ЛитМир - Электронная Библиотека

– Хотел бы я повидаться с леди Теодорой, – задумчиво проговорил Шепель.

– В этом я смогу тебе помочь, – кивнула головой Селена. – Время от времени она посещает храм своей богини Макоши.

Константин не стал спрашивать у Селены, кто уговорил Петра построить храм Изиды в самом центре Сигурда, жители которого были настроены враждебно по отношению к этой богине. Ясно, что это сделал Симон Лис. Но вот сделал ли он это по доброй воле или по принуждению жриц и жрецов Изиды – это еще вопрос. Очень может быть, что содомиты шантажировали младшего брата лорда Дарлея и хотели с его помощью обустроить свои дела в Склавинии. Вряд ли отношения служителей Изиды со жрицами местных богинь были столь безоблачны, как об этом говорит Селена, но, пока враг у них был общий, они предпринимали совместные усилия, чтобы обезвредить излишне расторопных жрецов Ваала.

– У нас еще есть время, дорогая?

– До вечера еще далеко, – отозвалась Селена, обнимая Константина за шею.

Встреча Шепеля с принцем Петром состоялась в одном из домов на окраине Сигурда. Закрытая карета доставила туда Константина, когда город уже погрузился в сон, однако наследник короля Аббадина бодрствовал в компании двух кувшинов отвратительного яфетского вина. Один из них был уже пуст, а глаза принца покраснели до полного безобразия. Впрочем, в стельку пьяным Шепель его не назвал бы. Петр держался довольно уверенно, хоть и не стал вставать со стула при появлении гостя.

– Посланец лорда Гергея, – представил Шепеля Симон Лис.

– Зовите меня Константином, – уточнил майор. Дом был невелик и предназначался, видимо, для тайных свиданий. Если здесь и были слуги, то глаза господам они не мозолили. Некому было даже убрать со стола кувшин, опустошенный принцем. Впрочем, обязанности лакея тут же взял на себя Симон Лис, который выставил на стол несколько бутылок дорогого арнаутского вина. Глаза наследника престола заблестели. Видимо, Симон Лис не в первый раз баловал своего друга этим инопланетным продуктом.

– Я уже знаю о твоих предложениях, Константин, – небрежно бросил принц, присасываясь к серебряному кубку. – Вот только таких денег у меня нет.

– Зато они наверняка есть у вашего отца, короля Аббадина.

– Мой отец скуп, инопланетянин. Он скорее удавится, чем заплатит своему врагу столь чудовищную сумму. Сколько это будет в наших золотых, Симон?

– Что-то порядка ста миллионов, сир Петр.

– Чудовищно, – брызнул слюной наследник. – Этот Гергей опустошит королевские подвалы.

– Война вытащит из них куда большую сумму, – пожал плечами Шепель.

– В этом ты прав, Константин, – кивнул принц Петр. – Ладно, уговорил, я попытаюсь тебе помочь. Возможно, отец заинтересуется твоим предложением.

– Ну а если король не заинтересуется, то мы постараемся найти другой источник финансирования, – мягко улыбнулся Шепелю Симон Лис.

Константин ждал возражений от наследника короля Аббадина, но их не последовало, тот лишь мрачно кивнул в очередной раз и поднялся из-за стола:

– Проводи меня, Симон.

– А разве вы не останетесь здесь на ночь, принц Петр? – В голосе Лиса прозвучало удивление.

– Нет, Симона, мне что-то нездоровится. Младший Дарлей бросил на Константина подозрительный взгляд, но тот сделал вид, что не заметил этой оговорки. Да и какое дело посланцу Георгия Гергея до отношений, связывающих Симона Лиса и принца Петра.

– Подождите меня здесь, Шепель, я скоро вернусь.

Видимо, достойный представитель семейства Дарлеев не считал разговор с Константином законченным и собирался уточнить некоторые детали, в частности назвать источник финансирования операции по нейтрализации лорда Гергея. Возможно, Константин и счел бы поведение принца Петра подозрительным, но уж слишком пьян был наследник Аббадина, чтобы вести серьезные разговоры. Так это было или иначе, но Шепель слишком поздно понял, что в Сигурде очень мало мест, где майор Комитета внешней разведки может расслабиться без риска угодить в большую беду. Он увидел тень, метнувшуюся к нему от стены, но не успел выхватить из-за пояса револьверы.

Шепелю показалось, что он пробыл без сознания всего несколько минут, но, видимо, дело обстояло не так. Во всяком случае, вернулся он в этот негостеприимный мир совсем не в том месте, где его покинул, да и лицо склонившегося над ним человека ничем не напоминало черты Симона Лиса. С такой мрачной физиономией не служат легкомысленной покровительнице гомосексуалистов богине Изиде. В данном случае самое время вспомнить о Ваале.

– Если не ошибаюсь, господин Харон?

– Поднимите его, – услышал Шепель. – И посадите в кресло.

Сознание Константина стало проясняться, хотя адекватно реагировать на действительность ему мешала боль в голове. Но он вполне осознавал, что сидит сейчас в кресле в окружении четырех незнакомых людей и что руки у него связаны. Шепель попробовал пошевелить пальцами, и это ему удалось.

– Развяжите ему руки, – распорядился человек с мрачной физиономией.

Его приказание было выполнено с похвальной быстротой, и Шепель смог наконец пощупать здоровенную шишку на затылке.

– Извините, коллега, мои ребята перестарались.

– Какие пустяки, – мягко улыбнулся Константин. – Вы не представляете, как приятно услышать дафнийский говор на этой богом забытой планете. Я так понимаю, что вы, господа, служите во внешней разведке Союза планет.

– Вы угадали, коллега.

– А почему же «коллега», – попробовал возразить Константин. – Я вольная птица.

– Не смешите нас, майор Шепель. Мы слишком поздно получили нужную информацию, иначе сумели бы обезвредить вас еще на начальной стадии операции.

– А вы хорошо устроились, господа. Храм Ваала, надо полагать, очень надежная крыша. Однако должен вас предупредить, что я тоже не лыком шит. Мне покровительствует сама Изида.

– Вы что же, вступили в сексуальную связь с одной из ее жриц?

– С чего вы взяли, господин Харон?

– Я не Харон, – угрюмо бросил дафниец. – Здесь меня называют братом Джефом.

– А дома?

– Вы слишком много хотите знать, майор Шепель, – криво усмехнулся брат Джеф. – Для вас я просто резидент разведки Союза планет на Яфете полковник Игрек.

– Лучше я буду звать вас господином Джефом. Называть братом старшего по чину мне неловко, а «полковник Игрек» звучит слишком официально для ситуации, в которой мы с вами оказались. Вы давно на Яфете?

– Несколько месяцев. Однако наши люди впервые установили контакт с верховным жрецом храма Ваала двадцать два года назад.

– Это случилось в Темной стране? – спросил Шекель.

– Вы же знаете, Константин, что ни вам, ни нам не удавалось проникнуть на территорию яфетских королевств. Мы потеряли много людей. Моему предшественнику показалось, что нельзя упускать такой шанс. Он и еще трое наших сотрудников первыми прошли обряд посвящения.

– Сдается мне, что они поторопились, – сочувственно вздохнул Шепель.

– Сначала все шло нормально, – продолжал Джеф. – Во всяком случае, так казалось нашим генералам. Жрецы храма Ваала проникли во Фригию, Кроатию, Склавинию и еще ряд соседних королевств. Золота мы не жалели. Было задействовано несколько научных институтов, которые обрабатывали полученную информацию и разрабатывали инструкции для наших сотрудников, работавших под прикрытием храма.

– И много здесь было ваших сотрудников?

– За двадцать два года их здесь побывало не менее трехсот. Из первого призыва на планете работают трое – Харон, Агасфер и Зефар.

– Эти трое из тех, что первыми приняли посвящение?

– Да.

– А где четвертый?

– Он погиб в самом начале операции. Тогда никто не придал этому значения. Ведь успех был очевиден. Мы опередили Федерацию, создали на планете Яфет очень мощную и влиятельную структуру. Словом, все были в восторге от резидента Харона, и никому даже в голову не приходило перепроверить получаемую от него информацию или хотя бы проследить за людьми, возвращающимися с чужой планеты. А их вернулось не менее полутора сотен. Протрезвление наступило полтора года назад. Вдруг выяснилось, что прибывшие с Яфета люди исчезли из поля зрения начальства. Увольнялись они под разными предлогами, кто-то по болезни, кто-то по возрасту или выслуге лет, но так или иначе они все исчезли, растворились на планетах Союза и Федерации.

35
{"b":"393","o":1}