ЛитМир - Электронная Библиотека

– Они уже здесь, – прошептала она, взмахом руки указывая Шепелю на стул.

Константин подчинился. Селена провела ладонью по каменной кладке, и случилось чудо. Стена, обычная на первый взгляд, вдруг стала прозрачной, Шепель теперь мог не только слышать, но и видеть то, что происходило в соседней комнате.

Симон Лис и принц Петр сидели на роскошном ложе, приобняв друг друга за плечи. В принципе, это могли быть вполне невинные дружеские объятия, тем более что разговор, который вели собеседники, был далек от интимного. Симон Лис делился с Петром сведениями, полученными от Шепеля, правда, весьма вольно их при этом интерпретируя. Константин, например, никогда не говорил о готовности Георгия Гергея отказаться от престола в пользу принца Петра. Похоже, Дарлеи воспользовались удобным случаем и затеяли свою интригу с целью отстранить от власти короля Аббадина. Судя по всему, они рассчитывали, что король Петр станет послушным орудием в их руках. Видимо, для этого у них имелись веские основания. Наследник склавинского престола не произвел на Шепеля приятного впечатления. Это был юнец лет двадцати, довольно высокого роста, длиннорукий и худощавый. Лицо его можно было бы назвать даже приятным, если бы не кривая усмешка, навечно будто приклеившаяся к толстым губам. Глаза принца Петра были красными, похоже, с похмелья.

– Вряд ли это понравится отцу, – вздохнул Петр. – Ты же знаешь его, Симона.

Вообще-то, Шепель видел перед собой пока что мужчину, и это странное обращение заставило его насторожиться.

– Мы могли бы видеться чаще. – Младший Дарлей погладил сидящего рядом юношу по руке. – Никто не посмеет осудить короля.

– Ты же знаешь, сколько в Сигурде ходит слухов о нашей семье. Жрицы клановых богинь поднимут Страшный шум.

– А кто помешает тебе разрушить старые храмы и выгнать из города жриц?! Изида и Ваал должны стать единственными богами в Сигурде и Склавинии. Твой отец не довел начатое дело до конца. Жрецы Ваала им недовольны. Нельзя останавливаться на полпути, иначе все может рухнуть в один далеко не прекрасный момент. На какое число король Аббадин назначил вашу свадьбу с Теодорой?

– Она состоится через два месяца.

– Теодора – жрица Макоши, одной из самых коварных и хитрых богинь. Что, если она раскроет твою тайну, Петр?

Принц дернулся как от удара и вскочил на ноги, голос его сорвался на визг:

– Ты не смеешь об этом говорить, Симона!

– Успокойся, дорогой, ты знаешь мою тайну, я знаю твою. Мы квиты. Не в моих интересах болтать о твоих недостатках. Но ты знаешь, что будет, когда твоя тайна станет известна жрицам и жрецам склавинских богов. Чтобы выжить, надо убивать – не об этом ли тебе день и ночь твердят жрецы Ваала.

– Я ненавижу Харона, слышишь, Симона, ненавижу. Он шантажировал отца, а теперь будет шантажировать меня.

– Он шантажирует вас, пока вы слабы, – усмехнулся Лис. – Но когда не будет ни жрецов, ни жриц, когда богини и боги Склавинии покинут наши города и села, когда все яфетяне будут поклоняться Ваалу и Изиде, власть Харона рухнет. Ему некому будет выдавать наши тайны. Слышишь, Петр, некому!

Достойный сын короля Аббадина неожиданно улыбнулся, глаза его блеснули:

– Ты поразительно умна, Симона, с каждым днем я люблю тебя все больше и больше.

– Наше чувство взаимно, – отозвался Симон Лис. – Но я тебя умоляю, Петр, старайся как можно реже видеться с Теодорой.

– Ты что, ревнуешь меня, дорогая?

– Нет, мой птенчик. Я знаю, что Теодора тебя ненавидит и сделает все возможное, чтобы навредить легковерному жениху. Сделай то, о чем я тебя прошу, и все шлюхи мира будут у твоих ног.

– Я люблю только тебя, Симона.

Шепель с интересом наблюдал, как преображается лицо и тело младшего брата лорда Дарлея, но в полной мере оценил красоту Симоны только после того, как она скинула мужскую одежду. Более совершенных форм и более пленительного лица ему видеть еще не доводилось. Немудрено, что мальчишка Петр повел себя как помешанный. Впрочем, продолжения любовной игры Шепель не увидел. Селена провела по стене рукой, и изображение исчезло. Правда, слышались охи и ахи влюбленной парочки, но Константина они уже не волновали. Он впал в глубокую задумчивость.

– Они нас слышат? – поднял он наконец голову.

– Нет, – покачала головой Селена.

– Скажи, эта Симона может родить сыну Аббадина ребенка?

– Разумеется, нет, – усмехнулась Селена. – Она ведь родилась мужчиной.

– Следовательно, и твоя милая подружка из замка Борисфен ничем не рисковала.

Селена засмеялась, откинув назад коротко подстриженную голову:

– Ты поразительно догадлив, инопланетянин. Зато она получила не меньшее удовольствие, чем от сексуальной связи с мужчиной.

– Теперь я понимаю, как можно дожить почти до сорока лет, сохраняя при этом девственность.

Константин вдруг припомнил слова Исава, настоятельно советовавшего ему полюбоваться отражением женщины в зеркале, прежде чем вступать с ней в связь. В комнате, где сейчас предавались страсти Симон Лис и принц Петр, зеркал не было.

– А здесь есть зеркала?

– В храме Изиды зеркал не держат, но ты можешь увидеть мое отражение в этом медном тазу.

Для того чтобы соблазнить майора внешней разведки, вот уже более месяца лишенного женской ласки, никакого особого колдовства не потребовалось. Достаточно было показать ему отражение женского тела в меди, начищенной до зеркального блеска. Шепель всего на несколько минут забыл о коварстве яфетянок, но именно эти минуты были самыми прекрасными в его жизни. Он не понял, откуда в этой комнате вдруг взялось ложе, да это было и неважно. Когда вступаешь в сексуальную связь с ведьмой, все остальные чудеса кажутся уже чем-то само собой разумеющимся.

– Как же низко ты пал, Константин Шепель, спутавшись с содомиткой, – насмешливо произнесла Селена.

– Слово «пал» звучит неуместно в отношении человека, имеющего богатый сексуальный опыт, – усмехнулся Шепель. – Сейчас меня волнует совсем другой вопрос – чего так боится принц Петр?

– Не знаю, – вздохнула Селена. – О короле Аббадине ходит множество разных слухов, но достоверно можно сказать только одно. Он, конечно, неспроста попал под влияние темного культа Ваала.

– Я так понимаю, что усиление этого культа волнует не только склавинцев, но и содомитов?

– Ты правильно понимаешь, Константин. Этот культ почти зачах, но в последние двадцать лет кто-то упорно пытается его реанимировать.

– Вы подозреваете, что Харон инопланетянин?

– Во всяком случае, у нас есть кое-какие сомнения на его счет.

– Следовательно, ты не случайно вступила в контакт с Антуаном Рубиксом и взялась мне помогать?

– Ты мог бы догадаться об этом раньше.

– Значит, вы давно знакомы с леди Элеонорой?

– Я нет, просто в силу возраста. Но жрицы Изиды вот уже более двадцати лет сотрудничают со жрицами Артемиды. С тех самых пор, когда верховная жрица склавинского храма богини, она же королева Климентина, попала под влияние Харона и позволила истребить всех своих сестер, их мужей и почти всех племянниц.

– Я не понимаю, зачем Аббадину понадобилось истреблять всех своих братьев. Он ведь был старшим в семье?

– В случае смерти Аббадина один из братьев наследовал ему в этом тридцатилетнем цикле.

– А народ что же, безмолвствовал?

– Видишь ли, братьев короля убивали из-за угла. Их смерть привычно списывали на происки Гергеев и Мореев и, в свою очередь, истребляли представителей знатных семей этих кланов. Гражданская война удобна тем, что можно списать на врагов собственную вину за смерть соперников. Много позже умные люди стали догадываться, кому на самом деле была выгодна смерть братьев Аббадина.

– А к какому клану принадлежит невеста принца Петра?

– К клану Фереев. Вообще-то, ее мужем должен был стать мужчина из клана Тимон, как это уже случилось с ее сестрами. Но Теодора старшая, и именно она должна была родить от одного из Тимонов мальчика, который, женившись на дочери Георгия, стал бы его наследником. Теперь ты понимаешь, почему королю Аббадину так важно женить своего сына именно на этой девушке. Лорд Зидор играет сразу на два фронта. С одной стороны, он вроде бы не прочь поддержать леди Элеонору, с другой – не порывает и с королем Аббадином. По слухам, Аббадин в последнее время сильно прихварывает, так что принц Петр очень скоро может быть провозглашен королем, и вот тогда для Фереев наступят благословенные времена. Петру не на кого будет опереться, только на этот клан. Ну а если верх одержит леди Элеонора, то у Зидора уже есть внук, рожденный средней дочерью от Тимона.

34
{"b":"393","o":1}