ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ну и что мы теперь делать будем, господин полковник? – спросил Квон. – Где нам искать этого таинственного Ваала?

– Я бы встретился с верховным жрецом храма Гермеса Агрипой, – предложил Рубикс. – Это очень умный и очень осведомленный человек, к тому же лично заинтересованный в продолжении торговли с иными планетами. Ведь его храм получает пять процентов прибыли со всех торговых сделок.

– Однако!.. – присвистнул Квон. – А я этого не знал. Мне он казался просто милым старичком, помешанным на религии.

Кайданов за этим «милым старичком» следил не первый год и не питал никаких иллюзий на его счет. Но надо было учесть и тот факт, что Агрипа действительно лояльно относился к инопланетянам и обычно становился на их сторону в частых спорах с местным населением. Надо полагать, у верховного жреца хватит ума, чтобы сообразить, какую опасность для Ясира и для него лично представляют эти полоумные жрецы Ваала, не говоря уже о их таинственном патроне.

– Я думаю, полковник Джеф согласится меня сопровождать? – Кайданов бросил вопросительный взгляд на дафнийца. – В создавшихся обстоятельствах, когда мы все плывем в одной утлой лодчонке, нам нет смысла конспирироваться друг от друга.

Полковник Джеф, видимо, был полностью согласен с Кайдановым, поскольку в ответ лишь кивнул.

К немалому удивлению Сержа, верховный жрец ясирского храма Гермеса на его призыв откликнулся практически сразу. Для яфетян это было не характерно. Обычно их приходилось долго обхаживать, прежде чем они соглашались вступить в переговоры. Из этой поспешности Агрипы, выходящей за рамки норм поведения, принятых в Ясире, Кайданов сделал вывод, что жрец не просто встревожен, а, пожалуй, даже напуган. Скорее всего, Агрипа был уже в курсе решений, принятых Союзом и Федерацией в отношении Яфета. Вероятно, у него есть информация из самых отдаленных уголков планеты, где, возможно, тоже происходят настораживающие события. Любезность Агрипы дошла до того, что он согласился на встречу с Кайдановым и Джефом не в храме, а на территории космопорта, чего никогда прежде не делал ни один из ясирских жрецов.

Встреча была тайной. Агрипа появился на территории космопорта внезапно и был препровожден в кабинет Виктора Квона, где его уже поджидали резиденты союзной и федеральной разведок.

Агрипа с удовольствием осушил предложенный Кайдановым фужер дельфионского вина, чмокнул губами и откинулся на спинку мягкого кресла, обтянутого кожей. Оказавшись в непривычной обстановке, жрец не потерял присущего ему чувства собственного достоинства. Его сухое горбоносое лицо оставалось невозмутимым, и только в карих глазах таилась тревога.

– Мы с коллегой хотели бы прояснить ситуацию, возникшую на Яфете, – осторожно начал Кайданов.

– Задавайте свои вопросы, – кивнул Агрипа.

– Кто такой Ваал? – сразу же взял быка за рога Серж.

– Ваал – бог зла, противопоставивший себя в первозданные времена остальным яфетским богам и богиням. Он собрал под свою длань неисчислимое войско демонов, которые черной стаей обрушились на благословенную планету. Только объединив усилия, боги и богини Яфета сумели остановить Ваала и изгнали его в Темную страну, очертив ее границы магическим заклятием, через которое бог зла не в силах переступить. Потерпевший поражение Ваал погрузился в сон, который не может длиться вечно. Рано или поздно он проснется, чтобы дать бой богам Яфета. Возможно, этот бой будет последним, ибо победа Ваала и его демонов будет означать конец света.

– Вы слышали о его жрецах?

– Да, – кивнул головой Агрипа. – Жрецы Ваала время от времени появлялись в наших пределах, но силы их были слабы, и мы их не преследовали, дабы не сердить спящего бога. Должен же кто-то приносить жертвы и богу зла.

– Но в последнее время ситуация изменилась, не так ли? – Кайданов пристально посмотрел на Агрипу.

– Есть основания так полагать, – негромко отозвался жрец Гермеса.

– Что вы имеете в виду?

– Боги стали просыпаться и являть свои озабоченные лики служителям. Сведения об этом идут из Кроатии, Фригии и даже из Лемурии.

– Так вы считаете, что проснулись не только добрые боги, но и злые?

– Бог зла один – Ваал. Но он способен породить легионы демонов, передав им часть своей силы.

– Простите, ваше преосвященство, – вступил в разговор полковник Джеф. – А демоны рождаются обычным путем, так же, как и люди?

– Их рождают навьи от человеческого семени.

– В течение года они становятся взрослыми и заменяют своих отцов, – кивнул Джеф. – Я слышал об этом. Более того, у нас есть все основания полагать, что король Склавинии Аббадин – демон.

– До сих пор я считал, что Аббадин просто попал под влияние инопланетян, – нахмурился Агрипа.

– Мы тоже до недавнего времени так считали, – вздохнул Кайданов. – Но в последние месяцы у нас появились большие сомнения на этот счет. Мы заподозрили, что наши люди стали слугами таинственной силы.

– Иными словами, они превратились в демонов? – жестко сформулировал Агрипа.

– Да, – кивнул Кайданов.

– Это скверно, – жрец провел ладонью по лицу, словно отгонял наваждение. – Куда хуже, чем вы думаете. Это вполне может стать началом конца и вашей и нашей цивилизации. Есть древнее пророчество, гласящее, что мир на Яфете рухнет, как только люди разорвут связи с породившими их богинями. Не скрою, я в этом сомневался, как, впрочем, и многие другие жрецы яфетских богов. Нам казалось, что женщины играют слишком большую роль в наших королевствах, и это ущемляет права богов и жрецов, которые им служат. Именно поэтому Аббадину удалось привлечь на свою сторону служителей многих яфетских культов. Была сломана система взаимоотношений, просуществовавшая на Яфете много столетий. Это произошло не только в Склавинии, но и в Кроатии, Фригии и многих других королевствах. Вместе с гибелью жриц, видимо, рвутся какие-то связи между богами.

Кайданов мучительно напрягал мозги, пытаясь понять ход мыслей Агрипы. Они со жрецом говорили на одном языке, но воспринимали мир совершенно по-разному. И в этом была главная проблема. Серж пытался логически осмыслить процессы, происходившие на Яфете последние пятьсот лет, верховный жрец Агрипа воспринимал этот мир как данность, возникшую вне причинно-следственных связей, привычных для арнаутца и дафнийца. Похоже, на Яфете когда-то существовала своя цивилизация, отличная от земной. Она практически погибла в результате междоусобной войны. Точнее, погибла ее форма, а содержание погрузилось в спячку. Землянам, появившимся на Яфете, удалось как-то разбудить это содержание и предложить ему себя в качестве новой формы. Кайданов попытался донести до Агрипы эти свои мысли и, кажется, нашел понимание.

– Так ты считаешь, инопланетянин, что бог Гермес принял оболочку одного из переселенцев, понравившихся ему?

– Я не знаю, как обстояло дело с вашими богами, жрец Агрипа, но с богинями было именно так. Формами, в которые вливалось яфетское содержание, были женщины из федеральной тюрьмы. Двенадцать богинь – двенадцать женщин. Жрицы ваших богинь должны хранить в себе генетический код, заложенный в них изначально, и в то же время не терять физиологической связи с другими богинями, что достигается посредством системы браков. Гибель носительниц генетического кода хотя бы одной богини разрушает всю цепочку. Так и произошло, когда были уничтожены женщины из кланов Гергей и Мюрей. Тем самым была утеряна связь с Афродитой и с Ледой и разрушен тот магический круг, которым сковывались силы Ваала.

– Но ведь на Яфете не двенадцать богинь, а больше, – возразил полковник Джеф. – Взять хотя бы ту же Изиду.

– Изида не входит в круг, – задумчиво проговорил Агрипа. – ее изначально почитали только в Содомии, которая возникла позднее прочих атлантических королевств.

– А сколько таких королевств на вашем материке? – спросил Кайданов.

– Двенадцать. Их границы не менялись со дня основания.

– А в Лемурии?

– Тоже двенадцать.

44
{"b":"393","o":1}