй, погони уже не будет, – сказал Исав, оглядываясь назад.

Шепель с ним согласился. Солнце уже клонилось к закату, расстояние за это время они преодолели изрядное, а погоня, если она и была, наверняка заблудилась в густом лесу.

– Может, сделаем привал на ночь? – предложил Шепель.

– Нет, – покачала Селена. – До переправы уже рукой подать, да и перебираться через Синее озеро лучше всего ночью, пока Хозяин спит.

– Какой еще хозяин? – не понял Константин, но ответа на свой вопрос не дождался.

Селена хлестнула коня плетью и первой поскакала по узкой тропе.

К лесному озеру они подъехали уже при лунном свете. Здесь, в полусотне метров от берега они обнаружили обросшую мхом избушку. В маленьком оконце мерцал свет. Шепель первым спрыгнул с седла и размял затекшие ноги. Селена, однако, не спешила последовать его примеру. Она объехала избушку кругом и лишь потом издала протяжный свист. Поданный ею сигнал был услышан. Дверь избушки распахнулась, и в проеме возникла фигура человека с факелом в руке.

– Кто такие? – спросил он хриплым голосом, делая шаг вперед.

– Посланцы Гермеса, – негромко отозвалась Селена, выезжая на поляну, освещенную лунным светом.

– Подойди.

Селена спрыгнула с седла и приблизилась к незнакомцу, держа в вытянутой руке медальон на медной цепочке.

– Сколько вас?

– Трое.

– Хвала Гермесу, – громко произнес незнакомец и взмахнул факелом.

Шепель только сейчас обнаружил четырех существ, доселе таившихся в густых кронах деревьев. Это были либо подростки, либо женщины. В руках они держали длинные трубки, похожие на флейты.

– Навьи, – прошептал Исав, в самое ухо Константину. – Иглы, вылетающие из их трубок, убивают мгновенно.

Селена взмахнула рукой, подзывая своих спутников. Дабы не искушать судьбу, Шепель и Исав приближались к избушке медленным шагом, держа в вытянутых руках воровские медальоны. Приземистый мужичок, заросший бородой по самые глаза, стоявший рядом с Селеной, особенно долго рассматривал сначала медальон Константина, потом его самого.

– Чужак? – спросил он негромко.

– И что с того? – так же тихо отозвалась Селена.

– Хозяину это может не понравиться.

– Мы жертвуем Хозяину трех коней, а тебе платим пять золотых – разве этого мало?

– Достаточно, – сверкнул глазами из полумрака мужичок.

Шепелю этот волосатый тип, одетый в рваную серую рубаху, не понравился с первого взгляда. Еще менее ему поглянулись четыре особы женского пола, стоящие полукругом за спиной подозрительного субъекта. Это были создания небольшого роста, но весьма мускулистые. Груди у них были небольшие, бедра узкие. Лица более всего напоминали крысиные мордочки, и это сходство еще более усиливали острые зубки, торчавшие из влажных ртов. Мужичок что-то сказал им на непонятном языке. Навьи в ответ одобрительно пискнули и со всех ног бросились к воде.

– Лодка будет скоро готова, – сказал мужичок. – Хотите перекусить?

– Нет, – покачала головой Селена. – Мы подождем здесь, на поляне.

Судя по всему, девушка не слишком доверяла перевозчику, во всяком случае, она пошла за ним к воде, словно опасалась какой-то каверзы с его стороны. Шепель повернулся к стоящему рядом Исаву и тихо спросил:

– А чем навьи отличаются от обычных женщин?

– Всем, – усмехнулся жрец. – Они видят ночью как днем, они плавают как выдры и способны долго пребывать под водой. Кроме того, они могут на несколько часов менять обличье, вводя людей в заблуждение. Вы обнимаете любимую женщину, не подозревая, что это навья.

– А в мужчин они превращаются? – спросил Шепель, не поверивший Исаву.

– В мужчин способны превращаться только гермафродиты, да и то под влиянием страсти.

– Не понял, – честно признался Константин.

– Влюбившись в мужчину, они становятся женщинами, а влюбившись в женщину – мужчинами.

Шепель засмеялся.

– У нас таких называют бисексуалами.

– Гермафродиты в сущности безвредны, – согласился с ним Исав. – Чего не скажешь о навьях. Сыновья, рожденные ими от нормальных людей, растут не по дням, а по часам. Не проходит и года, как они начинают преследовать своих отцов.

– Зачем? – удивился Шепель.

– Чтобы, выпив кровь, занять их место в этой жизни. Такого сына навьи практически нельзя отличить от нормального человека. Даже близкие родственники порой не способны заметить подмены. Жены продолжают рожать им детей, не подозревая, что производят на свет вампиров.

– И что потом? – спросил Шепель, заинтересованный яфетской сказкой.

– Рано или поздно их убивают. Когда речь идет о семьях простолюдинов, разоблачение происходит быстро. Лорд-вампир тоже будет разоблачен во время свадебной церемонии, проходящей перед ликом богини. Но в рыцарских семьях, где браки заключаются по доброй воле, навий след может тянуться через несколько поколений. Во время моей юности во Фригии была истреблена семья рыцарей из Басана. Все они были вампирами, сосавшими кровь из людей по всей округе. И сам глава семьи, про которого говорили, что он сын навьи, и его сыновья, и его внуки.

– А рыцарские замки передаются в наследство сыновьям?

– Конечно. Так же как и имущество простолюдинов. Исключение делается только для семей лордов. Там нажитое отцами имущество переходит к сыновьям, а вот право на управление провинцией получают зятья. Глупо, не правда ли, инопланетянин? По-моему, король Аббадин прав, пытаясь сломать этот дурацкий обычай.

– Пожалуй, – не стал спорить Константин. – Но вряд ли другие лорды безропотно смирятся с его волей. Ведь, насколько я понимаю, у них прав на престол не меньше, чем у Аббадина.

27
{"b":"393","o":1}