ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Фельдмаршал. Отстоять Маньчжурию!
Темные времена. Попутчик
Половинка
Лонгевита. Революционная диета долголетия
Разрушенный дворец
Восемь обезьян
Скандал с Модильяни
Альянс
Инферно

– Что вы хотите от меня?

– Мне нужно переговорить с королем Аббадином.

– Хорошо, я помогу вам, сир Константин, но помните, что вы рискуете потерять не только тело, но и душу.

Известие о неприятностях, случившихся с агентами внешней разведки Союза, свалилось на Сержа Кайданова как снег на голову. Конечно, эту информацию следовало еще проверять и перепроверять, но в любом случае приходилось признать, что Яфет оказался неожиданно крепким орешком. Кайданов еще раз перечитал донесение Георгия, написанное по старинке просто на бумаге. Конечно, лейтенант Кайданов грубо нарушил все инструкции, переправив добытые сведения с сотрудниками союзной разведки, но в данном случае это не столь уж важно. Можно было, конечно, усомниться в словах полковника Джефа, но не доверять Георгию причин не имелось. Лейтенант Кайданов утверждал, что собственными глазами видел представителей иной, не человеческой цивилизации и дал подробные описания как женской, так и мужской части таинственного племени.

– А вам не приходилось сталкиваться с кентавритами, полковник Джеф?

Дафниец, пребывавший в глубокой задумчивости, вздрогнул, поднял голову и ответил:

– Нет, господин Кайданов.

– А почему вы решили, что ваши сотрудники перевербованы неким таинственным существом?

– Мы его видели.

– Кого «его»? – не выдержал Антуан Рубикс, присутствующий при разговоре.

– Ваала. Чудовищного черного монстра. Сначала это была просто огромная статуя в храме. Мы не обратили на нее особого внимания, но потом она ожила прямо на наших глазах, и все эти люди, включая Харона и короля Аббадина, попадали ниц перед чудовищем.

– А вам не почудилось?

– Почудиться может одному, но не четверым же, – покачал головой полковник Джеф. – Мы прятались за колоннами. Скажу вам честно, господа, большего ужаса мне ни разу в жизни переживать не приходилось, а я повидал мир, будьте спокойны.

Молчаливый подполковник Дагон лишь кивнул, подтверждая слова шефа. Дафнийцы пребывали в глубоком унынии, абсолютно понятном и естественном. Их информация произвела на руководителей разведки Союза и Федерации именно то впечатление, которого Кайданов и ожидал. Боссы на Дафне и Арнауте просто перепугались. На космическое сообщение с планетой Яфет был мгновенно наложен запрет, а находившимся здесь вменяемым сотрудникам было приказано бросить все силы на раскрытие местонахождения таинственного Ваала. На орбиту Яфета вот-вот должны были выйти два крейсера, союзный и федеральный, оба с ядерными боеголовками на борту.

Более всего Серж сейчас опасался, что у политиков и генералов сдадут нервы и они начнут применять оружие массового поражения там, где требуется ювелирная работа. На всякий случай он отправил вслед за донесением полковника Джефа и свое, в котором намекнул генералу Виркуру, что не исключает крупномасштабной провокации со стороны внешней разведки Союза планет. Это послание могло послужить генералу аргументом в споре с излишне нервными политиками. Особенно тяжело решение союзного и федерального правительств о закрытии планеты Яфет восприняли служащие космопорта. Людей охватила паника. Дафниец Питер Клейн и арнаутец Виктор Квон, содиректоры космопорта, с трудом справлялись с ситуацией. Апофеозом охватившего всех безумия явился приказ министра вооруженных сил Союза планет о мобилизации всех служащих космопорта, находящихся на планете Яфет. Аналогичное федеральное ведомство запоздало с таким же приказом на час, зато переподчинило всех мобилизованных сотрудников полковнику Сержу Кайданову.

– С ума они там посходили, – проворчал майор Рубикс, принимая официальную бумагу из рук Виктора Квона, только что прибывшего в офис.

– Надо же чем-то занять людей, – пожал плечами содиректор космопорта. – Сейчас у нас с Питером под началом почти триста бездельников, и неизвестно, сколько еще продлится это безумие.

– Ну что же, – не стал спорить с высоким начальством Кайданов. – Разбейте людей на четыре взвода, назначьте командиров и сержантов. Это отвлечет их от панических мыслей. Вас, подполковник Квон, я назначаю начальником штаба вверенного мне подразделения.

Квон невесело рассмеялся, его и без того узкие глаза стали похожи на щелочки. Виктора можно было понять, буквально через неделю он должен был покинуть Яфет и вернуться на Арнаут, где его ждала невеста. И вот – непредвиденная задержка. Чего Доброго, придется сидеть на этой планете годы и годы, пока арнаутское руководство дозреет до мысли, что Виктор Квон вовсе не монстр и не представляет для Федерации планет никакой опасности.

– Вы думаете, они дозреют? – иронически улыбнулся Рубикс, который был огорчен случившимся не менее Квона.

Содиректор космопорта только руками развел в ответ.

– А какую задачу я должен поставить перед людьми? – поинтересовался он.

– Охранять космопорт, – бодро отозвался Кайданов. – На Яфете остались космические корабли?

– Последний поднялся буквально за полчаса до приказа о закрытии планеты. Будем надеяться, что его все-таки не собьют.

Увы, никто из присутствующих оптимизма господина Квона не разделял. Когда на кону судьба человеческой цивилизации, политики и военные обычно не церемонятся. А здесь речь идет об опасности, с которой люди столкнулись впервые. Шутка сказать – другой разум!

– Какого черта, – не выдержал напряжения подполковник Дагон. – Они же обследовали планету перед тем, как создать здесь тюрьму! Неужели в архивах Федерации ничего не сохранилось?

– Увы, подполковник, – вздохнул Серж. – Исследователи ничего странного здесь не обнаружили, если не считать животных и буйной растительности. Кстати, среди первых заключенных яфетской федеральной тюрьмы был мой предок Серж Кайданов. Если верить Георгию, то именно он первым вступил в связь с местной богиней, названной Артемидой.

– Вы это серьезно? – удивленно вскинул бровь Квон.

– Можете ознакомиться. – Кайданов передал содиректору донесение лейтенанта внешней разведки.

Пока Виктор читал, Рубикс разлил по фужерам вино, принесенное запасливым арнаутцем. Вино было дельфионским, не шедшим ни в какое сравнение с местным пойлом, и все присутствующие это оценили.

– Скажите, а этот Георгий действительно ваш племянник, Серж?

– Нет, – покачал головой Кайданов. – Он сын убитого яфетского аристократа, но вырос на Арнауте. Потом учился в школе внешней разведки на Дельфионе.

– Это же надо, как повезло молодому человеку – шесть жен! – усмехнулся Квон.

– Пять, – поправил его Рубикс.

– А королева Изабелла, – напомнил Виктор, внимательно читавший отчет. – Они тут, на Яфете, все, видимо, сексуальные гиганты. Ишь как расплодились всего-то за пятьсот лет.

– Вот это как раз и смутило генерала Виркура, – согласился с Квоном Кайданов. – А наши ученые-аналитики только утвердили его в мысли, что на Яфете не все так гладко.

– Меня смущают нимфы, о которых пишет Георгий, – задумчиво проговорил Квон. – Судя по всему, речь идет о клонах. Ведь все эти нимфы были на одно лицо. Наверное, у бывших зеков даже споров из-за них не возникало. Скорее всего, они их путали, и, видимо, отсюда берет начало групповой брак на Яфете.

– И клановая система, – добавил Рубикс. – Ведь все члены клана действительно потомки одной матери, растиражированные непостижимым для нас способом. Видимо, эти нимфы и их дочери были необычайно плодовиты, именно поэтому на Яфете сегодня столь многочисленное население.

– Остается открытым еще один вопрос, – продолжил дискуссию Кайданов. – Кто выступал в качестве матрицы? Нимфы были клонами обычных женщин или местных уроженок? Убедительная просьба к тебе, Виктор, передай на Арнаут, чтобы они проверили генетический код всех яфетян, находящихся сейчас на планетах Федерации. Я надеюсь, что полковник Джеф сделает то же самое.

– Разумеется, – кивнул дафниец.

– А что, прежде сделать это никто не догадался? – удивился Рубикс.

– Наверное, какие-то исследования проводились, – пожал плечами Кайданов. – Но ведь никому и в голову не приходило, что потомки заключенных федеральной тюрьмы могут чем-то отличаться от нас на генетическом уровне. А потом, как вы знаете, и в Союзе и в Федерации были приняты законы, запрещающие ущемлять права яфетян.

43
{"b":"393","o":1}