ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Слова на стене
До трех – самое время! 76 советов по раннему воспитанию
Воспоминания торговцев картинами
Стеклянное сердце
Книга Пыли. Прекрасная дикарка
Молочные волосы
Еще кусочек! Как взять под контроль зверский аппетит и перестать постоянно думать о том, что пожевать
Государева избранница
Дети судного Часа

Что же касается Симона Лиса, то у него был один крупный недостаток – он не прошел тест на вшивость пред ликом клановой богини. Когда процедуру признания проходили его старшие братья, Симон был еще слишком мал, но и достигнув совершеннолетия, он не рвался пред светлые очи Геры. Тому были свои причины, о которых многие догадывались, но предпочитали помалкивать. Симон Лис был бастардом. Старший брат, а они были с Симоном сыновьями одной матери, возвысил младшего своей волей, ибо публичное разоблачение незаконнорожденного бросало тень и на него самого.

Лорд Ваграм Дарлей прибыл в Сигурд в сопровождении десяти самых преданных рыцарей и полусотни конных мечников. Столь многочисленная свита ни у кого не вызвала удивления – дороги в Склавинии ныне были небезопасны. Однако горожане не могли, конечно, пропустить столь интересное зрелище, как въезд в Сигурд едва ли не самого могущественного лорда Склавинии. Собравшаяся толпа раздражала лорда и его рыцарей, ибо сигурдцы не упустили случая позлословить на их счет. Насмешливые крики городских разгильдяев сопровождали лорда Ваграма до самой его резиденции, расположенной неподалеку от королевского замка. Конечно, следовало бы проучить негодяев, но Дарлей в нынешней непростой ситуации не рискнул ссориться с кланом Бореев, представители которого составляли едва ли не половину населения Сигурда. К счастью, в дело вмешались стражники короля Аббадина и не пустили городскую рвань в центр города.

Во дворе мрачноватого трехэтажного дома, который Дарлей приобрел по случаю у разжиревшего сигурдского торговца, измотанного дорогой лорда встретил Симон Лис, не погнушавшийся придержать брату стремя, за что и был вознагражден горячими объятиями. Впрочем, Ваграм был искренне привязан к младшему брату и весьма ценил его за ум и расторопность.

– Прибыл наш старый арнаутский знакомый, – шепнул Симон лорду.

– Быть того не может! – не удержался от восклицания Ваграм. – Вот проходимец! И как его не повесили по дороге?

– Он сумел договориться с ассоциацией воров, а у ясирских паханов свои ходы и выходы в Склавинии.

Пока рыцари и мечники расседлывали коней и размещались под кровлей огромного дома, лорд Дарлей успел отужинать и устроиться в удобном кресле у камина, сбросив надоевшие за день сапоги. День сегодня выдался дождливый и ветреный, и Ваграм не прочь был провести остаток вечера у огня.

– Зови арнаутца, – кивнул лорд младшему брату. Шепель появился через минуту, возможно, он ждал где-то под дверью. За двадцать пять дней, минувших со дня их последней встречи, арнаутец здорово загорел под яфетским солнцем и сейчас практически ничем не отличался от склавинцев.

– Узнал? – коротко бросил лорд.

– Корабль прибудет через двадцать дней, но садиться он будет в Амазонии. Леди Элеоноре удалось договориться с королевой Изабеллой. К сожалению, в Амазонию у меня хода нет, честно говоря, я даже не знаю, где она находится. Возможно, вы, лорд Дарлей, сумеете мне помочь.

Это была скверная новость. В Амазонии лорда Ваграма терпеть не могли и в гости не ждали. Разве что король Аббадин сойдет с ума и пойдет войной на воинственных баб. Надо отдать должное леди Элеоноре, она очень ловко обделывала свои делишки.

– Я слышал, что Амазония – это остров. Следовательно, принцессе Элеоноре Борей придется снаряжать морскую экспедицию, чтобы забрать оттуда оружие. Кроме того, ей понадобится много подвод, чтобы перебросить груз в замок Борисфен по суше. Вряд ли подобные приготовления удастся скрыть от заинтересованных людей. Я слышал, что ближайшими к Борисфену являются порты Ясир и Аквалон. Аквалон ближе, но он контролируется королем Аббадином, Ясир дальше, но там у леди Элеоноры есть союзники. Ha месте принцессы Борей я бы выбил сторонников Аббадина из Аквалона перед самым приходом кораблей из Амазонии.

– Почему ты называешь эту женщину принцессой?

– Потому что она уже стала женой Георгия Гергея, претендента на склавинский престол, более того, уже успела забеременеть от него, как и вторая его жена леди Катерина. Сейчас мой старый добрый знакомый хороводится со своей третьей по счету супругой, леди Кристиной, совершенно очаровательным созданием, думаю, результат не заставит себя ждать. Кстати, леди Элеонора уже разослала гонцов ко всем заинтересованным лордам с радостным известием о своей беременности. Причем богиня Артемида уже напророчила, что она родит девочку, которая станет королевой.

Несдержанный Симон Лис с размаху трахнул кулаком по столу так, что подпрыгнул кувшин с вином, и если бы расторопный Шепель не подхватил его на лету, глиняный сосуд непременно разбился бы, запачкав роскошный ковер, украшающий пол гостиной. Лорд Ваграм внешне соблюдал спокойствие, хотя новости, принесенные арнаутским прощелыгой, расстроили его не на шутку. Леди Элеонора, надо отдать ей должное, действовала с размахом и вполне способна была переиграть короля Аббадина, что-то захандрившего в последнее время.

– Есть одно немаловажное обстоятельство, которое может помешать планам принцессы Борей, – скромно заметил Шепель.

– Говори, – бросил небрежно лорд Дарлей.

– Георгий Гергей не в восторге от вашей планеты, и это еще мягко сказано. Его здорово напугала богиня Артемида, взалкавшая любви. В конце концов, юноша произрастал на цивилизованных планетах и не привык вступать в половые контакты невесть с кем.

– Не богохульствуйте, – строго сказал Дарлей.

– Прошу прощения, – спохватился арнаутец. – Но я понимаю Георгия. Ведь он здесь всем чужой. Яфет пугает его своей непохожестью на мир, привычный с детства, а посему престол Склавинии его не прельщает. Он чувствует себя скорее заложником леди Элеоноры, чем полноценным претендентом на королевскую власть. Короче говоря, парень хочет вернуться на Арнаут и жить там как частное лицо.

– Это он сам вам сказал?

– Да. И поручил мне переговорить с королем Аббадином. Георгию нужны гарантии, что с ним не поступят так же, как с его отцом. Еще ему нужен космический корабль, на котором он сможет покинуть столь не понравившуюся ему планету, и, естественно, отступные.

– Сколько? – спросил Симон Лис дрогнувшим голосом.

– Полтора миллиарда лир претенденту и пятьсот миллионов лир посреднику, то есть мне.

– Сукины сыны, – прошипел Дарлей-младший. Шепель сделал вид, что не расслышал оскорбительных слов.

– Два миллиарда лир – большая сумма, – покачал головой лорд Ваграм.

– Вы же бывали на Арнауте, ваше сиятельство, и знакомы с нашими ценами, – пожал плечами Шепель. – К тому же у Георгия будут большие расходы. Шутка сказать – прокормить четырех жен: Катерину, Кристину, Милицу и Дарину.

– А Элеонора?

– Эта дама – ваша забота, лорд Дарлей. Не возлагайте на плечи мальчика непосильных задач.

Если этот арнаутский проходимец не лгал, то предложение Георгия Гергея выглядело очень заманчивым. Кризис, возникший в Склавинии, рассосался бы сам собой. Возможно, Аббадину это предложение покажется странным, но это только потому, что склавинский король никогда не покидал родную планету, в отличие от Георгия Гергея, который прожил почти двадцать лет на чужой планете, среди таких соблазнов, о которых на Яфете даже не подозревали. Для изнеженного чужой цивилизацией мальчишки жизнь на планете, полной опасностей, вряд ли будет в радость. Этот Георгий не так уж глуп, если сумел сообразить, что является просто марионеткой в руках честолюбивой женщины.

– Думаю, для начала тебе следует поговорить с наследным принцем Склавинии Петром. Его высочество отличается острым умом, думаю, он сумеет убедить отца в выгодности твоей затеи.

– Не возражаю, – склонился в поклоне арнаутец.

– Симон организует тебе эту встречу завтра. Иди. Пока младший брат провожал до дверей гостя, лорд Баграм осушил кубок и поморщился. Человеку, раз ощутившему вкус арнаутского вина, яфетское кажется пойлом.

– Ты веришь этому наглецу? – раздраженно спросил Симон брата.

– А почему же нет, друг мой. Эти арнаутцы любят деньги даже больше, чем мы любим власть. А Георгий вырос среди них. Здесь, в Склавинии, он всегда будет чужаком.

31
{"b":"393","o":1}