ЛитМир - Электронная Библиотека

Едва ли не целый день Шепель потратил на то, чтобы осмотреть все помещения замка, который был настолько велик, что на его исследование не хватило бы и недели. Но труды Константина не пропали даром, и к вечеру он уже мог довольно сносно ориентироваться в огромном сооружении. Подвалы замка были отданы под хозяйственные нужды, за исключением левого крыла, где, похоже, располагалась тюрьма. Полюбовавшись узкими окошками, забранными толстенными решетками, Шепель решил не искушать судьбу и не вступать в спор с замковыми стражниками, преградившими ему путь. Конюшни располагались отдельно от основного здания, в глубине двора. Запах здесь стоял специфический, ибо кроме лошадей в замке держали еще и коров. По слухам, король Аббадин был большим любителем парного молока. Прочих животных в замок доставляли в живом виде и уже здесь отправляли под нож мясников. Один такой обоз, нагруженный птицей, въехал в замок как раз на глазах Константина. Шепелю стало жалко несчастных пернатых, и он поспешно покинул двор.

Широкая лестница привела его на второй этаж, где находилась казарма королевских гвардейцев. Майор впервые видел наемников-кроатов и пришел к выводу, что они мало чем отличаются от склавинцев, ну, разве что не любят фригийских рыцарей, по недоразумению забредающих на их территорию. Шепеля в два счета выперли из казармы, едва не надавав при этом тумаков. Все-таки эти ребята в куртках из бычьей кожи были дурно воспитаны, а казарменная жизнь никак не способствовала исправлению их нравов.

Совсем иной прием ждал Константина в восточном крыле здания, где размешалась свита принца Петра, состоящая из рыцарей клана Мюрей, ибо, как тут же выяснил Константин, наследник короля Аббадина носил титул лорда Мюрея и являлся номинальным правителем Мюреаны. Разумеется, в королевский замок были допущены только те рыцари, которые делом доказали преданность королю. Многие из них не имели к клану Мюрей никакого отношения и присвоили чужие земли в результате гражданской войны.

– Сир Константин из Зальца, – представился коллегам Шепель.

– Что-то я не припомню такого замка в Склавинии, – задумчиво произнес костлявый тип с унылым лошадиным лицом.

– Я родом из Фригии, – пояснил Шепель. – И всего лишь несколько месяцев назад перешел на службу к лорду Зидору Ферею.

– Сир Мигель из Барака. Константин собрался было пошутить по поводу замка сира Мигеля, но вовремя спохватился. У людей с таким выражением лица чувство юмора, как правило, отсутствует начисто. Оглядевшись, Шепель пришел к выводу, что рыцари из свиты принца Петра отнюдь не благоденствуют в замке короля Аббадина. Кроме отдельных спален, больше похожих на арестантские камеры, им на пятерых выделили еще одну относительно вместительную, но скверно обставленную комнату. Помимо дубового круглого стола здесь стояли несколько довольно корявых кресел и огромный шкаф с посудой. По мнению Константина, рыцари из Мюреаны жили хуже кроатских наемников, о чем они сказали как бы между прочим.

– Можно подумать, что ты, сир фригиец, живешь в хоромах, – недовольно буркнул широкоплечий толстый тип с багровой физиономией, назвавшийся сиром Эженом из Бада.

– Если бы у меня были хоромы, дорогой сир Эжен, я не бродил бы по белу свету в поисках заработка, – вздохнул Шепель.

Искренность заезжего фригийца понравилась рыцарям. Константина пригласили к столу, где стоял огромный кувшин с вином и лежали карты. Они, между прочим, были изготовлены на планете Зиндан и попали к склавинским рыцарям не иначе как из Ясира.

– Играете? – спросил у Шепеля сир Огюст из Фриза, самый молодой среди его новых знакомых и, вероятно, самый хитрый, а глаза его, устремленные на гостя, при этом насмешливо заблестели.

– Почему бы нет, – пожал плечами майор.

Играли на Яфете в двадцать одно. Игра эта, не требующая интеллектуальной мощи, сохранилась на планете, вероятно, еще с тех времен, когда здесь была федеральная тюрьма. Шепель, посетивший в славном городе Зальцбурге чуть ли не все игорные заведения и имевший опыт игры не только в салонах, но и в притонах, в два счета обставил своих противников, соображающих довольно туго, вытряхнув из них за какой-нибудь час едва ли не все запасы серебра. Почувствовав, что атмосфера за столом накаляется и вот-вот должна грянуть гроза с обвинениями либо в мошенничестве, либо в магии, Константин ослабил хватку и позволил благородным рыцарям отыграться.

– А вы хороший игрок, сир Константин, – вздохнул с облегчением сир Эжен. – Вам бы помериться силой с Симоном Лисом. В прошлый раз он нас всех едва догола не раздел.

– Ну, это как раз немудрено, – понизил голос едва ли не до шепота Шепель. – По моим сведениям, брат лорда Ваграма Дарлея весьма сведущ в магии.

– Быть того не может, – неуверенно возразил сир Мигель.

– Так ведь он днюет и ночует в храме Изиды, – пожал плечами Константин. – А тамошние жрицы издавна славятся своим искусством напускать на людей чары. Вы, разумеется, слышали о гермафродитах?

– А при чем здесь сир Симон?

– А при том, что только очень наивный человек сядет за карточный стол с содомитом, сир Эжен из Бада.

В комнате воцарилась мертвая тишина. Слышно было, как льется мимо кубка вино из кувшина, который держал в руках сир Мигель. Шепель слегка кашлянул, дабы привести в чувство ошеломленных рыцарей.

– Лорд Зидор Ферей страшно недоволен слухами, распускаемыми по поводу своего будущего зятя принца Петра, – продолжал Шепель, не повышая голоса. – Он послал меня в Сигурд, дабы урегулировать возникшую коллизию. Я надеюсь на вашу поддержку, доблестные сиры. К сожалению, в Склавинии слишком много людей, стремящихся дискредитировать короля Аббадина и его наследника. Вы, конечно, слышали о беременности леди Элеоноры? Ее супруг Георгий Гергей, сын Марка Мюрея, уже поклялся, что покарает всех изменников как в Гергии, так и в Мюреане.

– Щенок, – процедил сквозь зубы сир Мигель из Барака.

– Но в глазах очень многих людей именно он является законным преемником короля Аббадина. И как раз в этот момент всеобщего возбуждения умов по Склавинии вдруг поползли слухи о недостойном поведении принца Петра и вампирах, якобы обосновавшихся в королевском замке.

При последних словах гостя рыцари переглянулись. Шепелю показалось, что о вампирах они слышат не в первый раз.

– Лорд Зидор очень беспокоится за свою дочь. Вы понимаете, о чем я говорю? Есть вампиры или нет, но смерть леди Теодоры может привести к страшным последствиям для принца Петра и для вас, господа. Лорд Зидор Ферей, чего доброго, переметнется на сторону Георгия Гергея, и тогда в Склавинии вспыхнет новая междоусобица.

– Вы что же, сир Константин, подозреваете Симона Лиса в намерении устранить леди Теодору? – прямоспросил Эжен из Бада.

– Дело не в Симоне Лисе, а в лорде Ваграме Дарлее, который, как всем известно, метит в короли. Так в замке есть вампиры, господа рыцари, или их нет?

Сир Мигель уже открыл было рот, чтобы ответить любопытному фригийцу, но как раз в эту минуту на пороге комнаты возник принц Петр. Наследник короля Аббадина мучился жаждой, вызванной похмельным синдромом, а потому не видел вокруг себя никого и ничего, кроме вожделенного кувшина с вином. Добравшись до стола на нетвердых ногах, он залпом осушил кубок, только что налитый сиром Мигелем. В эту минуту к нему вернулось чувство реальности, и он покрасневшими от беспробудного пьянства глазами уставился на Константина, привставшего с кресла.

– Ты?! – изумление принца было столь велико, что он не совладал с нервами и отхлебнул вина прямо из кувшина.

– Я бы хотел перемолвиться несколькими словами с вашим высочеством, – вежливо поклонился Шепель принцу.

– Идем, – хрипло отозвался Петр, хватая Константина за руку.

Судя по всему, наследник короля Аббадина никак не чаял увидеть в живых человека, которого столь удачно сдал прямо в руки жрецов Ваала. Протащив Константина по коридору мимо удивленных гвардейцев, он грубо втолкнул его в свои апартаменты. Шепель с интересом разглядывал кабинет принца, но ничего предосудительного здесь не обнаружил, если, конечно, не считать развалившегося на софе Симона Лиса, которого появление посланца Георгия Гергея в логове короля Аббадина повергло в шок.

39
{"b":"393","o":1}